Онлайн-журнал о шоу-бизнесе России, новости звезд, кино и телевидения

Александр Анатольевич: «Из-за внешнего вида меня не хотели пускать в школу прямо с первого класса»

0

Виджей MTV и ведущий шоу «Хит» на канале Россия рассказывает о своем стиле.

Виджей MTV Александр Анатольевич, ставший ведущим программы «Хит» на канале Россия, в шесть лет усвоил: за право выглядеть так, как тебе нравится, нужно бороться. И можно выиграть битву, даже если ты первоклашка, а противники — учителя и завучи.

— Я с детства был страшным модником. Не стань моя мама врачом, она обязательно была бы дизайнером одежды. Она великолепно шьет и вяжет, и я одевался «от-кутюр» — в эксклюзивные вещи, сделанные ею. Причем в годы моего детства она шила одежду не только мне, а даже делала коллекции детской одежды, которые показывали в Доме моды! Я тоже ходил по подиуму, выпендривался как мог. Правда, когда стал постарше, перестал участвовать в показах, решил:

«Мне уже десять лет. Стыдно взрослому мужику такой ерундистикой заниматься». Меня мама шить не учила, а вот вязать — пробовала. Объяснила, что вязание на спицах придумали моряки, которые плели сети.

Уже в шесть лет я понял, что стильно выглядящие парни могут активно не нравиться людям. В начале 1970-х мальчикам полагалось ходить в школу в безо­бразной серой форме, а я носил импортные костюмчики, виртуозно подогнанные мамой. Одноклассники и одношкольники таскались с дурацкими портфелями, которые пинали ногами, швыряли друг в друга, на которых катались зимой с горки. У меня же был элегантный ранец — черный, глянцевый, раздобытый по блату. Я его берег и катался с горки не на нем, а на картонке или ящике из-под молочных бутылок. Иногда, конечно, страдали импортные костюмчики, но не помню, чтобы меня за это ругали: дома считали, что хорошая одежда нужна для красоты и удобства, а не для того, чтобы над нею трястись. Моя стрижка отличалась от остальных не меньше, чем мои пиджаки и брюки от школьной формы. Тогда мальчики должны были ходить с опрятной челочкой, подстриженной под линеечку, а у меня была стрижка типа сэссона, и волосы лежали на воротнике. Мама сама меня стригла, потому что в парикмахерских так не умели. Я хулиганил наравне со всеми, но выглядел как пай-мальчик. Или как ребенок из модных журналов, которые лежали у мамы. Помню, один назывался Uroda, что в переводе с польского означает «красота».

Александр Анатольевич

— Если бы я умел, я бы себе сам соорудил такой пиджак, изрисованный старомодными бумбоксами, микрофонами и кассетами. В нем я отмечал свое 50-летие

Так вот, из-за внешнего вида меня не хотели пускать в школу, прямо с первого класса! Учителя писали в дневнике: «Зайдите в школу!» Мама или бабушка приходили, и оказывалось, что причиной вызова опять стала стрижка. Но они стояли за меня горой. «Саша хорошо учится? — спрашивали они. — Ходит на все уроки, делает задания и нормально себя ведет? Тогда отстаньте от ребенка». Мы боролись.

Но больше всех мой вид не давал покоя военруку, который не имел дела с младшими классами, но меня заметил. Выпив, он становился особенно мрачным. В этом состоянии он любил зайти к нам на урок, взять меня за шкирку и вытащить из класса, желая объяснить, что советскому октябренку негоже строить из себя кинозвезду. Еще военрук вылавливал

меня на перемене в коридоре, ставил перед другими детьми и говорил: «Знаешь пословицу? Длинные волосы — короткий ум. Ха-ха-ха!» И ждал, когда все засмеются. Почти все смеялись. Я дико злился, брал ранец и шел домой. Дома спрашивали: «Ты что так рано?» — «Да опять из-за прически придираются». Тогда мама или бабушка шли к завучу разбираться. Еще за меня могли заступиться старшеклассники. Парни из девятого и десятого классов уже не ходили как инкубаторские, а тоже носили длинные волосы. Они курили за школой, слушали рок и врубались, что я — свой чувак. А один, игравший на гитаре в школьном ВИА, вообще был моим дружбаном: его мама служила в Театре оперетты вместе с моей бабушкой.

Благодаря связям в театре я получал призы на всех школьных утренниках — в костюмерном цехе мне давали «погонять» любой костюм! В оперетте «Холопка», действие которой происходит во время войны 1812 года, много танцевальных номеров. В них были заняты тоненькие изящные артисты — их костюмы я мог носить уже класса с четвертого. Мне разрешали брать что угодно, но я каждый год ­останавливался на мундире гусара. Одни заворачивались в старые шторы, изображая звездочетов, другие цепляли носы и колпаки и были буратинами, а я подходил к делу профессионально.



Когда я учился в медицинском институте, были уже другие времена и другая мода. А мой принцип — бороться за право выглядеть так, как ты хочешь, — остался прежним. Мы с друзьями были неформалами, ходили в драных джинсах и с выбритыми висками. К нам регулярно подходили крепкие парни в спортивных костюмах с вопросами: «А че эта вы с такими волосами? Вы типа панки? А че эта ты смотришь борзо? Ты типа проблем захотел?» Подобный незатейливый

разговор был у гопников прелюдией к мордобою. Иногда мы дрались, хотя правильнее было сразу убегать: гопников всегда было намного больше, чем нас. Однажды ночью я возвращался с тусовки, и на меня вышла стайка любителей качалок. Один подошел: «А скока времени?» — «Типа час». — Отвечаю по-бычьи, на часы не смотрю, чтобы не началось их любимое «дай котлы погонять». — «А закурить есть?» — «Не курю». — «А че так? Такой типа весь модный и не куришь?» И вплотную приближается ко мне, а остальные смотрят с ухмылкой. Им явно хотелось экшен, а мне явно надо было от них смываться. Но мне стало так противно, так не захотелось удирать. Я подумал: «Хоть одного, но вырублю, а там будь что будет» — и врезал со всей силы. Тот упал. А его приятели, которые могли меня запросто отметелить, почему-то притихли, взяли его и ушли. Я не понял, что это было. Может, им понравилось, что я характер проявил? Или вспомнили о том, что, если загнать человека в угол, он от отчаяния может справиться с противником намного сильнее себя?

Александр Анатольевич

— С нынешней стрижкой морока: раз в неделю нужно приезжать в салон подбривать бока

и затылок

Людей дремучих тогда было много, а сейчас еще больше — судя по сандалиям на черный носочек и по количеству девушек, которые носят кофты с люрексом и стразиками и утром едут на работу, нарядившись как на вечеринку. Нет, я этих людей не осуждаю совсем. Пусть носят что хотят, лишь бы здоровы были. Но лично я таким мужчинам в сандаликах на носок бесплатно раздавал бы на улице флаеры на курсы, где учат одеваться. Есть и люди, которые упорно следуют модным тенденциям. И в этом тоже есть серь­езный перехлест. К таким хочется обратиться: «Ребята, 2014 год на дворе! Можно быть раскованнее, смелее, беспечнее!» Все держатся за какие-то ­правила, ­которых на самом деле не существует. Это просто их комплексы.


Я не стремлюсь покупать что-то остромодное или все, что мне идет. Мой алгоритм: захожу в магазин, смотрю — висит отличная вещь. Меряю — вроде идет. Думаю: «Буду ли я ее носить?» Не уверен — не покупаю. Захожу через месяц — вещь висит. Еще через месяц — опять висит. Администратор говорит: «Вы не видите, она вас ждет!» Думаю, ну раз ждет, надо взять — и тогда эта вещь становится любимой, носится много лет. А если рассуждаешь: «Ой, модная расцветочка, фасончик, покупаю», то такая вещь будет лишь место в шкафу занимать. Мало ли хорошего продается? Заходить в магазин и говорить: «Где тут у вас новая коллекция? Грузите мне ее в багажник», на мой взгляд, неправильно, даже если ты можешь себе позволить купить все.

Я покупаю вещи, чтобы их носить, но пару лет назад покусился на пиджак, не очень представляя, куда его надену. Понравился цветной принт — там были предметы, которые я обожаю: старомодные двухкассетные бумбоксы, микрофоны, усилители, кассеты… Он висел и висел в ЦУМе никому не нужный,  потому что в такой забойной вещи мало кто рискнет на люди выйти. Но если б я умел рисовать и шить, то соорудил бы себе именно такой пиджак. В итоге я его просто купил, даже не зная, когда и куда в нем пойду. Он висел-висел, пока не подоспел веселый праздник — мое 50-летие. Я подумал, что раз у меня есть своя музыкальная группа и сам я заводной чувак, повыпендриваюсь-ка в «музыкальном» прикиде. Сейчас для съемки я надел его с джинсами клеш из «ковбойской» коллекции Dsquared2 — купил их, поскольку лучшие годы своей жизни, лет до пятнадцати, щеголял в клешах. Не знаю, входят ли они в моду, впереди ли я планеты всей или позади, но мне это неважно. Пусть хоть во всех модных журналах напишут, что это дурной тон. Я никогда не буду откровенно нарушать правила приличия, но буду доверять своему вкусу — он вроде бы есть.


Зато в кожаном пиджаке Giorgio Brato можно хоть на мотоцикле ездить, хоть машину чинить в гараже, хоть вечеринки вести. Автомобиль я в нем не ремонтировал, а вот на сцену несколько раз выходил. У этой фирмы кожа необыкновенной выделки, пахнущая не хуже крутого парфюма — духи «Тосканская кожа» («Tuscan Leather») или «Русская кожа» («Russian Leather») неслучайно так назвали. И мой пиджак наслаждение не только носить, но и нюхать. Он недешевый, но пиджак Yves Saint Laurent стоит раз в пять дороже, потому что сделан из кусочков кожи необыкновенного животного необыкновенным мастером. Yves Saint Laurent слишком нарядный, и над ним нужно дрожать, а трястись над одеждой, как все уже поняли, не в моих правилах.

Александр Анатольевич

— В коричневом кожаном пиджаке Giorgio Brato можно хоть на мотоцикле ездить, хоть машину чинить, хоть вечеринки вести



Со стрижками я люблю экспериментировать не меньше, чем с одеждой, — но тоже без звериной серьезности, не морща лоб и не планируя. Где-то перед Новым годом захотелось сделать нечто среднее между стандартной хипстерской прической и ирокезом. Будто хипстер пришел в парикмахерскую и сказал: «А сделайте-ка мне ирокез», но на полпути опомнился: «Я же не панк — мне такое не положено!» Со стрижкой морока: раз в неделю нужно приезжать в салон подбривать бока и затылок. Зато она оказалась находкой для новогодних вечеринок. В прошлом году многие устраивали праздники в духе «Великого Гэтсби» — считая, что делают что-то ужасно эксклюзивное. Так вот, собираясь на очередного «Гэтсби», зачешешь волосы назад, пригладишь, залачишь — и уже элегантен, как Фред Астер или Макс Раабе. А если вдобавок нарядиться во фрак, то из зеркала смотрит «Мистер Безупречность-1925».


Похожие стрижки с залихватской челкой носили во второй половине 1980-х. Но когда они были у всех, у меня, разумеется, была совсем другая — длинные волосы и бакенбарды. Я носил рокерский прикид: потертую кожаную куртку, драные джинсы в высокохудожественных заплатках и ярко-желтые ковбойские сапоги на каблуках. Да и образ жизни был рок-н-ролльный: я пропадал на концертах в полуподпольных клубах. Мы с друзьями работали на радиостанции, игравшей дерзкую музыку, сами чувствовали себя рок-звездами и экспериментировали с внешностью кто во что горазд. У одного были шорты карго, армейские ботинки, волосы до пояса и бородища, другой заплетал косу, третий брился налысо — тогда этого почти никто не делал. Сам я побрил голову много лет спустя, когда на MTV работал. Вечно я что-то делал от фонаря, а через некоторое время оказывалось, что обогнал тренд.

Однажды я проснулся более растрепанным, чем обычно, смотрю — прикольно. Перед выходом посильнее взъерошил волосы с гелем, чтобы они сосульками торчали, и поехал записывать программу. Босс удивился: «Ну ты же интеллигентный человек! К чему это воронье гнездо? Хотя… Оставляй — забавно получилось». И благословил на ведение передачи. А потом я узнал, что такой помятый растрепанный причесон начинает входить в моду и даже имеются специальные косметические средства для его создания. Но когда стиль бедхэд (от слов «bed» — «постель» и «head» — «голова») стал популярнее, я перестал делать вид, что не пользуюсь расческой, и ходил аккуратный, как яппи. Потом мне предложили волосы покрасить. Я рискнул и сделал светлые пряди. Друзья говорят: «Все-таки нашему подлецу все к лицу». Через какое-то время я пошел дальше и полностью осветлился. Друзья одобрили: «Вот гад! Тебе

это неплохо». Когда надоело ходить белым как снег, я покрасился, выражаясь словами Ильфа и Петрова, в «радикально черный цвет». И те же приятели сказали: «Как тебе брюнетом-то хорошо!» Напоминаю: «Так вы же сами говорили, что с белыми волосами хорошо». В ответ ни капли смущения: «Да. Но теперь видим, что с темными лучше». Походил я так, а потом подумал: «Я на самом деле шатен, и мне всегда нравился мой настоящий цвет волос. Дай-ка я его верну». Пришел к стилисту. А мой радикально черный цвет не осветляется! Тогда говорю: «Брейте налысо!» Все спрашивали: «На спор? Нет? А зачем тогда?!» 

Александр Анатольевич

— Заходить в магазин и говорить: «Где тут у вас новая коллекция? Грузите мне ее в багажник», на мой взгляд, неправильно, даже если ты можешь себе позволить купить все

А вот что касается украшений, то тут я стараюсь почувствовать, совпадаем ли мы. Четки мне привезли китайские друзья, с которыми мы сошлись на почве медицины и энергетической гимнастики. Одни четки сделаны из дерева, а другие — из ­камня. На большом пальце я постоянно ношу кольцо, купленное в Лос-Анджелесе в магазинчике рядом с кинотеатром Kodak, где вручают «Оскар». Кольцо сделано из титана и абсолютно ничего не весит. В магазине я покрутил его в руках — и не захотел класть на прилавок. А вот серебряный перстень, с которым я тоже не расстаюсь, был куплен давным-давно. Я примерил его в ювелирном салоне на безымянный палец — и возникло странное ощущение, что он там всегда и был. Продавец говорит: «Он с черными сапфирами, и многие считают, что они похожи

на черные бриллианты». У меня была возможность выбора: я мог заплатить больше и купить такой же с белыми бриллиантами, но мне понравился именно этот. Как-то мои украшения разглядывал один специалист, который разбирается в тонких энергиях: у меня есть тотемные вещи, сделанные индейцами в резервации, обереги… Про одно кольцо он сказал, что оно отнимает у меня энергию. Про другие украшения: «Ну, это не вредно… » А потом взял в руки перстень и объявил: «Он тебя энергетически дополняет. Носи его!» Но было несколько случаев, когда я боялся, что потерял его. Однажды перстень нашелся дома через несколько дней. В другой раз где-то в поездке снял, а потом вдруг спохватился и понял, что его нигде нет. Перерыл чемодан пять раз и в итоге нашел. Третий раз разлука была особенно долгой. Я обыскал весь дом, все шкатулки, коробочки — безрезультатно! Случайно нашел через несколько месяцев в кармане куртки, куда уже лазил сто раз! Честное слово, его там до этого не было. Я так и не понял, как перстень это сделал, но отругал его: «Чтоб больше ты никогда не смел теряться! Ну ладно, молодец, что нашелся». И с тех пор перстень ведет себя хорошо!

Благодарим за помощь в организации съeмки Центр современного дизайна и инноваций для жизни MOD и сеть магазинов BoConcept.

«Хит», MTV, 25 октября, 18:00

Посмотрите, что идет по телевизору прямо сейчас

Загрузка...