16+

Томми Ли Джонс: «Соседи в Техасе не смотрят фильмы с моим участием»

В 2016 году голливудскому ветерану исполнилось 70 лет. «Быть звездой легко, — говорит Томми. — Достаточно ходить в правильные рестораны, купить пару гавайских рубашек и кабриолет. Я пришел в эту профессию, чтобы стать актером, а мишура мне не интересна».

09.01.2017, 12:45, Екатерина Живова

Фото: Global Look Press

8 поколений семьи Томми Ли жили в Техасе. Его отец работал на прокладке нефтепровода. Мать сменила несколько профессий: она была учительницей, владелицей салона красоты и даже первой в штате женщиной-полицейским. Свое детство Томми Ли однажды назвал «психологическим кошмаром». Его родители выпивали и скандалили, отец не считал зазорным применять силу. «В Техасе того времени споры часто решались кулаками, — пожимает плечами актер. — Тому, кто не был готов к драке, не стоило даже начинать спорить». Атмосфера в семье была настолько напряженной, что на праздники, когда в дом приходили гости, маленький Томми бежал собирать рюкзак в надежде, что, уходя, они заберут его с собой. «Мы были бедными как церковная мышь, — вспоминал его кузен. — Родители Томми жили в трейлере: не могли позволить себе дом. На каникулах ему приходилось подрабатывать на мусоровозе». Актер считает, что ему повезло в одном — родиться в лучшем месте на планете. «Техас может быть суровым, даже враждебным, — говорит он. — Все живое в наших горах жалит, кусается или царапается. Если вы сорвете растение, оно обожжет вам руки. Если обидите животное, оно вас цапнет. Если отнесетесь к этой земле без должного уважения, она вас искалечит. Но мне здесь комфортно, это мой дом».

61 — под этим номером Томми Ли играл в американский футбол в команде престижной далласской школы Святого Марка. Он поступил туда, получив спортивную стипендию для малоимущих. «В детстве футбол придавал моей жизни смысл, — говорит Томми. — Только на поле я чувствовал себя счастливым, поэтому дома считал минуты до следующей игры. Большинство ребят в команде были крупнее и сильнее меня, пришлось научиться компенсировать это скоростью и ­злостью». Золотые детки, с которыми он учился, побаивались «ковбоя». «Томми казался жестким парнем, — утверждал его сосед по комнате. — Очень умный, круглый отличник, он не терпел дураков и лентяев. Но в нем проглядывала и сентиментальность, которую он старательно прятал. Я помню, как он лежал на соседней кровати и писал стихи, посвященные его тогдашней девушке, обычную подростковую муть про слезы и грезы. Иногда он заставлял нас слушать свои произведения — мы все кусали губы, сдерживая смех, потому что смеяться над Томми в открытую было рискованно».


Томми Ли играл в американский футбол в команде престижной далласской школы Святого Марка. Он поступил туда, получив спортивную стипендию для малоимущих (1960). Фото: GettyImages.ru


121,5 га земли занимает ранчо ­Томми Ли возле техасского города Сан-Саба — в полутора километрах от места, где он родился. Актер называет это имение «штаб-квартира», оттуда он управляет другими своими фермами: в Сан-Антонио, Нью-Мексико, Флориде и Буэнос-Айресе. «Мы не дачники, — говорит Томми Ли. — Мы разводим лошадей и домашний скот. У нас много животных, но мы их не очеловечиваем, не покупаем им одежду и не целуем в носы. Я слишком уважаю зверье, чтобы оскорблять его сюсюканьем. Я расчистил землю от сорняков — теперь на их месте растут ананасы, манго, папайя, перцы и десять видов бананов, включая красные индийские, которые я люблю больше всего».

17 лошадей пожертвовал Томми Ли команде Гарварда по конному поло. Выпускник этого легендарного университета и фанат поло, актер не мог спокойно наблюдать за финансовыми трудностями команды. «У них не было ни стадиона, ни лошадей, — рассказывал Томми Ли. — А на моем ранчо есть несколько первоклассных полей для игры в поло и целый конный завод. Моя жена Дон стала одним из лучших игроков в стране, хотя до встречи со мной вообще не умела ездить верхом. Дочь Виктория играет с шести лет, она абсолютно бесстрашная и очень азартная девочка. Я предложил Гарварду свои поля в качестве тренировочной базы и свою семью в качестве спарринг-партнеров, но сразу предупредил, что не обещаю ребятам курортных условий. Когда они не тренируются, они ухаживают за лошадьми». Иногда Томми Ли говорит, что поло для него важнее кино. «Из-за съемок мне приходится прерывать спортивный сезон, — жалуется актер. — А чтобы реализовать весь потенциал, надо играть круглый год».


Томми Ли Джонс играет в поло на турнире Международного поло-клуба. Палм-Бич (6 февраля 2004). Фото: GettyImages.ru


3 часа 40 минут занимает у актера дорога в Лос-Анджелес. 40 минут он едет от ранчо до аэропорта, где его ждет личный самолет, остальное время проводит в воздухе. Когда-то Томми Ли пытался устроиться поближе к Голливуду, но сбежал на родину, осознав, что избыток свободного времени и денег превращает его в такого же агрессивного алкоголика, каким был его отец. «В подпитии Томми был страшен», — рассказывала его первая жена, Кейт Ларднер. Пристрастие актера к алкоголю достигло пика после разрыва с моделью Лизой Тейлор, сменившей Кейт в качестве спутницы его жизни. «Иногда я бывал пьян в неподходящее время, — признает актер. — Ввязывался в драки, буянил. А с кем такого не случалось?» От перехода алкоголизма в хроническую форму актера спасла встреча с 22-летней актрисой массовки Кимберли Клафли — уроженкой Техаса, которая училась в Лос-Анджелесе на фотографа и зарабатывала карманные деньги на съемочных площадках. Кимберли стала его второй женой и согласилась вернуться с ним в Техас, где родила двоих детей — сына Остина и дочь Викторию. Остин пишет сценарии и играет в малоизвестной техасской группе, Виктория пошла по отцовским стопам.


Со второй женой Кимберли Клафли и их сыном Остином на премьере фильма «Бэтмен навсегда» (9 июня 1995). Фото: GettyImages.ru


14 лет было Виктории Джонс, когда Томми Ли дал ей роль в фильме «Три могилы», который снимал как режиссер. «Она хорошая актриса и к тому же прекрасно говорит по-испански, что требовалось для картины, — рассказывал Томми Ли. — Пока Виктория была маленькой, я настаивал, чтобы няня-мексиканка говорила с ней только на испанском. Но я уволил свою дочь. Ей нужно было вставать в пять утра, чтобы успеть на съемки. И однажды она отказалась вылезать из постели. Мне это непонятно, я всегда встаю рано. Не думаю, что великие люди вроде Пикассо или Чингисхана, которые столько всего успели сделать за отведенное им время, спали до полудня. Я сказал: «Милая, это твоя работа». Но дочка даже не пошевелилась. Тогда я сообщил ей, что она уволена, и уехал на площадку без нее. Кто-то из моих ассистентов втайне от меня сумел разбудить Викторию и привез ее на съемки вовремя. Так она осталась в фильме».

19 марта Томми Ли и его третья жена, Дон Лорел, отметили 15-ю годовщину свадьбы. Актер познакомился с Дон в 1995 году, будучи все еще женатым на матери своих детей. Однако брак уже трещал по швам, поскольку миссис Джонс была сыта сельским хозяйством по горло и требовала переезда в большой город, на который Томми Ли не соглашался. Дон работала фотографом на съемочной площадке телефильма «Старые добрые парни». Через год после знакомства с ней актер развелся с Кимберли — крушение второй по счету семейной лодки наконец-то открыло Томми Ли секрет супружеского счастья, благодаря чему они с Дон до сих пор живут душа в душу. «Долгая совместная жизнь неизменно приводит к скуке и взаимному раздражению, — говорит актер. — Но при этом супругам сложно преодолеть многолетнюю зависимость друг от друга. Поэтому мы с Дон не взаимозависимы, я занимаюсь своим делом, она — своим. Работа Дон требует от нее проводить часть года в Лос-Анджелесе. Если подворачивается случай, я ее там навещаю. Иногда она приглашает меня с собой в экспедиции, например, я ­ездил с ней в Антарктику фотографировать тающий лед. Если у меня нет причин тащиться в Лос-Анджелес, а у Дон нет желания терпеть меня рядом, тогда мы отдыхаем друг от друга».


С дочерью от второго брака Викторией и третьей женой, Дон Лорел. 67-й Каннский кинофестиваль (18 мая 2014). Фото: GettyImages.ru


4 номинации на «Ос­кар» — при этом одна выигранная статуэтка за лучшую мужскую роль второго плана в фильме «Беглец» — не значат для актера ровно ничего. «Я занимаюсь этим не ради наград и предпочитаю статуэткам банковские чеки, — говорит Томми Ли. — Сниматься в кино для меня не удовольствие, а работа, за которую хорошо платят. Я счастлив, что имею возможность зарабатывать на жизнь своим воображением. Это заставляет меня чувствовать себя особенным. Некоторым людям, чтобы выделиться, нужна куча денег или экзотические путешествия в страны, где туристов носят на руках, но я считаю свой способ более чистым и здоровым».


Роль маршала Джерарда в фильме «Беглец» принесла Томми Ли «Оскар» (кадр из фильма). Фото: East News


75 фильмов значатся на сегодняшний день в фильмографии Томми Ли Джонса. Он по-прежнему востребован, несмотря на репутацию человека, с которым трудно работать и далеко не всегда приятно общаться. Джим Кэрри, снимавшийся с ним в фильме «Бэтмен навсегда», рассказывал, как во время работы над фильмом они случайно столкнулись в ресторане. «Я подошел поздороваться, — вспоминал Джим. — При виде меня лицо Томми Ли перекосилось, как от зубной боли. Он встал, приобнял меня и тихо сказал: «Я тебя на дух не переношу и считаю, что таких дешевых клоунов надо гнать с экрана в три шеи». Кэрри не единственный, кто пострадал от тяжелого характера Томми и его стремления к совершенству в процессе кинопроизводства. Мнение коллег Джонса не волнует, а важные для него люди далеки от кино. «Мои техасские друзья и соседи не смотрят картины с моим участием, потому что наша деревня маленькая, глухая и в ней нет кинотеатра, — объясняет он. — Что такое Интернет, я не знаю, они, вероятно, тоже. Все самое интересное в нашей жизни связано с сельским хозяйством. Если кто-то считает меня хорошим актером, я рад, но лучше всего у меня получается быть простым парнем из Техаса».


Теги:  Томми Ли Джонс

Комментировать


Нравится Нравится
Загрузка...
Loading...



Комментарии (0)

Ваше имя:

Текст комментария: