Онлайн-журнал о шоу-бизнесе России, новости звезд, кино и телевидения

Корнелия Манго: «Я год молилась о любви, и Бог послал мне Богдана – Богом данного»

0

Вот уже пять месяцев молодая певица абсолютно счастлива. И «виноват» в этом известный битбоксер Богдан Дюрдь, с которым Корнелия познакомилась на одном телепроекте. О том, как это произошло, и о романтическом путешествии в Таиланд, предпринятом накануне 8 Марта, влюбленные рассказали «ТН».

Богдан: Меня пригласили на телешоу «Я смогу!» в качестве преподавателя по битбоксу, а Корнелия была участницей проекта. Как только мы с ней начали работать, я понял: передо мной неординарная девушка. Она нестандартна во всем — начиная от фигуры и заканчивая образом мыслей. С ней очень интересно общаться на разные темы: от астрономии до сольфеджио. Потом я поймал себя на том, что мы все время смеемся — как-то сразу стало очевидно, что нам хорошо вместе.



Корнелия:
То же могу сказать и о Богдане. Он и выглядит не как все, и ведет себя… Первое впечатление было шоком! Богдан меня спрашивает: «Как ты думаешь, на чем я играю?» Я говорю: «Ну, конечно, на фортепиано и на гитаре». Ведь он покорил меня сразу: мы пошли в ресторанчик — он сел за рояль и играл для меня. Представляете! Как в кино. Затем Богдан взял гитару и запел песни Боба Марли. Тут же повернулся, начал отстукивать ритмы губами и руками — и все, я влюбилась.

А когда он достал балалайку, которую я и близко-то раньше не видела, я поняла, что он необыкновенно талантлив. Теперь играет мне на балалайке каждый вечер регги. (Богдан окончил музыкальное училище по классу балалайки, а теперь учится на первом курсе в МГУКИ. — Прим. «ТН».)

Корнелия Манго и Богдан Дюрдь
Корнелия: Богдан покорил меня сразу. Мы пошли в ресторанчик, он сел за рояль и играл для меня. А потом взял гитару и запел песни Боба Марли. А когда достал балалайку, я поняла, что он необыкновенно талантлив. Фото: Екатерина Маринина



Между нами не было всякой там мимими-переписки, эсэмэсок — мы записывали друг для друга видео. Богдан записывал битбокс, посылал мне и говорил: «Повтори». Причем это могло быть и в час, и в два ночи — мы практически не спали.


Я знаю, что некоторым из моих друзей не нравятся наши отношения, они считают, что мне нужен другой, более зрелый мужчина (Богдан на 8 лет моложе певицы. — Прим. «ТН»). Понимаю, что это они из лучших побуждений, но мне уже 28 — и я точно знаю, что для меня хорошо, а что плохо.

Слава Богу, мои самые близкие люди — мама и бабушка — поддерживают меня, они очень хорошо отнеслись к Богдану. Мама специально приезжала в Москву, чтобы с ним познакомиться.

Корнелия Манго

Корнелия: мне уже 28 — и я точно знаю, что для меня лучше. Слава Богу, мои самые близкие люди — мама и бабушка — поддерживают меня. Фото: Ольга Байчер, Анастасия Польская

Богдан: Позже мама Корнелии призналась мне, что на самом деле хотела отговорить дочь от серьезных отношений со мной. Я ее понимаю: она меня лично не знала, судила только по фотографиям. (Смеется.) Но в первый же день нашего знакомства она сказала: «Я всегда сразу чувствую, родной мне человек или нет. Ты — родной!» И назвала меня своим сыном.


Конечно же, мои родители тоже о Корнелии знают. У нас в семье не принято ничего скрывать друг от друга, тем более такие серьезные отношения. Мама и папа общаются с Корнелией по телефону и ждут, когда представится возможность познакомиться с ней лично. Их, кстати, совсем не смущает наша разница в возрасте. Они понимают — у меня отцовский характер: если что решил, обязательно сделаю. Ведь я в 15 лет один приехал из Евпатории в Москву, поступил в музыкальное училище. Крым был в составе Украины, и, хотя я сдал все экзамены на отлично, все равно учился на платном отделении — как иностранец. Пришлось нелегко. На первом курсе родители помогли с оплатой, а дальше я уже сам в Москве себя содержал.

Пусть все думают, что мне всего 20, а я-то прекрасно знаю, сколько на самом деле у меня здесь. (Показывает на голову.) Так что никто мне советов не дает, понимают: если я что-то делаю — значит, так должно быть.



Корнелия: Давайте мы вам лучше про отдых расскажем. Перед 8 Марта мы запланировали романтическое путешествие и первым делом подумали о Ямайке: все знают, что я обожаю Карибы! Там шел фестиваль, посвященный 70-летию Боба Марли, мы даже программу подготовили… Но цены подскочили невероятно. В общем, поняли, что не потянем. Но так хотелось к морю, что мы купили первые попавшиеся путевки и поехали в Таиланд — ни я, ни Богдан там не были.


Жили мы в Паттайе, но каждое утро уезжали на какой-нибудь остров. Выходили из отеля — и куда глаза глядят. Сначала на тук-туках, потом на корабле, потом пешком… Как-то уехали на остров, гуляли, фотографировались. Уже вечереет, поздно — там в шесть вечера темнеет. А мы и не думаем уезжать. Догуляли до какого-то маленького отеля, да и остались там на ночь. Мне нравится такая свободная жизнь, когда ты не знаешь, что у тебя будет вечером.

Таиланд интереснейшая страна, есть куда поехать, что посмотреть. У меня друг живет в Паттайе — он был моим концертным директором, а потом переехал туда жить и остался. Работает гидом. Он и организовал нам несколько интересных экскурсий — по тем местам, куда обычно не много туристов заглядывают.

Например, ездили на змеиную ферму. Там змей кидают прямо в тебя — страшно. Но, естественно, они безвредные. На черепашьем острове Ко Тао нам очень понравилось. Но самым интересным, пожалуй, стало вос­хождение на священную для буддистов гору — полтора километра.

Богдан: Эта гора открывается для людей один раз в год — в какой-то большой буддистский праздник. Туда ехали только тайцы — на специальную церемонию. Но благодаря нашему другу и его начальнику нам — группе туристов из десяти человек — разрешили участвовать в восхождении. Все началось в одиннадцать вечера и закончилось в шесть утра.


Сначала мы ехали на внедорожниках, причем трясло нас ужасно, чуть не укачало. По дороге мы накупили много больших желтых цветов — они были нужны для ритуала. Когда вышли из джипов, увидели уходящую в небо лестницу — 2000 ступенек, как мы потом узнали. Мы начали подъем, по пути разбрасывали цветы. Наверху висел колокол, в который надо было позвонить 150 раз — для привлечения богатства.

Затем мы привязали ленточки на священное дерево — чтобы очистить карму. Мы совершали те же ритуалы, что и тайцы. Приятно было сознавать, что об этом месте никто из туристов не знает.



Корнелия: Но самое удивительное нас ждало в конечной точке восхождения. На вершине, практически у обрыва, возвышается гигантский, неправильной формы камень непонятного происхождения. Гид нам сказал, что перед нами, скорее всего, метеорит. По тайским поверьям, если до него дотронуться, то это принесет невероятную удачу.


Рядом с камнем сидел человек в позе лотоса — тайцы называют его живым Буддой. Он просидел так все время, что мы там были, и ни разу не пошевелился. Монах читал молитвы, и мы, конечно, не могли уйти оттуда, пока он не закончит. Постепенно стали замерзать — ведь нас никто не предупредил, чтобы мы взяли с собой что-то теплое. Поехали туда в сланцах и легкой одежде, а на горе ночью становится очень холодно. Тайцы, кстати, и сами дрожали, только «живому Будде» все было нипочем. В результате я нашла самое теплое место — мешок с мусором — и засунула туда ноги. (Смеется.)

Служба шла два часа, а мы ничего не понимаем, мерзнем, сидеть на камнях неудобно. Собрались вокруг мусорки, скукожились — зрелище то еще. И тут монах произносит что-то на тайском, и местные начинают дико хохотать, глядя на нас. Я представляю, что они о нас подумали.

Тем не менее в колокол мы позвонили, до камня дотронулись, на дерево ленточки повязали — вот ждем теперь удачи во всем. (Смеется.) Конечно, у нас бывают ссоры, как у всех, но несерьезные. Мы просто знаем, что всегда будем вместе.

Корнелия Манго и Богдан Дюрдь

Корнелия: конечно, у нас бывают ссоры, как у всех, но несерьезные. Мы просто знаем, что всегда будем вместе. В нашей встрече есть что-то мистическое. Фото: Ольга Байчер, Анастасия Польская

В нашей встрече есть что-то мистическое. Я целый год молилась о том, чтобы Бог дал мне любовь, ни с кем не встречалась, ни с кем не общалась. И вот ровно через год появился Богдан, Богом данный… Это был знак!





Богдан:
Как-то мы на радио выступали, и нам предложили что-то вроде теста на совместимость: надо было одновременно отвечать на вопросы, не задумываясь надолго. Представляете, у нас совпало, по-моему, 95 процентов ответов. Мы были сами поражены. Похоже, судьба!

Корнелия: Ну скажи…

Богдан: Мы готовы объявить: летом у нас будет помолвка! В Крыму, у моих родителей. Думаю, будет очень романтично — ведь в Крыму столько красивейших мест. Корнелия — художник, она точно оценит.

Корнелия Манго и Богдан Дюрдь

Богдан: мы готовы объявить: летом у нас будет помолвка! В Крыму, у моих родителей. Фото: Екатерина Маринина

Корнелия: Жду с нетерпением. Надеюсь, все будет так, как мы загадали.

Загрузка...