Онлайн-журнал о шоу-бизнесе России, новости звезд, кино и телевидения

Кейт Бланшетт: «Трое мальчишек иногда сводят нас с ума, но некоторое количество хаоса еще никому не вредило»

0

Своим примером 45-летняя актриса дает отпор скептикам, считающим, что артистический темперамент несовместим со счастливой семейной жизнью. Всемирная слава, два «Оскара» и самые сексуальные мужчины Голливуда не породили ни облачка на небосклоне ее 17-летнего брака. Хотя многим этот союз и кажется странным…

Инвестиция в будущее

Январь 2014 года. Сидней, Австралия

Стоя у окна, Кейт смотрела на раскинувшуюся внизу гавань Элизабет-Бэй. Казалось, актриса позирует для картины: солнце золотило ее светлые волосы, окружая тонкое одухотворенное лицо деликатным нимбом, а вдали на синей водной глади романтично белели паруса.

— Энди, давай купим эту квартиру, — сказала она, поворачиваясь к мужу.

Эндрю улыбнулся. Со стороны Кейт это было чистым проявлением супружеского такта, поскольку речь шла о ее деньгах. Он тоже не бедствовал: должность художественного руководителя  Sydney Theatre Company, самого уважаемого театрального объединения в Австралии, оплачивалась весьма неплохо. Но его заработки не шли ни в какое

сравнение с голливудскими гонорарами Кейт, и он не мог позволить себе выложить почти $2 млн за квартиру, в которой не собирался жить. Хотя идея покупки апартаментов с двумя спальнями в очень перспективном с точки зрения роста цен районе Сиднея принадлежала ему. Она возникла в разговоре о том, как лучше вложить деньги, предназначенные сыновьям — Дэшу, Роману и маленькому Игги, которого братья любовно прозвали Поросенком. Эндрю предложил инвестировать в недвижимость: даже если цены на жилье в Элизабет-Бэй не подскочат до небес в ближайшие десять лет и продажа квартиры не принесет прибыли, у старших мальчиков будет возможность при желании отселиться от родителей. «В нашей семье Эндрю — генератор больших идей», — часто говорит актриса о муже в интервью. «Да, но я просто сорю ими где ни попадя, а Кейт подбирает самые удачные фрагменты и придает им форму, — поправляет Эндрю. — Я мечтатель, она — деятель».

— Если она тебе нравится, солнышко, мы ее покупаем, — галантно согласился он, бросив косой взгляд на женщину-риелтора.


Та наблюдала за их парой с выражением легкого изумления, даже недоверия, которое было Эндрю Аптону хорошо знакомо. Будучи сценаристом, драматургом и вообще человеком литературы, он мог бы прямо сейчас переложить весьма некорректные мысли агента по продаже недвижимости на бумагу. «Что такая красавица, как Кейт Бланшетт, ко всему прочему талантливая и успешная, нашла в этом небрежно одетом, толстеющем и лысеющем типе, внешность которого можно назвать своеобразной только при большой личной симпатии? Они выглядят как герои авангардной сказки про Белоснежку, в которой Белоснежка отвергает принца, чтобы выйти замуж за одного из гномов».

Даже если Эндрю когда-то обижался на та­кие взгляды, он никогда не подавал вида. А потом просто привык. Описывая свою роль при жене, он иногда в шутку называет себя Рукой — это все, что обычно остается от него на совместных фотографиях с красных дорожек. «В журнале смотрят на снимки и думают: «Фу, какой он неинтересный, давайте его отрежем», — смеется Аптон. — Нас еще только фотографируют, а я уже вижу ножницы!»

В конечном итоге значение для Эндрю имело лишь то, что думала о нем Кейт. А ведь ей он сначала тоже не понравился. Как, впрочем, и она ему. Вот и верь после этого народной мудрости, что первое впечатление всегда самое верное.

Кейт Бланшетт с мужем Эндрю Аптоном

Кейт: почти год мы поливали друг друга презрением и изводили придирками, а в один прекрасный момент обнаружили, что с жаром обсуждаем Тургенева, а в следующий — что целуемся. Стоило Эндрю поцеловать меня, земля ушла из-под ног и до сих пор не вернулась. С мужем Эндрю Аптоном (Голливуд, 2008). Фото: Splash News/All Over Press

Брак — это безумие

Лето 1997 года. Сидней, Австралия

После репетиции в гримерной Кейт сидела перед зеркалом, откинувшись на спинку стула и закрыв глаза. Дожидалась, пока в голове утихнет эхо страс­тей чеховской «Чайки», где ей досталась роль Нины.

Дверь открылась, она услышала мягкие шаги Эндрю и улыбнулась. Они начали встречаться всего несколько дней назад — иными словами, находились в той фазе романа, когда все вокруг тонет в розовом тумане и радугах.


А ведь еще год назад, когда они познакомились на съемках фильма «Слава Богу, он встретил Лиззи», никто не мог предположить такого поворота событий. Взаимная неприязнь зародилась с первого взгляда. «Эндрю счел меня равнодушной, я его — высокомерным, — вспоминала Кейт. — Наши отношения развивались как в комедиях Шекспира. Почти целый год при каждой встрече мы поливали друг друга презрением и изводили придирками, а в  один прекрасный момент обнаружили, что с жаром обсуждаем Тургенева, а в следующий — что целуемся. Стоило Эндрю поцеловать меня, земля ушла из-под ног и до сих пор не вернулась».

— Кейт, я хочу спросить тебя… — нерешительно начал он.

Ни одна женщина никогда не спутала бы эту интонацию ни с чем другим. «О Господи, он позовет меня замуж! — Догадка вспыхнула в мозгу как фейерверк и разлетелась тысячью мерцающих искр. — И я скажу, что согласна!»

— …где ты сегодня хочешь пообедать? — закончил свой вопрос Эндрю.

Кейт и по сей день не может сказать, что испытала в тот момент — разочарование или облегчение от того, что ответ не нужно давать здесь и сейчас. «Верьте или нет, именно тогда я впервые осознала, что могу выйти замуж, — смеется актриса. — Раньше не было повода об этом задуматься, не доводилось испытывать подобные чувства. В тех редких случаях, когда я размышляла о браке применительно к другим людям, мне казалось, что это безумие. В смысле слишком большой риск: где гарантии, что вы действительно останетесь вместе навсегда?»


Риск как таковой Кейт никогда не останавливал. В 19 лет она бросила университет, потому что ей взбрело в голову посмотреть мир, и отправилась куда глаза глядят. С одним рюкзаком и почти без денег, что автоматически означало передвижение автостопом и ночевки в клоповниках в тесном соседстве с разными сомнительными персонажами. «Сама по себе я все еще очень даже способна на глупос­ти и безрассудства, — говорит Кейт. — Беру себя в руки только на публике, потому что это и значит быть взрослой. Из наблюдений за собой и истории любви с Эндрю я сделала вывод, что первому впечатлению верить нельзя. При ближайшем рассмотрении люди, как правило, диаметрально противоположны тому, что о них думает общество».

Чем больше она раздумывала о возможности связать жизнь с Энд­рю, тем сильнее ей нравилась эта идея. «Я не помню, чтобы мне хотелось разговаривать с кем-то о творчес­тве и искусстве, пока я не встретила его, — говорит актриса. — Неприятно обсуждать то, чем ты живешь, с людьми, которые слушают из вежливости. И я точно не слышала ни от кого таких оригинальных оценок и конструктивной критики. Я подумала, что брак может стать потрясающим приключением, прыжком в неизвестность. Мне казалось, что прыгнуть вместе с ним будет совсем не страшно».


Как выяснилось чуть позже, Энд­рю размышлял примерно о том же, хотя формулировал намного проще: «Встретить человека, который ­понимает тебя по-настоящему, — это фантастическая удача и ни с чем не сравнимое удовольствие». Подтвердив их инстинктивное взаимопонимание, Кейт верно прочитала знаки еще до того, как сам Эндрю признался себе, что хочет взять эту женщину в жены и прожить с ней всю жизнь. И совершенно не удивилась, когда еще через пару недель он все-таки сделал ей предложение.

Эхо детского страха

Кейт и Эндрю поженились 29 декабря 1997 года в национальном парке «Голубые горы». Времени на медовый месяц у них не было: она уезжала в Анг­лию, чтобы сыграть в кино королеву Елизавету I и в результате прославиться на весь мир. «Разлука после свадьбы — тяжелое испытание, — вспоминала Кейт. — Я безумно скучала по Эндрю. Ощущение было такое, словно кто-то отрезал мне половину мозга, не говоря уже обо всем остальном. Мы проводили вместе по два-три романтичных дня обычно в тех местах, куда меня заносили съемки. И только много лет спустя смогли устроить себе настоящий медовый месяц в Италии».


Когда Кейт каким-то чудом оказывалась в родной Австралии, супруги жили в небольшом домике с видом на пляж в окрестностях Сиднея. Но по мере того как росла ее слава, семейная жизнь становилась все более урывочной. В конце концов Эндрю решил, что на данном этапе карьера жены важнее его собственной, и переехал вслед за ней в Англию — ближайшее к голливудскому «цирку» место, где Кейт была согласна жить. «Эндрю всегда говорит мне правду, — рассказывала Кейт. — После успеха «Елизаветы» он сказал: «Солнышко, на самом верху тебе отмерено лет пять». Он готовил меня к тому, что однажды спрос на меня иссякнет. И не хотел, чтобы я упускала шансы». «Да уж, у нас в семье не принято миндальничать, — посмеивался Эндрю. — Мы бываем довольно безжалостны друг с другом».

Однако вскоре Кейт открыла для себя занятие, которое увлекло ее больше, чем съемки в кино. В Англии на свет с весьма небольшим перерывом появились два ее старших сына. «Когда твою жизнь заполоняют маленькие люди, приходится приспосабливаться, но я никогда не боялась перемен, — говорила актриса. — Я понимаю, что мир чудовищно перенаселен и без нас, но мне слишком нравились детки, которые получались. Они очень похожи на Эндрю — они симпатичные. Почему не наделать их побольше?»

Со стороны казалось, что теперь у Кейт есть абсолютно все, о чем только может мечтать женщина. «Никто не в силах получить все, — убежденно говорит она. — Человеку просто не отпущено достаточно времени. Но сама концепция давит на нас, заставляя хотеть большего и пренебрегать тем, что мы уже имеем».


Осознание, что за радостями материнства и любимой работы она упустила из вида что-то очень важное, подобралось к Кейт исподтишка. Ее вдруг начал мучить страх… потерять Эндрю. В его любви и верности она не сомневалась — супруги настолько доверяют друг другу, что уже много лет делят один электронный адрес. «Я всегда знаю, что он задумал, потому что просматриваю его корреспонденцию, — говорит Кейт. — На самом деле Эндрю ненавидит компьютеры. Если я не буду читать адресованные ему письма, их никто не будет читать». Нет, ее пугала более мрачная перспектива. Забота о его здоровье, не дававшем поводов для беспокойства, понемногу превращалась в одержимость. «Я потребовала, чтобы он прошел полное медицинское обследование, — признавалась Кейт. — А потом еще одно, потому что предыдущее казалось недостаточно полным. Эндрю боялся даже чихнуть в моем присутствии, потому что я тут же тащила его к врачу».

К счастью, Кейт нашла разгадку своего психоза раньше, чем залечила мужа до смерти. Эндрю исполнилось 40 лет — возраст, в котором от инфаркта умер ее отец. «Мне было десять, — вспоминает актриса. — Тогда я как-то не пропустила это через себя. День его смерти запомнился мне тем, что мы с братом и сестрой проспали школу и нас никто не кормил до самого вечера. Потом я переживала за младшую сестренку (Женевьева Бланшетт — известный

в Авс­тралии театральный художник. — Прим. «ТН»). Мне было обидно, что она еще слишком маленькая и совсем не запомнила папу. Позже его ранний уход аукнулся тем, что я, ­насмотревшись на мучения мамы — вдовы с тремя детьми, едва не отказалась от актерства в пользу более надежной профессии, словно готовилась повторить ее судьбу и пыталась подстелить соломку. В общем, переживала как-то опосредованно, пока затаенный страх потерять любимого человека, отца моих детей, не выплеснулся на Эндрю».

Тревожность Кейт обостряли разгулявшиеся гормоны. В середине того неспокойного года актриса обнаружила, что беременна третьим ребенком.

Она поняла, что упускала из вида. Все годы жизни в Англии Эндрю никак не давал ей понять, что недоволен ролью второго плана при знаменитой жене, не жаловался, продолжал работать в свободное от воспитания детей время, но это не значило, что возвращение своего рода супружеского долга за его самоотверженный переезд на Туманный Альбион следовало откладывать до бесконечности. Пришло время дать ему возможность проявить себя, пока не стало слишком поздно.

Кейт Бланшетт с семьей

Кейт: когда я гуляю с выводком мальчишек, все начинают меня жалеть. Я все время слышу: «Бедняжка, должно быть, вы хотели девочку…» Мне это странно: кого Бог послал, того послал. С детьми и мужем (Париж, 2012). Фото: East News

Будни королевы

В 2007 году семья вернулась в Австралию, чтобы Эндрю и примкнувшая к нему Кейт могли занять освободившееся место у творческого руля Sydney Theatre Company. «Подруга-сценаристка, которая замужем за режиссером, пришла

в ужас, когда услышала, что мы с Эндрю собираемся работать вместе, — смеялась Кейт. — Они с мужем даже не обсуждают проекты друг друга за ужином, считая это кратчайшим путем к разводу. Но мы с Эндрю договорились, что он разведется со мной только в одном случае — если я сделаю пластическую операцию. Он говорит, через десять лет морщины в Голливуде станут такой редкостью, что снова войдут в моду. Все остальное в нашей семье обсуждается открыто и спокойно».

«Кейт — первый и в большинстве случаев единственный человек, у ­которого я прошу совета, — ответил Эндрю, когда его спросили, можно ли считать актерский успех его жены достаточной квалификацией для руководства театром. — Какая вам разница, где я буду это делать — в рабочем кабинете или на нашей кухне?»

Они купили большой дом XIX века постройки в престижном районе Сиднея — туда Кейт привезла из роддома новорожденного младшего сына, Игги. «Когда я гуляю с выводком мальчишек, все начинают меня жалеть, — недоумевает актриса. — Я все время слышу: «Бедняжка, должно быть, вы хотели девочку, но у вас и с третьего раза не получилось!» Мне это странно: кого Бог послал, того послал. Трое мальчишек иногда сводят нас с ума, но некоторое количество хаоса еще никому не вредило».


В прошлом году Кейт все-таки оставила пост в театре, чтобы сосредоточиться на семье — с редкими перерывами на съемки в кино. «Работающим родителям нелегко найти баланс: колеса от их телеги отваливаются слишком часто, — объясняет актриса. — Каждое утро нужно приготовить три школьные формы и три ланч-бокса, собрать три портфеля. Я поймала себя на том, что мне приходится составлять списки, чтобы ничего не забыть. Мне все больше нравится заниматься вещами, которые многие считают рутиной: делать с детьми уроки, готовить, гулять с собакой. Это успокаивает и умиротворяет. В свое время Эндрю надарил мне гору пылесосов, швейных машин и кухонных комбайнов — пытался деликатно подтолкнуть меня к тихим домашним хобби. Наверное, пришла пора распаковать их и узнать, как они работают. Я поняла, что возможность заниматься чем-то одним, не пытаясь думать и бежать в трех направлениях сразу, — это огромное счастье».


Кейт БланшеттКейт Бланшетт

Родилась: 14 мая 1969 года в Мельбурне

Семья: муж — Эндрю Аптон, драматург и сценарист; сыновья — Дэшьел Джон (12 лет), Роман Роберт (10 лет), Игнациус Мартин (6 лет)

Образование: изучала экономику и искусствоведение в Мельбурнском университете, позже поступила на факультет актерского мастерства Национального института драматического искусства в Сиднее

Карьера: снималась в австралийских сериалах, играла в театре. Снялась более чем в 35 картинах, среди которых: «Оскар и Люсинда», «Талантливый мистер Рипли», «Корабельные новости», «Вавилон», «Елизавета», «Меня там нет», «Индиана Джонс и Королевство хрустального черепа», «Загадочная история Бенджамина Баттона», «Робин Гуд», «Охотники за сокровищами», трилогии «Властелин Колец» и «Хоббит».

Лауреат премии «Оскар» за фильмы «Авиатор» и «Жасмин», а также премии «Золотой глобус» за фильмы «Елизавета», «Жасмин» и «Меня там нет»

Загрузка...