Онлайн-журнал о шоу-бизнесе России, новости звезд, кино и телевидения

Кевин Костнер: «Я молюсь, чтобы Господь позволил мне еще немного пожить»

0

Несколько лет назад актер и режиссер на время оставил кино по семейным обстоятельствам. Но творческая энергия требовала выхода — Кевин занялся музыкой и собрал группу Modern West, вместе с которой в апреле приедет с концертами в Россию.

Я не хотел. Так получилось

Март 2013 года. Ресторан Madeo, Лос-Анджелес

Кристин посмотрела на мужа поверх бокала с красным вином, размышляя, затевать ей сейчас не слишком приятный разговор или нет. Атмосфера одного из лучших итальянских ресторанов Города ангелов никак не способствовала выяснению отношений: уютный полумрак, приглушенные цвета — темное дерево и бежево-коричневая обивка мебели, тихая музыка. В такой обстановке не хотелось вспоминать, что Кевин пригласил ее на ужин в порядке извинения за то, что в последнее время слишком часто оставляет одну с детьми.

Нужда в разговоре по душам возникла потому, что извиняться-то он извинялся, но вносить коррективы в график не спешил. Накануне приехал со съемок в Париже, а совсем скоро собирался на гастроли с группой. Возражать против возвращения Кевина к актерской профессии со стороны Кристин было бы глупо и несправедливо. Он и так честно высидел дома четыре года, деля с ней пусть радостный, но все-таки труд взращивания трех младенцев подряд. И Кристин с самого начала знала, что для него это — именно отпуск по уходу за детьми, а не выход на пенсию. Даже притом, что бизнес-проекты обеспечивали его доходом, семья — круглосуточной занятостью, а гольф — досугом, Кевин продолжал писать свои сценарии, читать чужие и держать руку на голливудском пульсе. Правда, нынешний Голливуд, помешанный на комиксах, сиквелах и астрономических бюджетах на спецэффекты, его категорически не устраивал, но свою нишу в нем Костнер никому просто так отдавать не намеревался­. 

Кристин приветствовала его занятия музыкой, понимая, что группа Kevin Costner & Modern West — громоотвод, не позволяющий спрессованной творческой энергии Кевина однажды вырваться из-под контроля и шарахнуть по семье. Она старалась учиться на ошибках его первой жены Синди Силвы, которая погорела на том, что пыталась ограничивать мужа. «Во мне живет неутолимый голод, — говорил Кевин. — Я люблю пробовать новое и разное. И ненавижу упускать свои шансы из-за необходимости подчиняться правилам, навязанным кем-то другим». Поэтому Кристин спокойно позволяла ему зависать в студии и на репетиционных базах, отпускала в мини-гастроли по Америке и на музыкальные фестивали, чтобы он мог проветриться, провести время в мужской компании, занятой общим делом, а не поиском сомнительных приключений.

Совсем без приключений, конечно, не обошлось. В 2009 году на фестивале Big Valley Jamboree в Канаде внезапно налетевший ураган обрушил сцену практически на головы Кевину и его музыкантам. «Самым страшным был момент сразу после происшествия, когда мы не могли понять, кто погиб, кто выжил, — рассказывал актер. — Я нашел своего друга без сознания, в крови, мне казалось, он умрет у меня на руках. Слава Богу, обошлось». Обошлось не для всех: Кевин пожертвовал солидную сумму семье погибшей женщины и оплатил расходы на лечение раненых.

Кристин тогда изрядно переволновалась, но утешила себя тем, что причины инцидента были самыми что ни на есть объективными. Ураган же не гонялся конкретно за Кевином, в отличие от женщин на съемочных площадках.

Со временем была связана возникшая в семье проблема. Кристин искренне полагала, что с возвращением Кевина на экран музыка отойдет на второй план, а не превратится в параллельную карьеру, съедающую столько же сил, сколько кино. Вот об этом она и собиралась с ним очень осторожно побеседовать­.  

— Я думала, группа — коллективное хобби, — сказала она. — Ты не говорил, что собираешься записывать альбомы и гастролировать по всему миру.

— Я и не собирался, — пожал плечами Кевин. — Так вышло.

«Когда создавал группу, я не планировал ничего записывать, только играть живьем, — рассказывал он. — Но мы набрали ход, люди стали спрашивать: «А можно нам послушать эту песню еще раз?» Мы отвечали: «Нет, мы ее только что сыграли, у нас есть много других песен, мы не хотим играть одну и ту же дважды». В конце концов музыканты пришли ко мне с вопросом: «Нельзя ли нам записать диск?» Я сказал нет. У них вытянулись лица. Я попробовал объяснить: им ничего не будет, если диск выйдет неудачным, а на меня свалятся все шишки. Будут говорить, что Костнер полез не в свое дело и так далее. Я говорил долго, вдохновенно, замолчал и услышал: «Мы тебе страшно сочувствуем, Кев, но нельзя ли нам все-таки записать диск?» Все мои аргументы были им до одного места. И мы выпустили альбом, потом второй, третий… Можете мне не верить, но я действительно этого не хотел!»

— Тебя послушать, получается, что в твоей жизни все выходит само собой, — укорила мужа Кристин.

— Так это же хорошо! — Кевин улыбнулся. — Значит, мне везет. Кто-то наверху любит меня, и сам я не плошаю, позволь заметить.

Кристин вздохнула. Кевину действительно часто везло, но только в чем-то одном — либо в любви, либо в карьере­…

Побег из отеля

Март 1978 года. Авиарейс Мехико — Лос-Анджелес

— Кев, ну чего тебе бояться? — спросила Синди. — Он такой же человек, как мы.

Кевин еще раз привстал и взглянул над спинками сидений вперед — на затылок актера Ричарда Бертона, который скупил соседние места, чтобы его не беспокоили, и сидел с книжкой посреди огромной проплешины в рядах пассажирских голов. Кевин, мечтавший об актерской карьере, нерешительно ерзал в своем кресле с самого взлета — ему очень хотелось побеспокоить кинозвезду, задать вопрос, получить напутствие. Как знать, может, это первый и единственный голливудский небожитель, с которым его свел случай?

Проблема заключалась в том, что Кевин не чувствовал себя ровней большому актеру или любому другому достойному уважения мужчине. Он до сих пор мучительно переживал некрасивое окончание их с Синди медового месяца. Почти все деньги, которые Кевин получал, работая на стройке, уходили на оплату его актерских курсов. Посему в свадебное путешествие молодожены отправились, имея при себе только $150, подаренных начальником строительной бригады. Надолго их не хватило — перманентно пьяные от любви, Кевин и Синди прогуляли все до цента. Оплачивать отель в Пуэрто-Вальярта им было нечем, поэтому финальным аккордом брачных игр стал партизанский побег с чемоданами через окно гостиничного туалета…

— Не пойду. — Кевин сел в кресло, покусывая губы. — Глупости все это. Мы же читали в газетах, что только один процент начинающих актеров добивается успеха. Не хочу больше тратить наши деньги на несбыточные мечты­.

— А я верю, что ты войдешь в этот процент, — твердо сказала Синди. — Помнишь, Кев, было время, когда ты и меня считал несбыточной мечтой…

Кевин с обожанием взглянул на молодую жену. Честно говоря, он и сам не понимал, как ему удалось завоевать сердце первой красавицы университета. «Синди притягивала взгляды, — вспоминал актер позже. — Она была красивее, великодушнее и умнее меня, то есть сочетала в себе все качества, которые я люблю в женщинах». Себя тогдашнего Кевин называл «неотесанным крысенком»: он вытянулся и возмужал позже сверстников, вдоволь наслушался насмешек из-за маленького роста и к моменту встречи с Синди успел пережить лишь одно более-менее взаимное романтическое увлечение. Ему потребовалось много мужества, чтобы пригласить Синди на свидание, а когда она согласилась, он в первый же вечер потащил ее из кинотеатра к себе домой — представлять родителям как невесту. «Кевин был зачарован Синди, — рассказывали друзья пары. — Они постоянно держались за руки, казалось, что просто примагничены друг к другу».

Несмотря на то что мечты Кевина о кино дорого обходились нищей молодой семье, Синди верила в его актерский талант. Ей тоже не понравилось убегать из отеля по кустам, но мысль о том, что Кевин сдастся и пронесет разочарование через всю оставшуюся жизнь, была гораздо неприятнее пережитого стыда. Она почти что вытолкнула его из кресла­:

— Иди же!

Выслушав от незнакомого парня просьбу дать совет насчет актерского будущего, великий Ричард Бертон, звезда старой школы, не стал требовать немедленной высадки наглеца из самолета, а вполне доброжелательно пообещал­:

— Я поговорю с вами, когда дочитаю книгу.

Вернувшемуся на место Кевину казалось, что Бертон читает по слогам, а когда актер, отложив книгу, задремал, его будущий коллега чуть не впился зубами в спинку переднего кресла. Наконец небожитель поманил его к себе.

— Вы добились успеха в профессии, но и пожили неплохо, — сказал Кевин. — Пили, дрались, любили, женились… Я хотел знать, актер может вести нормальную жизнь или ему не обойтись без закулисных драм?

Что ему на это ответил Бертон, история — точнее, сам Кевин — умалчивает. Но напоследок старый актер внимательно посмотрел на юношу и с некоторой грустью произнес:

— Когда-то у меня были такие же ясные зеленые глаза, как у тебя. Думаю, ты пробьешься. Удачи!

«Это была наша первая и последняя встреча, единственный разговор, — вспоминает Костнер. — Но благодаря ему я все-таки стал актером. Как я ни старался оставаться нормальным человеком, держаться за семью и дом, без драм не обошлось. Мир, в который я попал, полон соблазнов, он толкает людей к бездне и с голодным вниманием следит за их падением. Туда не стоит соваться, если ты не готов платить высокую цену».

Герой-любовник в нерабочее время

Неизвестно, в каких ролях видела мужа Синди, когда актерство представлялось даже самому Кевину несбыточной мечтой, но она оказалась не готова к тому, что Голливуд будет раз за разом укладывать его в постель с разными соблазнительными актрисами. Пока Кевин месяцами пропадал на съемках, его жена металась между детской и кухней, поднимала троих детей и изводила себя сомнениями: не злоупотребляет ли ее муж имиджем героя-любовника в нерабочее время? «Кевин оставался внимательным, заботливым семьянином, — свидетельствовали очевидцы со съемочных площадок. — Он любил Синди, но не изменять ей, когда женщины сами вешались ему на шею, было выше его сил».

Когда дети чуть подросли, она попыталась стать частью мира, который медленно, но верно отнимал у нее мужа. Приезжала на съемки «Танцев с волками», пробовала себя в качестве декоратора, организовывала вечеринки для съемочной группы. Все потом вспоминали, что при жене Кевин вел себя безупречно, уделял ей максимум внимания, а на площадке царила теплая семейная атмосфера. Но поехать с ним на съемки фильма «Робин Гуд: принц воров» в Англию Синди не смогла: у дочерей начались занятия в школе. Оставшись без присмотра, Кевин тут же подозрительно сблизился с хостес ночного клуба, о чем с удовольствием написали все английские желтые газеты.

Чтобы умилостивить разъяренную жену, после «Робин Гуда» актер пообещал сделать паузу в карьере как минимум на год. Но, получив интересное предложение вкупе с $10 млн гонорара, нарушил обещание. И продолжал нарушать вплоть до «Водного мира» — очередных неприлично растянувшихся съемок и слухов о супружеской измене, на сей раз с замужней исполнительницей гавайских народных танцев.

Терпение Синди лопнуло. «Последний раз, когда я видел их вместе, они общались скорее как хорошие знакомые, чем как супруги, — вспоминал один из продюсеров фильма. — Было ощущение, что у них осталось так мало общего, что и разговаривать особо не о чем. Враждебности я не заметил, но и теплоты тоже». Вскоре после того как Костнеры начали бракоразводный процесс, «Водный мир», в который Кевин вложил столько сил, времени и своих денег, с оглушительным грохотом провалился в прокате. Идеальный на сторонний взгляд брак актера был разрушен, но и блестящая в недавнем прошлом карьера, ради которой он пожертвовал семейным очагом, поползла под откос.

Между тем, загнав Кевина в профессиональный тупик, его своеобразный ангел-хранитель решил, что подопечный созрел для новой большой любви. На поле для гольфа, где Кевин восстанавливал душевное равновесие, ему встретилась очаровательная блондинка Кристин Баумгартнер…

Я не буду терпеть это, Кевин!

Март 2013 года. Ресторан Madeo, Лос-Анджелес

— Я не могу ничего тебе запрещать… — начала Кристин, отставляя в сторону незаметно опустевший бокал.

— Да, лучше не надо, — коротко вставил Кевин.

— …Но ты же сам знаешь свой характер. Когда ты проводишь слишком много времени вдали от семьи, ты начинаешь считать себя холостяком. Меня это не устраивает, и я не буду терпеть ничего подобного, Кевин.

Он нахмурился. В свое время Кристин уже доказала, что не бросает слов на ветер: не просто отказалась выходить за него, но и вообще разорвала отношения, когда он заявил, что не хочет больше детей. Разумных аргументов было много: развод Кевина с Синди стал одним из самых дорогих в Голливуде, и он не хотел брать на себя лишние обязательства на случай, если не сможет их выполнить. После давнишнего побега из гостиницы отдавать долги стало для него делом чести: он оплатил с процентами и тот самый давно забытый всеми счет за медовый месяц, оказавшись через несколько лет в Пуэрто-Вальярта на съемках «Сильверадо». Конечно, сказать, что он снимал с себя последнюю рубашку, было нельзя. Когда баснословные гонорары за роли иссякли, Кевин вспомнил, что учился на бизнесмена, и начал делать инвестиции. Проект по разработке центрифуг для сбора разлившейся нефти принес компании актера многомиллионный контракт. Правда, бывший деловой партнер Стивен Болдуин сейчас же подал на Кевина в суд, утверждая, что тот утаил от него перспективы сделки и уговорил продать долю в предприятии по себестоимости незадолго до заключения контракта, резко взвинтившего стоимость акций. Суд решил дело в пользу Костнера, про себя, вероятно, восхитившись его деловой хваткой и чутьем.

Однако стать акулой бизнеса Кевину мешал тот же самый идеализм, который заставлял его продюсировать заведомо убыточные фильмы. Задуманный им грандиозный элитный курорт в Южной Дакоте сожрал огромное количество средств, но так и не открылся­.

Еще одна причина отказываться от отцовства заключалась в том, что у Костнера остались неудовлетворенные амбиции. Одно время ходили слухи, что актер собирается в политику. «Да что вы! — смеялся Кевин. — С точки зрения охотников за компроматом я прожил слишком красочную жизнь. Не потому, что я какой-то особенный грешник или аморальный тип, а потому, что жизнь одна и прожить ее интересно — право каждого человека. Я старался не причинять никому вреда и сохранять достоинство, но при желании на меня можно накопать вагоны грязи. С таким прошлым в политике мне ничего не светит, поэтому я, с вашего позволения, опять попробую с кино». Он понимал, сколько сил потребует вторая попытка, и не хотел, чтобы что-то сдерживало его на этом пути.

Кевин считал, что четверых детей (еще одного сына родила ему недолгая любовница) мужчине в неоп­­­ределенной карьерной ситуации, как у него, вполне хватит.

Но на Кристин аргументы впечатления не произвели. «Я подожду тебя, — уходя, сказала она тогда. — Но недолго. Позвони мне, как только придешь в чувство и перестанешь ставить трусливые эгоистичные условия». 

— Послушай, Крис, мне хотелось бы надеяться, что я не дурак. — Кевин накрыл ладонью руку жены. — Однажды я счел себя вправе воспринимать свою прекрасную семью как должное и был наказан. Больше ничего подобного не повторится­.

— Просто помни, что папа из телевизора моим детям не нужен.

— Ты с ума сошла! — Кевин покачал головой. — В моей жизни нет ничего важнее наших детей. Я только и молюсь, чтобы Господь позволил мне прожить подольше, еще хотя бы лет 20. Я хочу сам их воспитать, поставить на ноги, быть тем человеком, к которому они пойдут за советом в трудную минуту. Но, видишь ли, в чем загвоздка… Бесформенный и занудный папаша-тюфяк, который целыми днями тупо сидит в кресле-качалке на террасе, им тоже не нужен. Как ты считаешь?


Кевин Майкл КостнерКевин Майкл Костнер

Родился: 18 января 1955 года в г. Линвуд (США)

Семья: жена — Кристин Баумгартнер,  дизайнер сумок; дети:  Энни (28 лет), Лили (26 лет), Джо (23 года); внебрачный сын — Лиам

(16 лет); дети от второго брака — Кайден (5 лет), Хайес (3 года) и Грейс (2 года)

Образование: окончил факультет маркетинга и финансов Университета штата Калифорния

Карьера: снялся в 47 фильмах, среди которых: «Неприкасаемые», «Робин Гуд: принц воров», «Телохранитель». Режиссер фильмов «Танцы с волками», «Почтальон» и «Открытый простор». Лауреат премии «Оскар» в номинациях «Лучший режиссер» и «Лучший фильм года» за «Танцы с волками»

Загрузка...