Онлайн-журнал о шоу-бизнесе России, новости звезд, кино и телевидения

Георгий Данелия раскурочил дома санузел для съемок

Жена режиссера рассказала о том, как нелегко 30 лет жить с гением

0

—Захожу в пенсионный фонд, спрашиваю у охранника, в какой кабинет обратиться, чтобы мужу пересчитали пенсию. «В десятый», — бурчит он. Поднимаюсь, открываю дверь кабинета. Дама за столом неохотно отрывается от экрана компьютера: «Да вы что, женщина?! Сегодня четверг — приема населения нет! Выйдите!» — «Извините, моему мужу, кинорежиссеру Георгию Данелии, дали орден «За заслуги перед Оте­чеством», и я хотела узнать, положена ли ему прибавка к пенсии». Она по-детски ойкнула, выскочила из-за стола, подбежала ко мне, руку пожимает: «Простите, пожалуйста, заходите! Мы все сейчас сделаем… Данелию мы все обожаем!» Усадила меня, чаем напоила, в разные кабинеты позвонила. А прощаясь, чиновница сказала: «Как же я люблю фильмы вашего мужа — и «Не горюй!», и «Афоню», и «Осенний марафон», и «Мимино», и «Кин-дза-дза!» Он мне ближе, чем родственник!»



— И какая же, если не секрет, народному артисту СССР, легенде отечественного кинематографа полагалась прибавка к пенсии?

— Да никакая! Мне ответили, что ничего лишнего не положено, потому что он работающий пенсионер. Георгий Николаевич — трижды лауреат Государственной премии, народный артист СССР, художественный руководитель студии «Ритм». Пенсия у него — 16 тысяч рублей — значительно меньше, чем у нас уходит на лекарства. Но его это не волнует.

Георгий Николаевич — невероятно скромный, не стремится дружить с сильными мира сего, с нужными людьми. Всю жизнь сам по себе. Вот и меня пытался отговорить, не хотел, чтобы я ходила по инстанциям. Говорит: «Нам хватает — и ладно».

 

— Уже семь лет Данелия работает над анимационным фильмом «Кин-дза-дза! Дза!». А последнюю полнометражную ленту «Фортуна» снял двенадцать лет назад. Почему такие длительные перерывы в творчестве Мастера?

— Между всеми его работами — многолетние перерывы. Потому что Данелия считает, что отдаваться надо одному делу, а не расплескиваться. Семь лет он занимается анимацией «Кин-дза-дза! Дза!» настолько плотно, что не видит ничего вокруг — ни меня, ни друзей. (С улыбкой.) Недавно говорит: «Если бы я знал, насколько трудно снимать анимацию, не взялся бы!» Когда грянул кризис, финансирование закончилось — и многие аниматоры из команды ушли. Осталось человек девять. Им Георгий Николаевич платил зарплату из собственных сбережений, устроил студию у нас в квартире.

— Вы не возражали против того, что дом превратился в офис?

— К таким вещам я нормально отношусь, сама же кинорежиссер. Пока работа кипела у нас дома, готовила на всю гвардию обеды. А я ведь еще и работаю. В нашей квартире и не такое бывало! Ради нескольких сцен из «Орла и решки» Данелия раскурочил собственный санузел. Помните кадр, где голый Ярмольник идет по коридору и слышит дикий крик попугая? По сюжету его героя обчистили цыгане — вытащили все, вплоть до ванны с унитазом. Вот Георгий Николаевич и снес все в нашей квартире, оставив одни стены. Я увидела — пришла в ужас и уехала жить на дачу.

Это сейчас у продюсеров можно потребовать компенсацию, а тогда каждый рубль экономили. В фильмах Данелии «снялась» и наша одежда: в «Паспорте» актер Жерар Дармон ходит в куртке и рубашке Георгия. В фильме «Кин-дза-дза!» Леванчик и Любшин носят наши шляпы, пальто и свитера. Начинаются съемки, Георгий Николаевич приводит актеров домой, распахивает шкаф: «Выбирайте что надо!»

— Галина, интересно, а, живя с гением, классиком не только отечественного, но и мирового кино, вы сами чувствуете масштаб его личности?

— Георгий Николаевич — уникальный человек, высокообразованный, интеллигентный. Ощущение, что он знает ответ абсолютно на любой вопрос. Даже удивительно общаться с таким на равных. (С улыбкой.) Конечно, Данелия давно сидит на олимпе, но он тоже человек — ест, пьет, ванну принимает…

— Ворчит…

— Нет, Данелия не ворчливый, он… сложнее. Например, если ему хочется есть, я в ту же секунду бросаю все — и моментально накрываю на стол. (Смеется.) Всю жизнь мечтаю о тихих, неспешных семейных обедах за красиво сервированным столом. Но до сих пор не получилось… (Со вздохом.) Приготовлю, к примеру, вкусный обед, накрою на стол, расставлю приборы, подаю первое. Георгий моментально его съедает и просит второе. Пока присяду, муж уже поел, встал и ушел работать. Нет, конечно, бывает, сидим с ним и долго разговариваем. То какую-то интересную передачу обсуждаем, то какой-то эпизод анимационного фильма «Кин-дза-дза! Дза!» — если Георгию Николаевичу вдруг захочется посоветоваться. Но… такие обеды случаются у нас крайне редко.

Ему катастрофически не хватает времени, поэтому все бегом. Большую часть дня Георгий Николаевич проводит в кабинете. Думает, по сто раз переписывает реплики героев, рисует. У нас по всему дому разложены стопки бумаги и карандаши. Георгий Николаевич может идти из одной комнаты в другую, вдруг присесть и начать рисовать: его уже увлекла очередная новая задумка про то, как на землю прилетел корабль с планеты Плюк — за спичками. Я храню все его зарисовки.

— Фразы, придуманные сценаристом Данелией, все мы знаем наизусть. Взять, к примеру, «Джентльмены удачи»: «Кто ж его посадит? Он же памятник!», «Ты туда не ходи, ты сюда ходи, а то снег башка попадет — совсем мертвый будешь», «Кушать подано! Садитесь жрать, пожалуйста». Дома Георгий Николаевич такой же острый на язык?

— Да, он все время шутит и всех разыгрывает. Меня тоже пытается, но я не попадаюсь, это исключено. А вот другие… Иногда смотрю на человека, который за чистую монету принимает данелиевские шутки, и переживаю: неужели не понимает, что это розыгрыш? Как-то Георгию Николаевичу звонит журналистка, судя по всему, совсем юная, и спрашивает: «А вот как раньше было в кино? Вы же давно родились, помните историю». Он совершенно серь­­езным голосом отвечает: «О! Еще бы не помнить! Когда вышел знаменитый «Броненосец «Потемкин», его первым показали Николаю II. Он посмотрел и сказал нам, киношникам, что надо покрасить флаги в красный цвет». И что вы думаете? Она именно так все записала и прислала заметку на согласование! (Смеется.)

— А как вообще появляются все эти крылатые фразы? Взять хотя бы знаменитый словарь жителей планеты Плюк в фильме «Кин-дза-дза!»…

— Ниоткуда пришли — из воздуха. Когда Данелия работал над сценарием фильма, мы с ним на пару недель поехали в санаторий «Дубовая роща» под Ессентуками и во время длительных прогулок придумывали эту абракадабру. Потом к нам присоединился Резо Габриадзе (сценарист фильмов Георгия Данелии) — и дело пошло быстрее. Словарь давно ушел в народ. Сын нашего знакомого не смотрел фильм «Кин-дза-дза!», но при этом употребляет «кю» — как ругательство, а «ку» — как приветствие. Есть магазин автозапчастей «Гравицаппа», есть ресторан «Пепелац»… —

Авторских отчислений, конечно, нет?

— О чем вы говорите! Правда, иногда приходят письма с вопросом, можно ли использовать ту или иную крылатую фразу из фильма. Но на этом все и заканчивается. Георгий Николаевич — человек нерациональный, хотя мог бы запатентовать названия и разбогатеть. К примеру, «Афоня», «Мимино» — уже существующие рестораны. А недавно рядом с нашим домом на Покровке открылся ресторан «Хорошо сидим!». И никто не спросил, можно так назвать или нет.

— Насколько Георгий Николаевич заботливый и внимательный муж?

— Судите сами: почти тридцать лет, что мы вместе, муж дарит мне цветы. С подарками дело обстоит хуже: он просто не может угадать, что мне понравится, а что нет. Последнее время, поскольку здоровье не позволяет ему идти в магазин, он посылает за букетами нашу помощницу Марину: «Купи цветочки, утром я Гале подарю». И дарит. А когда я улетаю по делам, он просит ту же Марину мне позвонить, расспросить, как дела, как я себя чувствую. И хотя я присылаю ему десяток эсэмэсок в день, он все равно беспокоится.

— А почему Георгий Николаевич сам не может вам позвонить?

— Он же мужчина, да еще и грузин! Наверное, считает неподобающим обрывать жене телефон! Его восточная кровь проявляется в том, что дома он безмолвно демонстрирует: я главный! Весь мир должен крутиться вокруг него. Марину гоняет: «Сделай это, а еще то, и побыстрее». Правда, со мной он ведет себя иначе. Ко мне Гия относится особенно — трогательно и нежно. Захожу к нему в кабинет — и слышу: «Ваше величество женщина, да неужели — ко мне?» — строчка из Булата Окуджавы. Ни за что не покажется мне на глаза в распахнутом халате или небритым. А ему 81 год! Если заканчивается его любимый одеколон — трагедия! Идет ко мне: «Купи скорее новый». Приходят в дом врачи, он выпроваживает меня за дверь: «Выйди, пожалуйста, я сам разберусь» — боится показаться мне беспомощным…

— Какой распорядок дня у Мастера?



— Неизменный: встает в семь утра, принимает ванну, варит кофе, кашу, слушает по радио новости. В 10 утра уходит на работу. До пяти вечера он там, обедает чаем. И никого из сотрудников не отпускает на перерыв — хочет успеть сделать как можно больше. Вчера устроил художникам разнос: пепелац нарисовали маленьким… Он так переживает за проект! Кстати, вы знаете, что сюжетные линии у анимационного и всем знакомого полнометражного фильма «Кин-дза-дза!» совершенно разные? Многие думают, что это тот же фильм, только нарисованный.

Вечером Георгий Николаевич немного отдохнет, поужинает — и к компьютеру, что-то пишет-переписывает. Спать ложится в час ночи. Иногда берется меня упрекать: вот, другие жены завтраки мужьям готовят… Я отвечаю: «Ну а тебе досталась подлая». А ведь я специально утром не выхожу и не помогаю ему — даю возможность самому за собой поухаживать. У Данелии эмфизема легких: они работают всего на 18 %. В детстве Гия переболел туберкулезом, всю жизнь курил по три пачки в день — и вот последние год-два задыхается. Курить, конечно, бросил, но это уже не помогло. Дома и на работе стоят два огромных агрегата — кислородные аппараты, есть еще переносной через плечо, весит килограмма четыре. С ним он не расстается никогда.

Поэтому если начну по утрам носиться, он сядет — и все: не расходится, не поднимется. Вот я и придумала такую хитрость: завтрак он готовит сам. Хотя проще мне самой все подать, потому что после его готовки ну разве что на потолке кофе с кашей нет — а так везде. Но я никогда на мужа по этому поводу не злюсь, он же гений! Прошлой осенью он показал мне почти готовый анимационный фильм «Кин-дза-дза! Дза!». Хотя еще не хватало в нескольких эпизодах анимации, я смеялась от души! А когда фильм закончился, говорю Георгию: «Хочу перед тобой встать на колени. Это фильм века! Потрясающе!»

Поскольку денег на окончание проекта катастрофически не хватало, я позвонила нашему другу, Лене Ярмольнику, позвала на просмотр. Вы бы видели, как он хохотал, просто как сумасшедший! Уже на следующий день привел к нам Сергея Сельянова (кинопродюсер, руководитель компании «СТВ»). А он человек не смешливый. Так вот, сначала сидел мрачный, потом подвинулся поближе к экрану, еще ближе и… заулыбался. Зная его характер, можно сказать, что он хохотал. И сразу сказал Георгию Николаевичу: «Шедевр! Забираю». Работа мгновенно пошла быстрее: Сельянов снял просторное помещение, пригласили еще художников. Премьера назначена на январь 2013 года, работа движется к завершению, и от Данелии уже почти ничего не зависит: он только контролирует процесс — переписывать и переделывать уже ничего нельзя. Стало немного полегче. Радуюсь, что Георгий Николаевич уже обдумывает новый фильм. Творцам опасно лишиться цели жизни…

— Сколько лет вы вместе?

— Женаты почти тридцать, с 1982-го. Но познакомились намного раньше — мне было 16. К тому времени я окончила школу и приехала из Минска поступать в Щукинское училище. Летом, во время Московского международного кинофестиваля, в баре гостиницы «Москва», в котором собирались киношники, появился Данелия, подошел ко мне, стал заигрывать. Я старше своих лет выглядела — ему и в голову не пришло, что перед ним несовершеннолетняя. (Смеется.) Чтобы поставить его на место, выпалила первое, что на ум пришло: «Отстаньте, пожалуйста, мне больше нравится Чухрай!» — «Да? Но скоро я стану более знаменитым, чем он». Под утро он проводил меня с подругой на Кутузовский, где мы с ней снимали «однушку», и напросился на чай. Все чинно-благородно: посидели, поболтали, посмеялись. А поскольку выпито им к тому времени уже было немало, Гия прикорнул на нашей кровати, а нам с подругой пришлось мучиться на узком диване. Утром просыпаемся, а гостя нашего нет. Входная дверь закрыта и ключ внутри — значит, выйти не мог, но жили-то мы на 9-м этаже!

Разволновались страшно: где Данелия, куда делся? Потом смекнули: спустился по пожарной лестнице. Вечером снова встречаю его в баре. Подходит ко мне и спрашивает: «Вас как зовут?» Я: «Не помните?! Вы же ночь у меня до­­ма провели!» Посмотрел он на меня внимательно и говорит: «Действитель­­но, я провел ночь с двумя очаровательными блондинками!» В то время он очень веселый был. Пел песни, играл на гитаре, флиртовал напропалую. (Смеется.)

— И тем не менее не поразил вас в самое сердце?

— Если бы мне тогда сказали, что я выйду замуж за Данелию, ни за что бы не поверила. Мне нравились голубоглазые высокие блондины. Романа не случилось, он казался мне уж слишком взрослым. Мы не виделись несколько лет. Я окончила театральный, поступила работать в Театр имени Маяковского, через полтора года ушла: не сработалась с Гончаровым. Но я собиралась поступить во ВГИК. Занималась журналистикой, писала для «Недели», брала интервью, со многими известными людьми дружила. Однажды на «Мосфильме» столкнулась с Данелией — и не узнала, прошла мимо. Он окликнул: «Юркова, зазналась, что ли?» Смотрю, стоит мужчина — кожа да кости, килограммов 50 тогда весил, если не меньше. Рассказал, что сильно болел, перенес клиническую смерть. Я предложила: «Гия, покажись Джуне! Мы дружим, она очень сильный экстрасенс, обязательно поможет». Джуна считает, что это она нас поженила. Потому что пока я сопровождала Данелию к ней на приемы, мы успели влюбиться друг в друга.

— Лечение помогло Георгию Николаевичу?

— Нет, он сам экстрасенс. К Джуне, мне кажется, ходил ради встреч со мной. (Смеется.) До сих пор не могу привыкнуть к его точным прогнозам. Описываю какую-то жизненную ситуацию — и всегда как он скажет, так и бывает. Иногда паникую: «Кошмар, ничего не наладится!» Он: «Все закончится благополучно и будет так, так и так». Вот когда прогноз плохой, он говорит: «Ну ничего, ничего…» — и прощается.

— Полюбив вас, он ушел от актрисы Любови Соколовой, с которой растил сына Николая. Как Георгий Николаевич на это решился?

— У них сложная получилась история… Люба была значительно старше Георгия, лет на девять. Они стали вместе жить только тогда, когда она родила Колю. Насколько я знаю, отношения сразу были непростые: они спали в разных комнатах. А у Данелии долго, лет двенадцать, был роман с Викторией Токаревой. С Любой он так и не расписался, Колю просто усыновил. Официально — я его вторая жена. Первая была Ирина, которая родила Георгию дочь Свету. К решению уйти из семьи я его не подталкивала. Он принимает решения только сам.

Года через полтора после того, как мы поняли, что любим друг друга, он пришел к Любе и честно признался: «Прости, люблю другую». Потом поехал ко мне: «Вот моя бритва, моя зарплата, я с тобой».

А предложение мне весьма оригинально сделал. Едем с ним в лифте — и вдруг Гия, достав из кармана кольцо, говорит: «Да, кстати, забыл сказать: выходи за меня замуж. Вот кольцо моей мамы» — и надевает его мне на палец. Расписались в нашем районном ЗАГСе. В ресторан не пошли — накрыли стол дома. Пригласили человек десять. Света, его дочь от первого брака, пришла, а Коля нет. Хотя очень хорошо ко мне относился. Мы с ним еще со студенчества были знакомы, и он даже был в меня влюблен. Мать свою так утешал: «Мама, Галка — замечательная баба, ты не представляешь, как папе повезло!» Она плакала: «Дурак ты, дурак, ничего ты не понимаешь!»

Люба, после того как Георгий Николаевич ей в любви ко мне признался, собрала вещи и уехала жить к себе. Когда я перебралась на Чистые пруды, где остались жить Георгий, его папа и Коля, то увидела… разруху. Люба вывезла буквально все, даже занавесок на окнах не оставила. Наверное, так хотела насолить… Папа Георгия — Николай Дмитриевич — открывал пустые шкафы и говорил: «Галя, раньше у нас тут лежали пододеяльники, простыни, здесь были полотенца, а теперь ничего нет». Я успокоила: «У меня все есть, завтра же привезу». И привезла на собственных «жигулях» приданое — постельное белье, одеяла, занавески, роскошную библиотеку. Правда, у них книг было еще больше — так что мои пришлось продать. Друзья говорили Георгию: «Ты удачно женился — на богатой женщине!» Коле я отдала свою двухкомнатную квартиру.

 

— Николай умер в 26 лет при загадочных обстоятельствах. Как Георгий Николаевич перенес такой страшный удар судьбы?

— Ну, как перенес… До сих пор не пережил этого горя. Это наша глу­­бочайшая трагедия.

Никто не знает, что случилось с Колей на самом деле. Следователь так сказал Георгию Николаевичу: «не надо вам ничего знать. И ходить в квартиру, где все это произошло, тоже не надо…» После смерти сына Георгий Николаевич замкнулся — никогда на эту тему не говорит. Хорошо, что остались Колины дети — Маргарита и Алена, он их очень любит.

— Георгий Николаевич — грузин. Насколько он строг в своих требованиях к вам, своей жене? Позволял ли по молодости краситься, одеваться как вам хочется, заниматься профессией или диктовал свою волю?

— Когда мы поженились, он сказал: «Значит так, а теперь будьте добры все пуговички застегните, а юбки носите подлиннее. И никаких брюк!»

Я была влюблена, мне было все равно: «Эх, пусть будет, как он хочет!» Но меня ненадолго хватило. Я люблю и пуговички расстегнуть, и брюки надеть, и повеселиться. Больших нервов стоило переделать взгляды своего взрослого мужа. Но со временем получилось, он смирился с тем, что я и самостоятельна, и амбициозна. Хотя сначала услышала: «Про кино забудь». А я ведь ВГИК окончила, училась у Игоря Таланкина, мечтала работать. Лет через пять Георгий сжалился и даже фильм «Кин-дза-дза!» предложил снимать вместе. Я поразилась: «Ты шутишь? Как я, начинающий режиссер, могу снимать с тобой вместе?!» Пошла вторым режиссером, но это оказалось для нас обоих очень тяжело. Спорили до крика, до потери голоса. Дома он главный — это не оспаривается, а по работе я не могу уступать. Молчать на съемках в тряпочку не собиралась. И я ушла с проекта.

И все же Данелия дал мне поработать: «разрешил» снять фильм «Француз», стал его сценаристом вместе с Сергеем Бодровым-старшим. И был очень доволен результатом. «Ты, оказывается, талантливая», — сказал. Такие слова дорогого стоят! Потом я сняла фильм «Божья тварь».

— Галина, хорошо быть женой Данелии?

— Это непросто, потому что Данелия — творец, всегда погружен в себя. Я начинаю ему что-то увлеченно рассказывать — и вдруг вижу его отсутствующий взгляд. Замолчу на полуслове, а он и не заметит. Он никогда не влезает в бытовые дела, даже слышать о них не хочет. У нас большая семья: восемь внуков, трое правнуков, а вот такое, чтобы всем собраться за одним большим столом, почти невозможно. Конечно, он всех нас сильно любит, но на первом месте только работа.

Надо всегда быть погруженной в его проблемы, делать то, что хочется ему.  Иногда утром он меня будит, а я, между прочим, сова: «Посмотри, как мне этот свитер? Кажется, не идет… Тогда вот эта рубашка… Снова нечего надеть!» — шумит. Но тем не менее наши ссоры можно пересчитать по пальцам. Мы неконфликтны. А все стычки происходи­­ли только по единственной причине: Данелия одно время пил. Снимает фильм — все нормально. Закончилась работа — запирается дома и пьет, и пьет… Никто из посторонних долгое время не знал о его пристрастии. Однажды я не выдержала: собрала вещи и ушла из дома. Его друзья нашли меня у подруги и так сказали: «Галя, ты должна спасти наш кинематограф и этого великого человека». Пришлось вернуться. Самое сложное было в том, что он не признавал проблемы, убеждал: «Захочу — и вообще пить не буду». Эти обещания я слышала миллионы раз, но ничего не менялось. И, вернувшись к нему, я поставила ультиматум: или он кодируется, или мы расстаемся. И он согласился лечиться. Я повезла его в Феодосию, где тогда работал знаменитый доктор Довженко. За компанию кодироваться поехали еще человек пять с «Мосфильма». Довженко всем помог — и с тех самых пор, а было это лет двадцать пять тому назад, Данелия спиртного в рот не берет.

— Говорят, кодирование портит характер…

— Это правда. Он разлюбил компании, перестал ходить в гости, да и к нам никого больше не звал, не то что раньше. «Минут десять вы все нормальные, а потом выпьете — и такие говорите глупости, что слушать противно», — рассуждает он. Петь тоже перестал и гитару забросил. Такая вот оборотная сторона медали. Как-то знакомые сказали: «Пусть живется с таким человеком непросто, но зато ты приобрела ИМЯ!» А мне смешно это слышать: «Ну и что я должна с этим именем делать?» Я точно знаю, что благодаря мне Данелия вообще жив. Моя любовь, ежеминутная забота о нем, налаженный быт… Он занимается исключительно творчеством. Боже упаси считать это подвигом — я просто хорошая жена.

— Как Георгий Николаевич относится к своему возрасту?

— Рассуждает так: «Мои ровесники — старые, обрюзгшие, немощные люди. Какое это жалкое зрелище, а я ведь тоже, наверное, выгляжу так же! Не хочу, чтобы меня таким запомнили. Поэтому больше ни одной фотографии!» Сниматься он перестал лет пять тому назад.

— Как он воспринимает уход из жизни друзей, ровесников? Или вы это от него скрываете?

— Да как скроешь-то? Только проснется, включает радио и слушает новости. Конечно, узнав печальные вести, переживает, но на похороны принципиально не ходит. От переживаний у него начинается аритмия. Он отстраняет от себя все то, что мешает работать.

— Галина, а что Георгий Николаевич любит и что ненавидит? Перечислите через запятую…

—  Не любит плохих людей. Он, поняв, что человек повел себя непорядочно, просто отсекает его от себя. Даже если тот умоляет, настаивает и пытается объясниться. Он вообще категоричный человек. Решил что-то для себя — и все, точка!

Друзей у него, несмотря на закрытость, много. Всю жизнь дружит с Евгением Максимовичем Примаковым. Они оба из Тбилиси. С Дато Иоселиани — главным кардиологом Москвы… Очень любит своего бывшего ученика Джаника Мехтиева, который живет в Азербайджане. Пытался помогать ему деньгами, зная, что у того нет работы, но Джаник — гордый и не принимает таких подарков. Зато сам шлет нам посылки — домашнее варенье, травы, орехи. Для Данелии нет слова «бывший».

— А вам никогда не приходилось отгонять от мужа посторонних женщин? Или при вас Георгий Николаевич ничего лишнего себе не позволял?

— Когда мы поженились, все женщины остались в прошлом. Я даже в шутку заявляла: «Что ты такой скучный! Заведи роман, что ли!» (Смеется.) А он отвечал: «Неинтересно… Скучно». До сих пор он иногда общается по телефону с Викой Токаревой. Как только я вхожу в комнату, он извиняется, прикрывает ладонью трубку и говорит: «Ты знаешь, она сама позвонила». Я смеюсь: «Мне уже все равно. Общайся на здоровье! Лишь бы тебе было хорошо». Вика — талантливая и умная. Почему нет? Я поняла причину его верности: во мне он увидел женщину, перед которой преклоняется. Это вовсе не моя заслуга, это он придумал некий образ — Дон Кихот и Дульсинея… Ну а я всю жизнь стараюсь его не разочаровать. Ради семьи мне пришлось отказаться от своих честолюбивых планов, хотя, чего скрывать, готовилась стать известным режиссером. Но зато я создала Фонд кино Георгия Данелии. Мы, как и великий Данелия, увлеклись анимацией и снимаем популярный детский сериал «Лелик и Барбарики». Малышам очень нравится фильм и замечательная музыка композитора Любаши. Мы выпустили альбом «Георгий Данелия. Творчество. Работа. Семья» с рисунками Георгия Николаевича, с плакатами его фильмов и редкими фотографиями. Впервые представлена семья Георгия Данелии со всеми детьми и правнуками. Хочу, чтобы люди никогда не забыли великого режиссера, который даже сейчас, с трудом дыша, продолжает творить шедевры для всех нас.

Нам с ним бывало очень непросто вместе, но мы давно превратились в единое целое — в восьмерку, знак бесконечности. Связь между нами останется навсегда, что бы ни случилось­…

Георгий ДанелияГеоргий Данелия

Родился: 25 августа 1930 года в Тбилиси

Образование: Московский архитектурный институт, Высшие режиссерские курсы

Семья: жена — Галина Юркова-Данелия, кинорежиссер, президент Фонда кино Георгия Данелии; дети — Светлана, адвокат, Кирилл, художник; внуки — Алена и Маргарита (дочери Николая), Ирина и Александр (дети Светланы), Аня, Мика, Денис, Петр (дети Кирилла); правнуки — Александра, Никита и Таисия

Карьера: режиссер 17 фильмов: «Я шагаю по Москве», «Афоня», «Мимино», «Осенний марафон», «Кин-дза-дза!», «Паспорт» и др. Сценарист 13 фильмов, среди них: «Джентльмены удачи», «Слезы капали». С 1987 года — художественный руководитель киностудии «Ритм» киноконцерна «Мосфильм»

Награды: народный артист СССР (1989). Лауреат Государственной премии СССР (1978), Государственной премии РСФСР имени братьев Васильевых (1981), Государственной премии России (1996)

Вам могут понравиться
Загрузка...