Алексей Гуськов расстраивает Лидию Вележеву подарками

В последние годы Алексей Гуськов работал во Франции, в Германии и Италии. И конечно, виделся с женой гораздо реже, чем хотелось бы. Ведь у Лидии Вележевой свои съемки и спектакли. А может, такие частые разлуки только к лучшему? Разве подумаешь, глядя на эту пару, что через год у них серебряная свадьба?

15.02.2012, 10:00, Елена Фомина

—Сейчас мало кто может похвастаться таким крепким браком, как ваш. Прожив вместе 24 года, вы еще способны удивлять друг друга?

Алексей: Последний раз я сильно удивил Лиду три года назад, когда неожиданно завел лабрадора.

Лидия: Леша обожает собак! Он даже родился в год Собаки, и это, наверное, многое объясняет. И муж, и сыновья периодически затевали разговор о том, как было бы чудесно завести пса. Но всегда слышали в ответ мое категорическое нет. Потому что я боялась брать ответственность за живое существо: мы с Лешей вечно в разъездах, и даже если в Москве снимаемся, то рабочий день все равно ненормированный. А дети учатся. Кто будет гулять с собакой, кормить ее и ухаживать за ней?


— То есть мужу и детям приходилось довольствоваться зверьем попроще? Хомячками и черепахами?

Лидия: Даже их не было.

Алексей: За исключением того белого хомяка, которого Вовка в детстве ненадолго взял у друга напрокат. Мы приняли его тогда за крысу!

Лидия: Но три года назад Леша сделал мне сюрприз. В финале комедии «Любовь-Морковь 2» моя героиня, злодейка Левицкая, превращается в лабрадоршу. Премьера фильма была 23 декабря, а через два дня Леша позвонил мне на мобильный со словами: «Я купил тебе замечательный подарок на Новый год!» Я, разумеется, принялась выпытывать подробности. Но он все мои уточняющие вопросы проигнорировал, только спросил: «А ты во сколько будешь дома? Когда приедешь, позвони — я выйду». Меня это насторожило: подарок подарком, но зачем на улице встречать? Приехала, позвонила — Леша мгновенно выскочил во двор, что тоже было подозрительно. Паркуюсь, и он говорит: «Я приготовил тебе замечательный подарок, ты ему очень обрадуешься…» А сам на меня по-особенному смотрит. Я все в его глазах прочла. Поняла, что подарок — животное. И сказала только одно слово — «нет». А он в ответ: «Да». Идем к подъезду. Я снова: «Нет!» Он: «Да!!!» Так и шли до квартиры, ведя однообразный, но очень эмоциональный диалог. Зашли домой, а навстречу Митя — в руках маленький черненький комочек: «Мамочка, посмотри, какой хорошенький…» Я отвернулась: «Даже не показывай». Ужасно расстроилась: «Господи, это же новая проблема, это же еще один ребенок…» Но как только увидела эти глазки и мордочку, растаяла: «Ой, какая пре-елесть!»

Алексей: Мы провернули тогда секретную операцию, достойную Джеймса Бонда. А подбил нас на эту авантюру старший сын. Я Володе сказал: «Ты представляешь количество забот? Кровью клянись, что будете сами ухаживать за собакой!» — «Будем!» И мы со старшим поехали выбирать пса. А младшего только через неделю в свой план посвятили: боялись, что матери сболтнет. Семья у нас шумная, народу много, и все эмоциональные. Поэтому нам требовался пес с устойчивой психикой, чтобы не разбирался, кто главнее, и не крутил головой, выбирая, кого защищать. У знакомого на передержке был черный лабрадор, который все время таскал игрушки и вилял хвостом. И знакомый говорил: «Видишь, он прекрасно себя ведет, спокойно адаптируется. Очень умный пес». И мы отправились к заводчику, выбрали самого славного из племянников того черного лабрадора и повязали ему на шею красную ленточку — забирать его от мамы было еще рано. Кстати, с тех пор у нашего Визиря только красные ошейники. В день, когда мы его забрали, на дорогах были ужаснейшие пробки. Мы со скоростью захворавшей улитки ползли домой — и попасть туда нам надо было раньше, чем вернется Лида. Поэтому мы ей то и дело звонили: «Лидочка, ты где? А не заедешь в магазин?» Когда у меня заканчивались предлоги, под которыми я мог продлить ее путь домой, подключались сыновья. Внесли собаку в квартиру минут на десять раньше, чем Лида приехала… Когда же мы штурмом добились ее разрешения, все сложилось чудесно. Лида его приняла и полюбила. И теперь на даче одна не остается — только с защитником.


— Пока он вырос в защитника, много тапочек изгрызть успел?

Лидия: Он грыз исключительно Лешины тапки. Алексей искал пса, который не выбирал бы, кто в семье важнее. Но собака, даже самая умная
и миролюбивая, все равно сразу определяет главного. И для Визика вожак стаи — мой муж.

Алексей: Тут иная ситуация. У меня, когда купили щенка, была серьезная проблема с коленом. И я три месяца сидел дома, никуда не выходил. Но ведь и собаку до трех месяцев, до первой прививки от чумки, не выпускают на улицу. Вот он и провел со мной все раннее детство. У собак год идет за семь, так что три месяца — это четыре года по-нашему, по-человечески.

Лидия: И теперь мы обнимаем только Лешины тапочки, ложимся и лапой двигаем только Лешины тапочки, разговариваем только с Лешиными тапочками. А уж когда Леша собирается уезжать и Визик видит, что Леша берет чемодан…

Алексей: Да, самый ненавистный предмет в доме — чемодан! Собираться в дорогу при Визире не рекомендуется…

Лидия: Он начинает говорить: «Ы-ы-ы» — и смотрит недовольно.


— Наверное, вы без него жизни уже и не представляете.

Лидия: Конечно, я полюбила эту мордаху с первого взгляда. Но моим мужчинам сказала: «Вы мне подарок подарили — вы за ним и ухаживайте». Согласились.


— Но хватило их от силы на месяц?

Лидия: Они, конечно, просто молодцы: как дали слово, так его и держат. Этим сыновья в папу пошли: Леша, если что пообещал, выполнит, и дети тоже. Надо отдать моим мужчинам должное: ухаживают за Визирем. За три года я с ним в городе ни разу не гуляла одна. Разве что вместе с сыном за компанию, если погода хорошая.


— Каких вы сознательных молодых людей вырастили!

Лидия: Это правда, и не только в вопросе выгуливания собаки. У Димитрия и Володи разница в возрасте 5 лет, так что компании у них разные, и оба друзей в беде не бросают. Случись что — несутся выручать и делают все, что от них зависит. А еще оба очень внимательные. У нас дом трехэтажный, без лифта, поэтому они просят: «Мам, ты позвони, когда к дому приедешь» — чтобы спуститься и помочь мне сумки донести. Всегда руку подадут, помогут пальто надеть. При разных характерах эти качества у них общие.


— А в чем они меньше всего похожи?

Лидия: Один любит быть в центре внимания, другой — нет. Младшему это нравится, он невероятно общительный, иногда даже чересчур. Димитрий учится на первом курсе ВГИКа, на продюсерском факультете. Сказал: «Папа — актер, мама — актер, еще и брат — актер. Должна же хоть у кого-то в семье быть нормальная профессия!» Но когда вспоминала рассказы его преподавателей в школе, как он оправдывался, пропустив занятие, начинала сомневаться: может, и Димитрию стоило пойти на актерский? Старший тоже может быть душой компании, но повышенного внимания к своей персоне не любит. Он два года назад окончил Щукинское училище. С моим постоянным присутствием смирился. Что поделать, раз уж я там преподаю! Но когда Леша туда заглядывал и все говорили: «Боже, артист Гуськов!», Володя хмурился: «Пап, ну вот зачем ты?» И Леша оправдывался: «Я же по делу…» Сын пытается сам продвинуть себя в актерской профессии, не хочет никакой помощи. И в этом плане пошел в нас с Лешей: мы никогда ни у кого ничего не просили.

Когда Володя окончил училище и начались показы в театрах, принципиально не пошел в Вахтанговский, где я служу. Хотя понравился и его брали. Сказал мне: «Ты же прекрасно понимаешь: если я приду, какую бы роль ни получил, за спиной скажут: «Ну понятно, мамочка помогла». А дети других актеров с удовольствием отправлялись в театр к родителям, и возможные сплетни их не волновали ни грамма… Осуждать тут никого не возьмусь — каждый поступает, как ему лучше. Мой сын решил: «Я, может быть, потом приду в Театр Вахтангова. Когда стану известным, когда докажу, что сам что-то могу».


— Кажется, вас порадовал этот поступок…

Лидия: Да, и в театре его многие оценили. Думали, я буду Володю куда-то засовывать, разговаривать с руководством. А я пришла, тихо посмотрела показ и ушла, не дожидаясь обсуждения. Ничего не спрашивала. И только потом узнала, что его хотели взять, а он категорически отказался. В итоге он служит в Театре имени Маяковского. Недавно там вышел спектакль «Маяковский идет за сахаром», и главную роль — самого поэта — играет наш Володя.


— На свою премьеру он вас пустил? Или родители в зале — дополнительный стресс для молодого таланта на сцене?

Лидия: Я его в роли Маяковского до сих пор не видела! Но не потому, что родителям вход воспрещен, просто совпадают числа, по которым идет его спектакль и мой в Вахтанговском театре. Я расстраиваюсь, а он успокаивает: «Мам, ну ничего, придешь попозже. Как раз спектакль обкатается». Впрочем, мы же не только видим сына из зала: все вместе — Леша, Володя и я — играем в постановках театрального дома «Миллениум».


— И каково это — играть на сцене с собственным ребенком? Сильно переживаете?

Лидия: За ребенка всегда волнуешься — когда он сдает экзамен, когда куда-то уезжает, когда снимается… Если играем вместе, Володя всегда держит дистанцию. И когда я делаю замечания, ему кажется, что я эту дистанцию нарушаю. Сразу слышу: «Ма-ам, опять начинается…» — «Да я сейчас не как мама говорю! Я тебе советую как опытная актриса, твой партнер». Но он все равно считает: мол, мама снова поучает, вечно она недовольна. У него установка: «Я сам все знаю и сам все сделаю». Сразу видно, как ему хочется поскорее стать самостоятельной единицей, а не просто сыном Гуськова и Вележевой.


— Алексей, а ведь вы вместе с сыном еще и в фильме «Осенние заботы» снялись. Сильно о нем тогда заботились?

Алексей: Не могу сказать, что я его усиленно опекал и давал много советов. Но приглядывался. Вообще это особенное чувство — работать вместе с взрослым сыном, которого ты вроде не так уж давно кормил из бутылочки и купал…


— Страшно их с Димитрием во взрослую жизнь отпускать?

Алексей: Да чего бояться? Они же не уезжают в неведомые дали, мы в любой момент можем созвониться и встретиться! А отпускать детей из гнезда обязательно надо, причем вовремя, чтобы они могли правильно расти и развиваться, иметь свои интересы. Как показывает жизнь, люди, которые не смогли вовремя вырваться из-под родительской опеки, более уязвимы и несчастны.

Лидия: Это мы с Лешей, когда нам было по 17 лет, уехали от мам в далекую Москву. А сыновья с нами рядом, а не в Питере, Киеве или Махачкале.


— 7 января Володе исполнилось 23 года. День рождения отмечали в кругу семьи?

Лидия: Этого давно нет. Сыновья предпочитают в клуб пойти или в кафе. Их интересует взрослая жизнь, а не свечки на тортике в домашней обстановке.


— А вас как поздравляют, что дарят?

Лидия: Чего только не дарят! Цветы, кулончики, цепочки… На последний день рождения вечно мерзнущей маме подарили шикарную теплую кофту. Я капризная, мне сложно угодить, но кофту ношу постоянно — и вижу, что ребятам приятно.


— Что из последних подарков от Алексея вам больше всего нравится?

Лидия: Машина. Volkswagen Touareg.

Алексей: Какой же это подарок, если мы ее на совместно заработанные деньги покупали?!

Лидия: Как какой? Традиционный! Первую машину мне купил ты, вторую и третью — тоже ты, и только четвертую мы приобрели в складчину. Ты подарил мне прекрасную половину этого автомобиля!


— Сами определяетесь с моделью? Или говорите: «Теперь мне нужен большой автомобиль красного цвета», а Алексей подбирает марку?

Лидия: Я знаю, какую модель хочу, и на другую не соглашусь. В случае с машиной дорого не только внимание, но и конкретные пожелания…


— Алексей, у вас сейчас две премьеры одна за другой. 16 февраля — фильм про Великую Отечественную войну «Четыре дня в мае», где вы и продюсер, и исполнитель одной из главных ролей. А 21 февраля — «Август. Восьмого» — про конфликт в Южной Осетии в 2008 году…

Алексей: Да, причем режиссер фильма «Август. Восьмого» Джаник Файзиев перед началом съемок мне рассказал, что мой герой Казбек существовал на самом деле. Он реально всегда готов протянуть руку помощи слабому, тем более если это женщина, оказавшаяся в сложных обстоятельствах. Как мне кажется, нормальный для каждого мужчины взгляд на вещи, не только для военного.

Меня впечатлил объем проделанной над фильмом работы, а также очень солидные декорации. Огромная машинерия в павильоне «Мосфильма», где воссоздали интерьер Дома Правительства Южной Осетии: кабинет с взрывающейся в кадре стеной, коридор с проломанным полом, лестница, проваливающаяся под ногами моего персонажа. И конечно, масштабные натурные съемки в Абхазии, где я был первый раз в жизни. Тяжелое осталось впечатление. Я говорю не о людях — они-то были радушны и приветливы к нам. А вот запустение прекрасного края, брошенные дома, поросшие травой, — это тяжело было видеть­.

— События в Южной Осетии показаны глазами молодой женщины, помчавшейся в пекло спасать своего ребенка, а в фильме «Четыре дня в мае» война такова, какой увидел ее озлобленный немецкий подросток…

Лидия: Леша, можно я расскажу, как такой прием выбрали? «Четыре дня в мае» стоили Гуськову пяти лет жизни. Мы все за него переживали, и, конечно, периодически Леша показывал нам отснятый материал. И вот два человека — немецкий и российский монтажеры — сделали по варианту фильма. Я посмотрела оба. Причем специально попросила мужа не говорить, какой вариант кто подготовил. И выбрала тот, где все показано глазами колючего ненавидящего ребенка. Вот так на судьбу фильма и повлияла, чем очень горжусь. Он сильный получился, мы с детьми смотрели его со слезами. Я потом несколько минут говорить не могла­.


— Алексей, вы ведь историю «Четыре дня в мае» в Германии снимали? Долго там жили?

Алексей: Примерно полгода.


— Семья к вам в гости приезжала?

Лидия: Да откуда же у семьи время на это? Я работаю, да и дети заняты. Но мы с Митей приезжали к Леше летом 2008-го во Францию, когда он снимался во французской комедии «Концерт». Жили недели три в центре Парижа. Выходишь утром завтракать в кафе, а кофе и круассаны такие вкусные, апельсиновый сок оранжевый и солнце желтое… И ты почему-то от этого совершенно счастлив! Жаль, что Леша за все это время так ни разу с нами не позавтракал — то снимался, то репетировал, то брал уроки дирижерского ремесла. Он ведь играл дирижера Большого театра и очень ответственно отнесся к подготовке. Мы старались ему не мешать, поэтому уходили. И только вечерами, когда он был свободен, гуляли, ходили в рестораны…

Алексей: И я не зря старался и жертвовал завтраками в кафе. Фильм стал очень популярным во Франции, получил национальную кинопремию Италии «Давид ди Донателло». Статуэтка стоит теперь у меня дома, и я с ней чокаюсь. Надеюсь, итальянскую комедию, в которой я летом прошлого года снимался, тоже будут смотреть. Фильм, название которого в переводе на русский звучит как «Пока петух не клюнет», осенью должны выпустить — к какому-то большому кинофестивалю.


— А в итальянском кино вы кого играете?

Алексей: Русского уборщика на италь­янской телестудии. Когда в европейских фильмах предлагают сыграть офицера КГБ или мафиози (а это то и дело происходит), отказываюсь сразу. Говорю: «Мне этих радостей в России по горло хватает!» Так что во всех европейских фильмах я играю русских. Просто русских, без государственной или криминальной судьбы. А кого я еще могу играть с моим-то языком?

Лидия: Ну прекрати! Он еще семь лет назад не знал ни одного, а теперь говорит на трех. Я горжусь им!

Алексей: Да какие три! Не слушайте ее, я могу с горем пополам говорить по-французски, могу понять итальянский…

Лидия: А английский?

Алексей: Да, английский мы с трудом, но победили.


— Ого! Как вам это удалось в возрасте, далеком от школьного?

Алексей: Это как у Пушкина: «Мы все учились понемногу чему-нибудь и как-нибудь». Я после 10-го класса помнил только, что «Ландон из зе кэпитал оф зе Грейт Британ». На этом мои познания заканчивались, потому что в большем необходимости у меня не было. Я ведь бывший советский, а не новый русский. А когда стал работать как продюсер, необходимость появилась. В 2005 году у меня возник первый международный проект, мы работали с австрийцами, и была необходима хотя бы элементарная коммуникация…

Лидия: А потом Лешу стали приглашать играть в Европе, и он должен был понимать, о чем говорят на переговорах. Когда он брал текст на английском, ему хотелось чувствовать его, а не просто, как попугай, повторять сочетания звуков. И я как актриса ему завидую. Правда, Леш, я бы так не смогла…

Алексей: Ты лентяйка же еще!

Лидия: Лентяйка, да. Когда Володя в школе начал учить немецкий, я решила: «Дай-ка вместе с сыном язык освою». И не получилось! Я недостаточно усидчивая. Если надо для роли, например, спеть песню на итальянском или французском, просто учу наизусть непонятный текст.
Алексей: Зато ты знаешь китайский! Вот это лингвистический козырь!

Лидия: Да я его забыла уже, сколько лет прошло… (Лидия окончила школу-интернат с углубленным изучением китайского языка)


— Алексей, а по какой методике вы учите языки? Ведь это серьезные успехи!

Алексей:
Мой опыт говорит, что надо прыгать в языковую среду. Только так за четыре года и осилил три языка, ведь надо было играть на них. Это стресс страшный для организма! Ты выключаешь все — телевизор, радио, — всегда и везде слушаешь только диски с речью. И когда недели через две непонятный поток речи начинает распадаться на отдельные слова, в этот момент можно погрузиться в грамматику. А потом надо учить элементарные фразы. Да, именно фразы, слова учить бессмысленно. Сейчас во всем мире популярен способ Assimil — всем его рекомендую. Заказываешь через Интернет диски с уроками французского, итальянского, английского… В них по определенным темам повторяются фразы. И дома, и в машине я бесконечно слушал эти диски.

Лидия: Да-да, едем и слушаем уроки, уроки, уроки… Иногда мне так хотелось ему сказать: «Давай хоть чуть-чуть музыку послушаем», но я аж язык прикусывала — молчала, думала: «Нет, пусть учит».


— Слушайте, бесконечная работа, учеба, дети… А ужин вдвоем или, что еще лучше, романтическая поездка — такое в вашей жизни когда последний раз было?

Алексей: Для романтических ужинов сложно время найти, а ездить мы всегда стараемся с детьми. Точно знаю, куда хочу Лиду и детей в следующий раз отвезти. Я после съемок в «Концерте» вымотался страшно. Надо было перевести дух, и я отправился в Тоскану, где развит агротуризм — для тех, кто хочет отдохнуть в сельской местности. Через Интернет нашел малюсенькую, на четыре дома, деревушку. Дома стоят на холме, и такие с него открываются виды! Когда я учился в театральном институте, недоумевал: бывают же лентяи, которые умеют устраиваться! Защищают кандидатские диссертации по фону на картинах Тициана или Рафаэля, при первой же возможности мотаются в Европу… Вот, думал, нашли себе легкий труд. И вдруг, будучи в Тоскане, увидел, что пейзаж в 11 часов утра окрашен в одни цвета, в два часа дня — в совершенно другие, а в пять часов — в третьи! Невероятная красота!

От той деревушки было 50 км до Флоренции, 70 км до Сан-Доминиано, и 60 км до Пизы. Берешь маленькую машинку и, когда тебе заблагорассудится, едешь куда хочешь. И ты не связан никакими графиками… Был сентябрь, у сыновей шли занятия (тогда они оба учились в школе), у Лиды начался сезон в театре, поэтому я оказался там один и провел всего неделю. Теперь дети уже выросли… Может, махнуть туда не с ними, а вдвоем с Лидой?




Лидия Вележева

Когда и где родилась: 2 октября 1966 года в Киеве (Украина)

Знак зодиака: Весы

Семья: муж — Алексей Гуськов, актер, продюсер; сыновья — Владимир (23 года) и Димитрий (18 лет)

Образование: в 1988 году окончила Театральное училище им. Щукина

Карьера: в 13 лет сыграла в фильме «Ожидание», с 1988 года — актриса Театра им. Вахтангова. Снялась в фильмах и сериалах: «Очарованный странник», «Волкодав», «Классик», «Любовь-Морковь 2», «Воровка», «Следствие ведут Знатоки. Десять лет спустя», «Идиот», «Пончик Люся», «Август. Восьмого».


Алексей Гуськов

Когда и где родился: 20 мая 1958 года в г. Бжег (Польша)

Знак зодиака: Телец

Семья: жена — Лидия Вележева, актриса; дочь — Наталья (29 лет); сыновья — Владимир (23 года) и Димитрий (18 лет)

Образование: с 1975 по 1979 год учился в МГТУ им. Баумана, в 1983 году окончил Школу-студию МХАТ

Карьера: снялся в фильмах и сериалах: «Плюмбум, или Опасная игра», «Волкодав», «Турецкий гамбит», «1814», «Концерт», «Горячев и другие», «Граница. Таежный роман», «Участок», «Диверсант. Конец войны», «Мусорщик». Руководитель студии «Ф.А.Ф. Интертейнмент», кинопродюсер

Домашний питомец: лабрадор Визирь Шахрияра Фортуна Ле Ретт




Теги:  Алексей Гуськов



Нравится Нравится
Загрузка...
Загрузка...
Loading...