Онлайн-журнал о шоу-бизнесе России, новости звезд, кино и телевидения

Жанна Эппле: «Я была этаким лепестком розы. И только благодаря удару судьбы осознала, какая на самом деле сильная»

0

Интервью с актрисой театра и кино.

Настоящая известность пришла к Жанне к 40 годам — когда она сыграла в популярном сериале «Бальзаковский возраст, или Все мужики сво…». Вступив в возраст элегантности, Жанна, кажется, еще больше похорошела и продолжает быть востребованной не только в кино, но и на ТВ. Мы встретились с ней в Турции — в прекрасном отеле Mardan Palace, куда актриса приехала с сыном Ефимом.

— Жанна, вы недавно отметили юбилей. Любая круглая дата заставляет задуматься о том, что мы оставили позади, что ждет впереди. Жалеете о чем-нибудь?



— Я не привыкла жить прошлым, всегда стремлюсь вперед и считаю, что все зависит от человека. Хотя иногда в жизни все же возникают обстоятельства, без которых жизнь могла пойти совершенно иначе. Мне немного горько, что мое поколение артистов, по сути, потеряно для страны, а ведь там были люди огромного дарования. В 1990-е годы практически все мои однокурсники ушли из профессии. Из актеров моего поколения могу назвать Лену Яковлеву, Дмитрия Певцова, Женю Добровольскую, Витю Ракова, Юлию Рутберг — вот, пожалуй, и все. И это несмотря на то, что в наше время те­атральные вузы Москвы выпускали в год по 200 человек! Кто-то занялся бизнесом, кто-то ­вовсе уехал из страны…

Обидно, что вместе с советской эпохой ушло и хорошее кино — я чуть-чуть не успела сняться в советских фильмах. А потом началась эра сери­алов. Иногда встречаешь молодого актера — его никто не узнает на улице, а он гордо так провозглашает: «Поз­дравьте, у меня сегодня юбилей — 80-й сериал». Ну, я утрирую, конечно. В таких случаях говорю: «Надо же, а у Фаины Раневской было в несколько раз меньше».

По иронии судьбы именно сериал «Бальзаковский возраст, или Все мужики сво…» сделал меня узнаваемой актрисой. Это было ново, стильно, откровенно и снято в добром жанре комедии. Но я прекрасно осознаю, что у меня не так уж много ярких, запоминающихся ролей; нет ни одного фильма, которым бы я гордилась. Пожалуй, кроме «Белых одежд» — все-таки это классика. Недавно младший сын, увидев, как ко мне подходят люди и просят с ними сфотографироваться, сказал: «Мама, я о тебе как об актрисе почти ничего не знаю». Пришлось просить знакомого режиссера сделать небольшую подборку моих ролей в кино. Дети были довольны. (Смеется.)

— В 1990-е было несладко не только артис­там. Как вы пережили те годы?


— Признаюсь, я всегда была больше женщиной, чем актрисой. И тогда особо не переживала по поводу отсутствия ролей — с головой окунулась в личную жизнь. Вышла замуж за оператора-документалиста Илью Фрэза и родила первого сына — Потапа. Материнство тоже труд, и весьма нелегкий. Потап родился в 1991 году, когда все были на баррикадах. Помню, мне тогда дали какую-то бумажку, по которой я могла купить в «Детском мире»… пододеяльник, чтобы разрезать его на пеленки. В то время же ничего не было в магазинах — мы жили по карточкам. Слава Богу, мой старший сын был «режимный» ребенок — он спал по четыре часа через каждые четыре часа. За это время я успевала обежать все окрестные ­магазины, ­чтобы купить хоть ­какую-то­­ еду и приготовить ужин мужу. Параллельно занялась страховым бизнесом — работала со швейцарскими и венгерскими компаниями. Тогда страхование только входило в нашу жизнь. Я страховала заводы и пароходы — это был серьезный уровень.

Когда «закончилось» кино, Фрэз ушел из профессии. За десять лет он сменил десять бизнесов, но все равно держал на себе семью. Почти двадцать лет мы прожили в однокомнатной квартире с двумя детьми, но я не жаловалась. Можно поспорить, что с милым рай в шалаше, но в те неспокойные годы свой угол, пускай даже и маленький, и близкие люди были большой ценностью. К сожалению, по-настоящему близкими мы, как выяснилось, не были. Иначе Илья не выставил бы меня с детьми на улицу и не выписал бы из квартиры Потапа. Почему он так поступил — для меня до сих пор загадка.

— С тех пор прошло довольно много ­времени. Вас отпустили обиды?

— Безусловно, первое время я жутко переживала. Но я никого не виню — как говорится, на нет и суда нет. По мне, так это абсолютно правильное убеждение, с которым легче жить. Может, у Ильи были свои аргументы: мол, я успешная, богатая, семнадцать лет он заботился о нас, кормил, а теперь — хватит.


Так или иначе, я справилась, чем на самом деле тихонечко, вполголоса, не афишируя, горжусь. Так же, как и тем, что я не сбилась с пути после расставания. Уверена, люди, которые говорят, что после десятилетий совместной жизни, когда топливо уже выгорело, расставаться легко, никогда с подобным не сталкивались. Вы с человеком прирастаете друг к другу душами, как бы это пафосно ни звучало. А потом попробуй оторви! Ноет и ноет. Ты просыпаешься — чего-то не хватает. Ты засыпаешь — и тут пустота.

Но любое расставание — это дверь, выпускающая тебя в другую реальность. Проще говоря, нельзя перейти на новый этап, не разрушив чего-то в своей жизни. Это, конечно, очень больно, но если бы я тогда не осталась на улице с двумя детьми, я бы, наверное, не поняла, на что в действительности способна. Когда я жила с мужем, то не знала элементарных вещей — как снять показания счетчика, оплатить квитанцию, как сделать загранпаспорт и т. д. В этом плане я была абсолютно защищена — Илья невероятно практичный, организованный человек. Я была таким, знаете, лепестком розы. И только благодаря тяжелому удару судьбы осознала, какая на самом деле сильная.

— Но, судя по всему, вы довольно быстро оправились — вскоре после разрыва с Ильей встретили Дмитрия. Вы его любили?

— Еще как! Дима — мужчина моей жизни. Он издатель, очень образованный человек, мы с ним встретились на кинофестивале в Сочи. К сожалению, наше счастье принесло много боли его родным. Но для нас эта встреча была подарком Бога — в тот момент мы оба нуждались в любви.


Дима сильно похож на моего папу — тембром голоса, сексуальностью, талантом. Отец был необыкновенно обаятельным мужчиной. Мама рассказывала, как они сидели у камина на даче в Малаховке и папа своим чудесным голосом пел: «Отчего однажды к нам приходит счастье». А потом сделал ей предложение и подарил кольцо. Мама вспоминала, что ничего прекраснее в ее жизни не было. Позже выяснилось, что папа знал только одну эту песню и пел ее всем женщинам, которые ему нравились. Если бы он не был талантливым ученым и конструктором, он наверняка стал бы блестящим артистом.

Отец очень любил жизнь и в этом тоже был талантлив. Поэтому в мужчинах я всегда искала папу… и нашла его черты в Диме.

Знаете, бывают люди, после встречи с которыми у вас повышаются требования к себе и к окружающим. Дима как раз из таких. Настоящий человек-праздник, он сделал мою жизнь насыщенной и невероятной. Он подарил мне столько потрясающих слов, столько чудесных городов — именно открыл, пропустил через себя и свои знания, столько историй о каждом из них! ­Бесспорно, когда я жила с Ильей, мы с семьей тоже путешествовали, раз в год у нас была обязательная поездка за границу. Но я почему-то не особо помню все эти места. А с Димой у нас была такая концентрация жизни, что иному хватило бы на десять. И, конечно, он дал мне невероятное женское счастье.

— Но тогда почему вы расстались?

— Когда после разрыва с Ильей я осталась одна, то самое трудное для меня было принимать решения.

Какое образование дать детям? Какому врачу доверить здоровье сына? Я поняла, что от моего и только моего выбора зависит их судьба, их здоровье. Это совершенно иной уровень ответственности.


В 2010-м взяла кредит на квартиру, и меня преследовал животный ужас, что в следующем месяце я не заработаю на очередной взнос. Риск колоссальный. А надо еще детей кормить. Я уже не порхала как бабочка — я превратилась в машину для зарабатывания денег. И все время жила в страхе. Вот из-за этого страха я, наверное, и рассталась с Димой. Однажды он сказал: «У тебя так испортился характер, с тобой стало совсем невесело». И не взял на себя никаких обязательств. Тут я окончательно поняла: нет, не орел!

Я изменилась, стала жестче, во мне появились сильные качества. А он остался таким же — все так же летал и радовался жизни. Это прекрасно, но у меня наступил момент, когда вместо улыбок и шуток, пускай и самых искрометных, нужно было мужское плечо, нужна была опора. Я до последнего верила, что смогу нащупать это плечо, но, кроме слов, так ничего и не нашла. И в 2012 году мы расстались.

— По сути, вы были замужем трижды. Но о первом муже ничего не рассказываете…

— С Алексеем (Алексей Бакай. — танцовщик и балетмейстер, уехал в США. — Прим. «ТН») мы прожили пять лет. Но случилось ­несчастье — мы потеряли ребенка. После этого отношения быстро сошли на нет. Это сложнейший психологический момент, который не всем, к сожалению, удается преодолеть. Зато у меня остались воспоминания о его красоте. Он был красив как Бог.

— А что главного осталось от второго ­и ­третьего?


— Илья подарил мне прекрасных сыновей. Оба на него похожи: Потапу от папы передалась тяга к творчеству и художественные таланты, ну а Ефим просто хорош собой. (Смеется.)

А от Димы… джип Wrangler и вот эта татуировка — знак вуду. У него такая же, только черная, мы вместе делали. Как-то он вдруг заявил: «Я хочу заклеймить тебя, чтобы ты была только моя».

Жанна Эппле с младшим сыном — Ефимом
Жанна Эппле с младшим сыном — Ефимом— Я попыталась сформулировать, чего я хочу от жизни, и вдруг поняла: все, что мне нужно, у меня уже есть. И самое главное — два чудесных сына, моя гордость и опора. С младшим сыном — Ефимом. Фото: Арсен Меметов



— Сейчас вы одна? Или в вашей жизни ­появился еще один интересный мужчина?

— Конечно, за эти два года у меня были встречи с великолепными, успешными молодыми людьми, с которыми я ужинала. Буквально. Они меня поддерживали, говорили красивые слова, дарили красивые вещи, но не больше. Никто из них не брал на себя обязательств по отношению ко мне. А я все ждала, что появится мужчина, который захочет помочь мне. Пока, к огромному сожалению, я таких не встречала. Не скрою, иногда бывает немного грустно, но спасибо моим подругам, которые поддерживают не только словом, но и делом.

Анфиса Чехова порекомендовала мне очень хорошего психолога, с которым я стала заниматься. Под его руководством прошла регрессию — путешествие в прошлое. Тебя погружают в транс, и ты видишь все свои пре­дыдущие воплощения. Это помогает найти твою главную задачу в жизни, твое предназначение. Ты понимаешь, какие у тебя болевые точки, встречаешься с людьми, которые дают ответы на важные вопросы. Интересный опыт. Лично я получила для себя немало ответов.

— Вы советуете женщинам обращаться к психологу?


— У каждого свой путь. Все сугубо индивидуально — кто-то поддается гипнозу, кто-то нет. Я, например, много всего перепробовала, прежде чем дойти до психолога. Даже пользовалась услугами экстрасенсов… Вообще, сейчас тренингов и всевозможных практик переизбыток. Вот во времена моей юности роли психологов исполняли подруги. При этом сеансы были бесплатные! (Улыбается.) Уверена, мужьям повезло, что у их жен есть хорошие подруги. Мы, женщины,­ ­рассказываем друг другу о своих проблемах, обсуждаем их, жалуемся, ­разряжаемся, наконец. И приходим домой белыми и пушистыми.

А к психотренингам надо быть готовым. Первый вопрос, который задал мне психолог: «Что вы хотите от сегодняшнего тренинга?» — заставил меня серьезно задуматься. Самое сложное — сформулировать, чего ты хочешь. Я ответила: «У меня проблема с установками. Те, которые были, уже отработаны, я ощущаю страх перед новым этапом». Когда-то мама мне сказала: «Ты знаешь, Жанна, самое тяжелое испытание — это одиночество». Тогда я этого не поняла — ведь я никогда не была одна. И самоуверенно заявила: «Думаю, в твоем возрасте (ей было 50 лет) мне вообще ничего не будет нужно». Она улыбнулась: «А потом тебе будет 60, 70, и надо эти годы прожить достойно».

Вот и для меня наступил возраст элегантности, который нужно не пережить, а именно прожить! Я считаю, что у меня получилось встретить его достойно. Пускай я пока одна, но не скажу, что мне страшно.


Можно относиться к этому скептически, но я, пройдя психотренинги, вдруг осознала: оказывается, все, что мне нужно, у меня уже есть. Может, я не сыграла свою звездную роль, но я востребованная и успешная актриса, узнаваема и любима людьми. Это ­немало. Я никогда не стремилась к каким-то регалиям, но у меня есть звания и награды, что греет душу и, не скрою, приятно. Сегодня я могу выбирать, что играть, где играть. Творческая свобода — это главная привилегия, которую может иметь артист. Я телеведущая, у меня свое ток-шоу на телеканале Москва Доверие, на протяжении четырех лет я вела «Клуб бывших жен». Совсем скоро стартует новый проект — опять в формате «Секса в большом городе», — на этот раз на канале НТВ. Вести шоу мы будем вместе с Яной ­Поплавской и Надеждой Грановской.

Ну и самое главное — у меня два чудесных сына. Это моя гордость и опора. Все трудные годы они были со мной рядом и очень помогали. Они абсолютно самостоятельны, старший взял на себя функции отца по отношению к младшему и практически вырастил его. Важно, что мои мальчики умеют принимать решения. Иногда мне хочется схватить их за руку и сказать: «Подождите, я глава семьи, я все решаю!» — но они уже обо всем договорились. В кои-то веки я стала уделять им больше времени — ведь я столько недодала внимания, заботы своим детям! Бесконечные гастроли, спектакли, съемки, работа — сыновья оставались либо вдвоем, либо со свек­ровью. Поэтому теперь стараюсь пользоваться любой возможностью, чтобы съездить с младшим, Фимой, на море — вот как сейчас, в Турцию.

Впрочем, не забываю и о себе. Массажи, походы к косметологам, маникюры-педикюры и так далее по-прежнему являются милым дополнением к моей жизни. Дети детьми, но я женщина в самом расцвете сил и лет! (Смеется.)

— Вы сказали, что у вас поменялись установки. Расскажите, если не секрет, чего вы ждете от жизни теперь?


— Я пришла к ясному пониманию: рассчитывать можно только на себя. Важно по-настоящему любить свою профессию — это единственное, что никогда не предаст. И если ты крепко стоишь на ногах, то у тебя уходит этот липкий, неприятный страх. Уверенная женщина притягивает мужчину, равного себе. Собственно говоря, о таком и мечтаю. Я уже не в том возрасте, когда можно распыляться и тратить себя на недостойных людей, на сиюминутные увлечения. Пора перейти на другой уровень. Долгое время я выстраивала лестницу, по которой наконец смогу добраться до заветной двери, ведущей к личному счастью. Теперь осталось ее просто открыть. И у меня на это лет шестьдесят, не меньше! (Смеется.)

А еще надеюсь, что Потап скоро женится и родит мне внуков. Я всегда мечтала о большой семье. Кстати, когда я проходила регрессию, то увидела себя родоначальницей большого рода. Кто знает…

Жанна Эппле с сыном

— Наконец могу уделять сыновьям больше времени — ведь я столько им недодала внимания, заботы! Нельзя перейти на новый этап, не разрушив чего-то в своей жизни. Это очень больно, но если бы я тогда не осталась на улице с двумя детьми, я бы не поняла, на что способна. Фото: Арсен Меметов


Жанна ЭпплеЖанна Эппле

Родилась: 15 июля 1964 года в Москве

Семья: сыновья — Потап (23 года), дизайнер мебели; Ефим (13 лет)

Образование: окончила ГИТИС

Карьера: c 1986 по 1996 год — актриса Московского театра комедии (ныне «Театр на Покровке» п/р Сергея Арцибашева). С 1996 по 2000 год — актриса театра-студии п/р Левинского. С 1996 года по настоящее время служит в Театре им. Станиславского. Снялась почти в 50 фильмах и сериалах, среди которых: «Ловкач и Хиппоза», «Белые одежды», «Марш Турецкого», «Щит Минервы», «Бальзаковский возраст, или Все мужики сво…», «Сумасбродка», «Большая любовь». Была соведущей программ «Вино-шоу-кур» (телеканал Россия), «Клуб бывших жен» (ТНТ). Сейчас ведет передачу «50 Плюс» (Москва Доверие).

Заслуженная артистка России

Загрузка...