Онлайн-журнал о шоу-бизнесе России, новости звезд, кино и телевидения

Юлия Ковальчук: «Мой муж Леша — мегамудрый человек»

Cегодняшняя собеседница ведущей авторской программы на канале RU.TV и звездного редактора «ТН» Елены Север попала в шоу-бизнес благодаря упорству. Она с детства занималась танцами и мечтала стать хореографом. Но ее пригласили в группу «Блестящие»…

0

— Юля, первый мой вопрос традиционен: твой девиз, слоган, которому ты следуешь в жизни?

— Мой девиз придумала мама. Возможно, она это выражение где-то услышала или прочитала. В любом случае, оно точно характеризует мою жизнь: «Нам все дается с огромным трудом, но нам дается все». Да, мне никогда ничего просто так не доставалось. Я не могу вспомнить эпизод, чтобы я о чем-то начала мечтать и на другой день — на тебе, получи. Нет! Все в моей жизни происходило через какие-то неимоверные преграды, иногда через травмы, через боль, через предательство, но по факту это все равно случалось и приносило нужный результат. И когда возникают какие-то сложности — творческие, семейные, бытовые, — мама мне всегда говорит: «Доченька, помнишь ту нашу фразу?»


Со звездным редактором «ТН» Еленой Север. Фото: предоставлено пресс-службой «Русской Медиагруппы»

— Мне кажется, когда с детства есть такая установка, то любые трудности переживать даже проще.

— Думаю, что проще переживать трудности не с установкой, а с поддержкой, когда ты чувствуешь поддержку родителей, мужа, друзей. Это самая важная стена, которая не даст тебе упасть.

У меня есть интуиция на песни

— Твоя последняя работа, песня «Включи во мне свет», — дуэт с супругом Алексеем Чумаковым.

— Вообще у нас с Лешей ситуация с дуэтами складывается забавно. Мы никогда их не планируем — это всего лишь наш второй дуэт. Первым был совместный трек «В заметки». Но в основном мы с Лешей стараемся в музыкальном бизнесе существовать отдельно. Мы работаем в разных музыкальных стилях, ориентированы на разную публику, а своей личной и творческой жизнью мы никогда не спекулируем. Но если вдруг появляется песня, который заставляет, скажем так, оба наших сердца биться, мы погружаемся в работу с головой.

Что произошло с песней «Включи во мне свет»? Мне ее прислали, я послушала, тут же в нее влюбилась и отправила Леше, сказав: «Мне она очень нравится!» Он в ответ: «Здорово, но она тебе не подходит». Такая же история была с треком «В заметки». Прошло два дня, и Леша вернулся ко мне с ответом, что это наша песня. Именно наша, и в ней много наших мыслей, энергии и чувств. У меня есть интуиция на песни. И мне приятно, что Леша советуется со мной, когда ему тоже присылают новый музыкальный материал или когда он сочиняет сам.


С мужем Алексеем Чумаковым (2018). Фото: Global Look Press

— Вы сразу решили снять на нее клип или поняли это, когда песня уже хорошо пошла на радио?

— Решили сразу. Как-то обоюдно придумали снимать его под водой и дальше просто немного развили эту историю. Это было сложно — двенадцать часов находиться под водой с открытыми глазами. Если говорить про конкретное, непрерывное время, то я часа через два выныривала и уже ничего вокруг себя не видела. А к концу съемок мне было настолько нехорошо, что Леша собирался прервать работу. Но я говорила: «Нет, надо доснять кадры». Хотя физически это было непросто. Во-первых, ты испытываешь постоянную нехватку кислорода, во-вторых, нужно еще открывать рот, создавать ощущение пения и делать так, чтобы вода не заливалась в легкие. И в-третьих, нужно создавать ощущение легкости происходящего и мило улыбаться.

— Я так понимаю, что и процесс монтажа был нелегким?

— Еще сложнее, чем процесс съемок! Первые две версии монтажа нам не понравились, поэтому мы решили монтировать сами. Леша безвылазно сидел в монтажной, а я — с вылазками. Нам же хотелось, чтобы клип был не слабее, чем песня.

Правильные амбиции — это круто

— Юля, ты с детства мечтала петь.

— С детства я мечтала стать артисткой. А артистка, как мне казалось, должна уметь все — и петь, и читать стихи, и показывать гимнастические упражнения, и танцевать.

— Где ты занималась танцами? Слышала, что у тебя был какой-то коллектив…

— Да, в 16 лет я сама организовала себе коллектив. Он назывался данс-шоу «Элит».

— Это так дерзко!

— Я сейчас завидую себе той, 16-летней. Вернее, завидую всем молодым, потому что у них есть тот максимализм и безрассудность, которые помогают сдвинуть горы. При этом я совершенно не была наглой, не могла пойти по головам, кого-то предать. Но я очень верила, что все должно получиться.

— То есть у тебя были только хорошие, здоровые амбиции.

— Да, хорошие, правильные амбиции. И надо признать, они помогли моему коллективу выиграть студенческий конкурс «СтудВесна». Мы победили на всех его этапах у себя в Волгоградской области и поехали представлять область в Петербург. Я была тогда самым молодым руководителем — 16 лет! У меня девчонки куда-то убегали с мальчишками, а я им говорила: «Вечером собираемся в номере», — и отчитывала их там. Но мы до сих пор все дружим и вспоминаем то время с удовольствием.

— Как я поняла, потом ты хотела попасть в Москву, но оказалась в Саратове. Почему?

— Безусловно, в родном городе Волжском мне было тесно. Я ездила в Питер на разведку, у меня там друзья жили. Поскольку интернета не было, я поехала посмотреть интересующие меня вузы. Все в Петербурге было здорово, за исключением погоды. Я решила, что не смогу там жить, потому что я — солнцезависимый человек. Решила ехать в Москву.

Приехала, думаю: «Сейчас буду столицу покорять». Захожу в университет культуры и вижу, что в этом году набора на современную хореографию нет. Есть прием на народное, на классическое, на бальное… Но народными танцами я уже устала заниматься, бальными и классическими — вообще не собиралась. В общем, дико расстроилась…


Фото из личного архива Юлии Ковальчук

— Решила возвращаться?

— Ну, как это — возвращаться, не попробовав поступить! Прямо про­игрыш какой-то. Не в моем это характере. А на тот момент у меня были романтическо-дружеские отношения на расстоянии с молодым человеком из Саратова. Я ему звоню, рассказываю, а он говорит: «Что ты расстраиваешься? Ты же школу с отличием окончила, так приезжай к нам в Саратов, поступишь на экономиста, будешь управленцем…» Была не была! Приезжаю в Саратов. Неделя у меня была до вступительных экзаменов. Как я подготовилась, не знаю. В общем, туда я поступила. Чуть позже маме сказала, а она: «Ну, ты даешь! Но ладно, поступила ведь, значит, умница».

Через какое-то время прихожу в университет и вижу объявление: «Отчислена за непредоставление подлинника аттестата». Спрашиваю: «И что делать?» В общем, перевелась на заочное. Приехала домой, мама расстроилась жутко. Она ведь сама педагогом 35 лет проработала и много раз сидела в приемных комиссиях. Очень переживала, что не предупредила меня о такой информации. А я сказала: «Все идет так, как и должно».

На следующий год опять поехала в Москву, поступила на очное отделение университета культуры и искусств, причем на бюджетное, хотя конкурс был сумасшедший. Но опять же сыграли роль мои ненормальные амбиции. Я залезла на стол к жюри! Понимаете, я шла ва-банк, и мне нужно было чем-то удивлять. Вот я и залезла на стол, кидала в членов жюри бумажки, как в клипах тогда показывали. Декан обратил на меня внимание и сказал: «Окей, мы тебя берем».

Золотое время «Блестящих»

— Хочу спросить тебя про танцевальную группу, которую ты организовала уже в Москве.

— Группу я организовала уже через две недели после поступления. Денег ведь не было, нужно было как-то выживать и начинать зарабатывать. Удивляли мы своей подготовкой: я все-таки занималась художественной гимнастикой, а одна девочка в коллективе была вообще кандидатом в мастера спорта… Помню, как поехали мы на Черкизовский рынок. Денег нет, а костюмы покупать надо! И вот мы на две тысячи рублей каким-то образом насобирали там костюмов… Да, мы старались поразить всех подготовкой и неординарностью программ, а еще душили людей своим энтузиазмом. Мы действовали так: открывали книжечку с перечнем всех клубов Москвы, звонили и говорили: «Здравствуйте, вам танцоры не нужны?» Предлагали себя немножечко даже навязчиво. Но достаточно быстро мы зацепились и проработали девять месяцев. Даже удалось денежки какие-то скопить! Работали с двенадцати ночи до пяти утра. С первыми поездами метро добирались до дома, а в полдевятого уже стояли около станочков на занятиях, полумертвые… Но к обеду оживали.

— Хореограф Егор Дружинин тебя в клубе увидел?

— Нет, он увидел меня на кастинге в балет группы «Блестящие», который как раз проводил. Там он меня каким-то образом отметил, и это был знаковый момент. Не обратили бы тогда на меня внимание Егор Дружинин и режиссер Феликс Михайлов, неизвестно, как бы моя жизнь сложилась. Тогда из ста двадцати девочек выбрали всего четырех. А уже в балете «Блестящих» меня заметил их продюсер. Он меня увидел перед выступлением, спросил: «Девочка, вы кто?» Я гордо так: «Танцую в группе «Блестящие»!» Я не знала, кто это спрашивает вообще. А он: «Да что вы говорите! А может, вы еще и поете?» Я: «Ну, конечно, если гитара есть, спою».


«Блестящие» на съемках клипа (2003). Фото: Persona Stars

— И что ты спела?

— Какие-то свои песни… А он попросил меня спеть песни групп «Амега» и «Блестящие». Спросил, чье творчество больше нравится. Я говорю: «Конечно, «Амеги»!» «А «Блестящие»?» «Ну, девочки поют здорово, но мне это не очень близко», — отвечаю. Он: «Ну, понятно… Оставьте свои данные». А через месяц мне позвонили в Волжский и сказали: «Юля, мы тебя ждем».

— Ты была удивлена?

— Мало сказать — удивлена. Я не верила, что такое возможно! Я, как и все, была абсолютно уверена, что в группы попадают либо за деньги, либо через постель, либо через знакомых. Поэтому был шок. Мама мне говорит: «Юля, звонит продюсер из «Блестящих». Я думаю: «Ничего себе!» Положила трубку, еле слышно произношу: «Мам, по-моему, меня взяли в группу». Она: «Не верю». — «Я тоже не верю. Но вдруг что-то получится?»

— И ты поехала в группу… Волновалась? Или в 18 лет ты была абсолютно бесстрашной?

— Нет-нет, переживала очень! Я на самом деле бесстрашна, но и очень переживательна, и очень волнительна. К тому же мне сказали: «Тебе надо за день выучить всю программу — послезавтра концерт». Думаю: «Как это — за день?» Тогда ко мне на репетицию приехала Ксюша Новикова и говорит: «Слушай, я танцевать не умею. Не знаю, как буду тебе показывать». Мы с ней хохотали потом каждый раз, вспоминая ту репетицию. Ксюша поет прекрасно, двигается хорошо, но теории совершенно не знает. Я спрашиваю: «На какую восьмерку? На первую?» А она: «Да не знаю я!» Но все равно через день я уже выступала.

— Но все-таки получается, что ты в группе заменила Олю Орлову?

— Оля ушла за два года до меня. Коллектив очень хорошо существовал втроем: Жанночка Фриске тогда была, Ксюша и Ира Лукьянова. Но, видимо, у продюсеров было свое видение, и они хотели четвертую девочку. Уже спустя время я узнала, что два года шли кастинги и девушку в группу просто не могли найти, а вот я каким-то странным образом подошла.

— Скажем так, в девчачьих группах не очень-то просто существовать. Как ты там себя ощущала?

— Мне тогда было 18 лет. Если честно, думала: сейчас меня будут душить. Потому что, конечно, женский коллектив — особый. И как же я была обрадована той атмосферой, которая царила в «Блестящих»! На тот момент группа переживала золотое время. То количество хитов, что она выпустила, тот объем концертов, который мы дали… Сейчас любой артист о таком может только мечтать. И я считаю это заслугой не только продюсеров, но и всех девчонок, потому что не было у нас ни дедовщины, ни желания кого-то унизить, вытолкнуть. Я сейчас говорю именно про тот состав. Но настало время, и я поняла, что мне тесновато в рамках группы.

Я, во-первых, уже насочиняла какой-то свой материал, во-вторых, долго пыталась найти в себе силы уйти. Это было непросто: в группе на тот момент я была самой опытной, да и зарплата хорошая.

В раскрутке помог «Последний герой»

— Ушла же практически в никуда…

— Просто в никуда. И спасибо Всевышнему за то, что он давал мне возможности и здоровье. Спасибо людям, которые были рядом и в меня верили.

— Ты не боялась, что зритель тебя просто не примет?

— А он меня и не принимал…

— Ты была готова к этому?

— Нет, не была готова! Для всех я была блондинкой из «Блестящих». Мне сильно помог проект «Последний герой», в котором я участвовала.


На съемках шоу «Последний герой» (2008). Фото: предоставлено пресс-службой Первого канала

— Ты именно с этой целью по­ехала на остров, где снимался «Последний герой»?

— Нет. Я четыре раза отказывалась по разным причинам. В это время у нас был самый романтический период в отношениях с Лешей Чумаковым, и уезжать от молодого человека на сорок дней, когда не будет никакой связи… В общем, он был против. Еще я переживала за свое здоровье. Когда мне четвертый раз позвонили с канала, они сказали: «Мы вас просто в списки внесем». Я с надеждой: «Но меня же не выберут?» — «Вас не выберут». — «Ну, давайте». Причем Леше ничего не сказала. А через два дня звонят: «Вас утвердили, надо срочно делать прививки от желтой лихорадки, и завтра-послезавтра вы улетаете». Я вот так держу трубку, а напротив Леша: «Что такое? Тебя утвердили?» — «Да, откуда ты знаешь?» — «Я не сомневался, что ты согласишься, и не сомневался, что тебя возьмут». И так совпало, что после «Последнего героя» люди узнали меня не как беленькую из группы, а как Юлию Ковальчук, у которой есть свое видение мира и которая может быть интересной и полезной.

— Леша переживал за тебя?

— Думаю, что переживал. Мы были без связи все дни. В одном интервью я рассказывала, что на двадцать первый день стала делать пометки — сколько уже прошло. Еще я осознала, что начинаю забывать лица близких. В какой-то момент я поняла, что Лешу дико люблю, а черты его лица воссоздаются в голове трудом. Это страшно! Я возвращалась, конечно, немножко космонавтом. Надо отдать Алексею должное — он сделал все для того, чтобы быстрее вернуть меня в эту жизнь.

— Возможно, он тоже в период вашей разлуки что-то понял для себя?

— Думаю, что да. Леша — очень глубокий и мудрый человек. Трижды мудрее того возраста, в котором пребывает. Я вообще иногда подозреваю, что в какой-то реинкарнации он был великим мыслителем. Я не встречала больше таких мужчин. Наверное, он тоже что-то для себя в тот период решил, потому что он меня прямо за шкирочку взял и вернул в жизнь.

Работать в кино — это потрясающе!

— В твоей жизни было и кино. В фильме «Срочно выйду замуж» ты играла вместе с Лешей и по сценарию должна была его ненавидеть. Сложно это было?

— Нет. Я не то что ненавидеть, я должна была к нему очень предвзято относиться, пренебрежительно. Этот сценарий, кстати, писался специально под нас с Лешей. Он играл парня самодостаточного, очень легкого и амбициозного, а я была немножечко забитой ботанкой, но с серьезным самомнением. Кино — это особая магия, и она дает возможность примерять на себя совершенно неожиданные маски. Так что это было дико интересно.


С Алексеем Чумаковым и Раисой Рязановой. Кадр из фильма «Срочно выйду замуж». Фото: предоставлено пресс-службой «ВайТ Медиа»

— Хочешь сказать, что проблем не было вообще?

— У меня не было каких-то ломок в образе, он мне был понятен и близок, поэтому обошлось без больших проблем. Иногда я подходила к режиссеру, спрашивала: «Что делаю не так?» Он говорил: «Все в порядке». Я: «Ты уверен? Не стесняешься мне что-то сказать?» Я адекватно воспринимаю критику от профессионалов. Даже люблю, когда критикуют, потому что для меня это возможность саморазвиваться и расти.

— Предлагали после этой работы еще кинороли?

— Предлагали, но что-то не совпадало по срокам.

— Предлагали себя играть?

— Нет, как раз-таки себя играть уже не предлагали. Себя я играла в каких-то сериалах… Это удовольствие так себе, я не считаю это игрой вообще, потому что это скорее «Юлия в предложенных обстоятельствах». Это неинтересно. А вообще, конечно, кино — это потрясающе!

— Ты все-таки хочешь сни­­ма­ться?

— Мне безумно интересно ломать стереотипы. Я бы с удовольствием сыграла то, чего от меня совершенно не ожидают. Такое, чтобы пришлось покорпеть над ролью, посидеть, пожить в этом во всем. Конечно, мне это было бы интересно.

Единственный смысл жизни — дети

— Скажи, а что изменилось в вашей с Лешей жизни после рождения ребенка?

— С рождением дочери все приобрело смысл. То есть, когда мне подобное говорили молодые мамульки, я улыбалась и кивала: «Да-да, конечно». А про себя думала, что понятие «семья» — это два человека, «любовь» — два человека. Теперь же я тысячу раз готова повторить: я была неправа. Главнейший смысл жизни — это дети. Только они наполняют счастьем каждую клеточку в доме. Сразу все становится вдруг на свои места.


С дочкой Амелией (2018). Фото: instagram.com

И у женщины появляется какой-то новый взгляд. Мужчины всегда говорили, что женщина, у которой есть ребенок, отличается особой красотой. Мне сейчас об этом говорят все друзья. И по своим подругам я это замечала. У них появлялась какая-то уверенность в себе, какая-то правильная стабильность. Ведь ты смогла подарить этому миру еще одного человека! А теперь будешь всю свою любовь, все свои знания вкладывать в него…

— Юль, а что у тебя сейчас в планах? Ведь наверняка что-то интересное?

— Сейчас выпустили клип «Включи во мне свет», сразу после этого презентую новый сингл. Я уже эту песню заявила на одном из музыкальных фестивалей и получила какой-то невероятный положительный отклик. Она называется «Давай» — и сразу снимаю ролик на нее. Плюс ко всему мы сейчас запускаем, наконец, мой интернет-проект «Школа успеха Юлии Ковальчук». Очень много было сложностей с ним — и технических, и не технических. Станем помогать всем искать путь к успеху. Ну и боюсь зарекаться, но надеюсь, выйдет еще один проект — совместная коллекция с дизайнером Вадимом Мерлисом. Хочется верить, что она кому-то будет полезна.

 


 

Юлия Ковальчук

Родилась: 12 ноября 1982 года в г. Волжский (Волгоградская обл.)

Семья: муж — Алексей Чумаков, певец; дочь — Амелия (1 год)

Образование: Московский государственный университет культуры и искусств

Карьера: с 1999 года выступала в собственном танцевальном коллективе «Элит». С 2001 года — участница группы «Блестящие». С 2007 года занимается сольной карьерой и участвует в различных шоу («Танцы на люду», «Минута славы», «Один в один!» и др.)

Вам могут понравиться
Загрузка...