Онлайн-журнал о шоу-бизнесе России, новости звезд, кино и телевидения

Юлия Барановская: «Мои дети загружены больше, чем я»

0

«Если я хочу вырастить сильных людей, я не должна сейчас вмешиваться в их отношения со сверстниками. Они обязаны самостоятельно пробиваться в жизни», — считает Юля. Телеведущая и многодетная мама познакомила «ТН» со своей большой дружной семьей.

Деловая девушка

Многие девушки еще со школы начинают задумываться о том, в каком платье они будут выходить замуж и сколько детей у них родится. Я мечтала о другом. Нет, видимо, где-то в глубине души была уверена, что выйду замуж, воспринимала это как само собой разумеющееся, понимала, что появится непременно принц и на белом коне, а как иначе?

Но в детстве четко представляла себе, что будет так: я в узкой черной юбке-карандаш, в строгом пиджаке, в белой блузке с воротником-жабо, взяв под мышку папку с бумагами, еду куда-то по Очень Важным Делам. Эта картинка стояла перед глазами предельно четко, с мельчайшими подробностями. В те времена мама много шила и вязала для меня, пользуясь выкройками из журнала «Бурда Моден». Я была очень модно одета, позволяла себе выйти на улицу в диковинке под названием «юбка-брюки» (тогда это находилось за пределами понимания окружающих: такой фасон никто не носил, и надо мной смеялись, но мне было все равно). В общем, я не знала, чем конкретно я стану заниматься в модной одежде и с папкой под мышкой, но то, что я буду очень деловой и безумно востребованной, — представляла себе.



— Яна ходит в цирковую студию и занимается в «Тодесе». А что в итоге она выберет — это будет только ее решение. Фото: Любы Шеметовой

В жизни все оказалось немного сложнее. Печальнее всего то, что я так и не научилась отстаивать личные интересы, напоминать о себе. Могу просить за другого человека, защищать перед оппонентами его убеждения, прошибать стену лбом, если кому-то нужна моя помощь. Но за саму себя обивать пороги не могу. Именно поэтому мне нелегко жить самостоятельно.

Я не вмешиваюсь

Своих детей — двенадцатилетнего Артема, девятилетнюю Яну и пятилетнего Арсения — я приучаю к тому, что они должны учиться принимать самостоятельные решения. Если я хочу вырастить сильных людей, я не должна сейчас вмешиваться в их отношения со сверстниками. Они обязаны самостоятельно пробиваться в жизни, это мое твердое убеждение. Если их кто-то обидит — даже в этом случае не буду устраивать разборки. Просто заберу из класса или из кружка, где такое происходит. И уж точно не вмешаюсь, если мой сын, к примеру, захочет участвовать в каком-то конкурсе и от меня потребуется прийти к организаторам и попросить за него. Это категорически неправильно. Ну, попросишь ты за своего ребенка раз, другой. А дальше что с ним делать? Когда он начнет демонстрировать свои личные достижения, а не выезжать на моих знакомствах и связях? Моя дочь Яна занимается в «Тодесе», я в прекрасных отношениях с руководителем этого балета Аллой Духовой. Очень люблю Аллу и частенько захожу к ней после отчетного концерта с участием моего ребенка. Но Яну я с собой никогда не беру. Считаю, что это непедагогично и некорректно по отношению к коллективу, в котором она занимается. Говорю Яне: «Ты своим трудом и талантом добивайся того, чтобы Алла сама тебя заметила, подошла и выделила из числа остальных воспитанников. Вот это будет правильно».



— Стараюсь проводить с детьми каждую минуту свободного времени. Фото: Любы Шеметовой

На детях известных людей лежит двойной груз, очень большое давление. Слишком велик соблазн спроецировать на ребенка отношение к родителю. Нельзя, чтобы про твоих детей говорили: «Ну конечно, это же сын/дочь того самого, что вы хотите, там же блат повсюду». И чтобы дети небрежно произносили: «А, моя мама все может, она сейчас придет и добьется для меня главной роли!» — тоже допустить нельзя. В общем, очень непростая задача.

Помню, Андрей (Андрей Аршавин, бывший муж Юлии. — Прим. «ТН»), глядя на Артема, сказал: «Господи, какое счастье, что Артем не играет в футбол!» Потому что Андрей, как ни крути, — звезда мирового масштаба, и приведи он Артема в любую футбольную секцию, на них бы неизбежно показывали пальцем. И обязательно бы под лупой рассматривали каждый шаг: как там играет Аршавин-младший, лучше папы или хуже.



Фото: Любы Шеметовой

Артем пока выбрал сцену. Когда мы жили в Лондоне, с трех с половиной лет он ходил в драматическую студию, сначала в нашем районе, потом его приняли в знаменитый коллектив Сильвии Янг. К ней приезжают даже из Голливуда, чтобы отобрать учеников для съемок в фильмах. Сын там был на хорошем счету, и до сих пор нам оттуда пишут: «Может быть, вы привезете Артема хотя бы на лето?» В России учеба в серьезных драматических школах начинается с более сознательного возраста, и чтобы не ждать этого момента и все-таки дать ребенку понимание сцены, мы решили отвести его в «Непоседы».

Яна тоже начинала с «Непосед», при этом параллельно танцевала в «Тодесе». И уже через несколько месяцев сказала, что хочет только танцевать, так что мы отказались от «Непосед» и остались у Аллы Духовой. Я расстраивалась: мне очень хотелось, чтобы Артем и Яна выступали на одной сцене и занимались вместе, но заставлять нельзя. Я согласилась с ее решением.

А прошлой весной дочь заявила, что хочет пойти… в цирковое училище. Cначала я подумала, что это какой-то каприз, и уговорила ее подождать до сентября — мол, будет новый набор, тогда и пойдем. В глубине души была уверена, что за лето Яна забудет о своей идее. Не тут-то было. В результате дочь ходит три раза в неделю в цирковую студию и три раза — в «Тодес». А что в итоге она выберет — это будет только ее решение.

Вообще, мне кажется, именно это и есть самое сложное в воспитании — понять, чего действительно хочет ребенок, а не выбирать для него занятия по своему желанию. И если он чем-то занимался, а потом резко бросил, не удивляйтесь, что так произошло. Задача родителя — распознать, откуда ветер дует, что на самом деле стоит за поведением ребенка, и скорректировать его.

Бандит, футболист, президент

Что касается младшего сына, Арсения, то он весьма категоричен в своем выборе будущего. «Ну, вообще я бандит», — говорит. И потом прибавляет: «То есть это сейчас я бандит. А когда вырасту, стану футболистом, а может быть, президентом». Правда, президенты, по его словам, очень много работают и у них не хватает времени на футбол и гонки. Последнее обстоятельство Арсения смущает. Наши с ним диалоги — это сплошное удовольствие. Помню, мы были с ним на Кипре и, выходя из храма, я объясняла сыну, что мы там делали. А он мне говорит: «Да, я знаю все. Что же ты у Божьей матери просила хорошего мальчика, а достался тебе невоспитанный?» Из всех моих детей у Арсения самый шебутной характер. Но и самый твердый. Он может сказать мне спокойно и по-взрослому: «Ты меня обидела. Я не хочу с тобой разговаривать!»



С младшим сыном Арсением. Фото: Любы Шеметовой

Самое важное в жизни

Когда в семье трое детей, бывает непросто. Они и ссорятся, и обижаются друг на друга. Для меня их отношения — это, наверное, самый важный аспект воспитания: не то, как они будут учиться, не то, какую профессию выберут в итоге, а то, как во взрослой жизни они станут общаться между собой. Я пытаюсь всеми силами внушить детям, что они самые близкие друг для друга люди и должны беречь друг друга, заботиться, помогать. По себе знаю, что это очень важно. Важнее, чем друзья, работа. Да, я люблю своих друзей, но уже неоднократно убеждалась, что жизнь может разводить нас. И что дружба — это не навсегда, как я думала раньше. Говорю Артему: «Представь ситуацию: ты стал министром, а Яна танцует, и у нее не очень хорошо с деньгами, ей не хватает, например, на путешествия. Помоги сестре. Сделай так, чтобы она не задумывалась о деньгах, а танцевала в свое удовольствие. Потом, на другом жизненном этапе, Яна тебе поможет». Кто-то может сказать, что я не права и что у каждого из них должна быть своя жизнь. А мне кажется, семья важнее.

Я стараюсь проводить с детьми каждую минуту свободного времени. Даже если, например, меня пригласили в ресторан большой шумной компанией, беру ребят с собой. Бывало, что они засыпали у меня на коленях, я общалась с друзьями, дети отдыхали, и все были довольны. Мои родители поступали так же, никогда не придерживались общепринятой точки зрения, что в десять вечера в любой ситуации отбой, сказка на ночь и глазки закрывай, а взрослые в другой комнате в этот момент только начинают веселиться. Я тусовалась с ними. С детьми мы обязательно ездим отдыхать вместе, у меня никогда не возникает идеи провести отпуск отдельно от них. Время проводим по-разному: можем на море поехать, можем в Диснейленд прокатиться, отправиться в незнакомый для нас европейский город, на экскурсию. В этом году в Барселоне проходили квест в соборе Саграда Фамилия, дети были в полном восторге. Еще ездили в круиз в очень сложном режиме — каждый день новая страна или новый город. Сходили на берег, гуляли, слушали экскурсовода, узнавали новое. Иногда дети уставали, но они привыкли так путешествовать. Помню, когда Артем был маленький, он приехал из какой-то поездки и провел для папы экскурсию по нашему дому: «Папа, посмотри направо, посмотри налево, обрати внимание — вот здесь стоит кровать XVIII века». Папа был в восторге.



— Если я брошу работу, чаще ребят видеть не смогу. Они загружены еще больше, чем я. Фото: Любы Шеметовой

Часто слышу упреки в том, что я мало уделяю внимания детям из-за своей занятости. Уверяю вас, что даже если брошу работу, стану домохозяйкой, чаще я ребят видеть не смогу — они загружены в течение дня еще больше, чем я. Но я не хватаюсь за каждый проект, который мне предлагают. Я перфекционист и, если за что-то берусь, довожу все до максимально возможного идеального состояния. Недавно была смешная сценка: я пришла в спортзал (как всегда, в одиннадцать вечера — это единственное время, когда я могу позаниматься) и вдруг увидела, как в тот же зал входит фигурист Максим Шабалин — мой партнер по проекту «Ледниковый период». Я сто лет его не видела! Слетаю с беговой дорожки, бегу к нему по лестнице через три ступеньки и кричу: «Макс!» Он поворачивается, и я вижу глаза человека, который вернулся во времени на год, в наш с ним тренировочный период. Его реакция мне понятна — когда мы репетировали номера, я его замучила тренировками, мы проводили на льду уйму времени, я каждое движение хотела довести до совершенства. Его знакомые смеялись, что Макс к Олимпиаде столько не готовился, сколько к выступлениям в этом шоу.

И так я подхожу к любому делу, в котором участвую. 2018 год приготовит немало сюрпризов: новые проекты и обновление уже существующих, выходит продолжение моей книги «Все к лучшему». Много задач, а я всегда рада вызовам!


Юлия Барановская

Родилась: 3 июня 1985 года в Ленинграде
Семья: дети — Артем (12 лет), Яна (9 лет) и Арсений (5 лет)
Образование: Санкт-Петербургский государственный университет аэрокосмического приборостроения (факультет менеджмента), Sotheby’s Institute of Art (курс современного искусства)
Карьера: вела программы «Чего хотят мужчины» и «Перезагрузка» на канале ТНТ, ток-шоу «Девчата» на канале Россия 1. Сейчас вместе с Александром Гордоном ведет ток-шоу «Мужское / Женское» на Первом канале. Выступает в качестве защитника в программе «Модный приговор». В ноябре 2017 года стала одной из ведущих программы «Бабий бунт» на Первом канале

Загрузка...