Влад Соколовский и Рита Дакота: «Мы сейчас наверстываем то, чего лишились в юности»

«ТН» побывала в загородном доме Влада Соколовского и Риты Дакоты. Молодые родители рассказали, почему перебрались жить в Подмосковье и как изменилась их жизнь и они сами с рождением дочери Мии.

11.01.2018, 08:00, Лика Брагина

Рита Дакота и Влад Соколовский. Фото: Арсен Меметов

— Ребята, с чего у вас вдруг возникло желание жить за городом, да еще и с родителями?

Рита: Мы переехали сюда, когда я была на девятом месяце беременности. Мы с Владом классические городские жители, но ради ребенка пошли на то, чтобы ограничить себя в каких-то удобствах, привычках. Скажем так, немножечко ущемили свою свободу: теперь мы не часто выбираемся в Москву, почти забыли о походах в любимые рестораны. Но все к лучшему. Оказалось, что за городом жить очень здорово! Посмотрите, как красиво за окном: лес, свежий воздух, тишина, есть где погулять с коляской. Решили, что будем плавно приучать дочку к реалиям суровой жизни. Сначала дачный домик, потом океан и живописная природа — после Нового года улетим зимовать в Азию и вернемся уже в московскую весну.

Важную роль, конечно, сыграли родители. Мы не хотели первые полгода брать няню, но при этом надеялись каким-то образом совместить работу и малыша. И без помощи бабушек и дедушек точно не справились бы. Одним словом, решили жить коммуной. Уверены, что всю жизнь будем с ностальгией вспоминать этот период жизни, когда появилась мелкая и мы все воссоединились.

— А сами давно выпорхнули из родительского гнезда?

Рита: У меня это случилось десять лет назад. Я перебралась в Москву в 17 лет. А у Влада это еще раньше произошло — он отделился от родителей вообще в 13.

Влад: Да, получается, что с 13 лет, когда родители переехали в загородный дом, я остался один. Квартира наша была на Октябрьском Поле, я учился в школе, занимался в «Тодесе» и никак не мог жить в Подмосковье. А родители сначала бывали за городом наездами, а потом решили совсем перебраться — так им здесь понравилось. Так что с 13 лет я стал самостоятельным. Видимо, мы с Ритой сейчас наверстываем то, чего лишились в юности. К нам вернулись забытые ощущения, что дом всегда полон, что тебя здесь всегда ждут. Этого нам, что уж греха таить, не хватало много лет.

Рита: Бывают очень трогательные моменты. Например, мы с Владом полночи малышку успокаиваем, потому что у нее колики, или газики, или что-то еще — нормальная история для любого младенца. А под утро приходит моя мама или мама Влада и говорит: «Мия поела? Тогда я ее заберу, а вы поспите». У нас забирают ребенка, там с ней веселятся, погремушечки, агушечки, люлька, качельки, коты, а мы с Владом можем поспать до 11 часов. Мне кажется, наш пример должен стать лайфхаком для любых молодых семей, у которых есть родители.

— Кто лучший «успокаиватель» для Мии?

Рита: Все дети без исключения считывают эмоции родителей. Влад смеется, и Мия улыбается, она за ним вообще повторяет все, как попугай. Допустим, он показывает язык, и она показывает язык. Влад ей говорит: «Ва-ва-ва». И она: «Ва!» Притом что ребенку только два месяца исполнилось — в таком возрасте дети вообще еще не говорят и даже не реагируют. Влад дочке показывает, например, зайца по имени Мэллоу, говорит: «Мия, это Мэллоу». Мия произносит: «Мэ». Мы всей семьей умиляемся тому, как Мия с нами общается.


Рита: я научилась идти навстречу своей половине, и Влад тоже. Мне кажется, к нам пришла некая житейская мудрость


Со мной она тоже смеется. Бывает, я пытаюсь ее покормить, а ребенок просто не может есть и одновременно улыбаться. Я убеждаю: «Мия, хватит хохотать, поешь, а потом посмеемся вместе». Она же меня видит, и у нее сразу улыбка.

— Вы как-то особенно готовились к рождению малышки?

Рита: Конечно, я прочитала всех — от Комаровского до Петрановской, изу­чила кучу разных методик. Даже работала с психологом. И Влад тоже много читал, мы обсуждали, будем ли дочку укачивать, делать ей прививки или нет, и так далее. Мы выбрали, как нам показалось, максимально удобную форму общения с ребенком, и пока все идет гладко. Я не беру сейчас физиологический аспект, когда у нее газики, например. Вот я не послушала консультанта по грудному вскармливанию и съела свежее яблоко. И ребенок не спит, потому что у него болит животик. Я просто поставила галочку, что свежих яблок больше не ем. Мне вообще грудное вскармливание тяжело далось — я прошла и лактостазы, и прочие прелести, к сожалению. И очень многие, включая врачей, советовали перевести ребенка на искусственное питание. Но я сражаюсь, хочу, чтобы Мия хотя бы полгодика побыла на материнском молоке.

В остальном очень важно сохранять спокойную атмосферу в семье. Нельзя повышать голос при ребенке. Она же сейчас воспринимает все в тысячу раз чувствительнее — свет яркий, громкость, какую-то негативную энергию. Младенец очень уязвим, поэтому при ней мы стараемся себя сдерживать. Если надо поспорить, выходим во двор.

Влад: Мия, может, и не понимает конкретных слов, но чувствует интонации, энергетику. Ведь ребенок не начинает плакать ни с того ни с сего — он реагирует на то, что происходит вокруг. А когда ты с ним тепло общаешься, ставишь красивую музыку, он, наоборот, успокаивается. Самый сложный момент, связанный с младенцем, это когда ты еще не понял, почему он истерит. Ты думаешь, что это — колики, или она хочет есть, или ей жарко, или подгузник поменять? Но постепенно начинаешь понимать: вытягивает ножки — это колики, хватает ручки — хочет кушать. И становится намного проще — ты можешь сразу дать то, что ребенок хочет: накормить или положить ей грелку на живот, сделать массаж или укачать.

— Рита, а что у Влада лучше всего получается?

Рита: Да все! Нос чистить у него идеально получается турундами. Я боюсь в малюсенькую ноздрю засовывать эту ватную штуку. Мы до сих пор на камень-ножницы-бумагу решаем, кто из нас будет ногти дочке стричь. И купать страшновато. Но что делать — глаза боятся, руки делают. Мия любит купаться.

— Кто придумал это волшебное имя?

Влад: Споров не было, у нас с Ритой схожие вкусы на многие вещи. Нам нравилось несколько мужских имен, ну и женских тоже. Мия — это одно имя из списка. А вообще, у нас должен был быть Макс. На первых двух УЗИ нам говорили, что будет мальчик. А потом на третьем вдруг объявили, что все-таки девочка. А мы уже общались с Максом и решили не менять первую букву. Хотели короткое имя и именно на букву «М». Так и вышла Мия.

— Вы расстроились, узнав, что будет Мия, а не Макс? Ждали сына?

Влад: Рита склонялась в сторону мальчика. И я почему-то всю жизнь жил с ощущением, что у меня первым родится сын. Но в тот момент, как узнал, что стану отцом, мне стало абсолютно все равно, кто родится.



Рита: Я себе всегда казалась строгой и жесткой и думала, что мне будет легче с пацаном. Такая установка из детства: первым должен быть мальчик — защитник, дальше малютка-девочка. Как на фото в журнале: у камина сидит семья — мама, папа в свитере, большой пес, сын постарше, дочь помладше… (Смеется.) Когда я радовалась пацану, у Влада проскочила фраза: «Да ты ничего не понимаешь, девочка — это же такая нежнятина. Она придет к тебе в постельку, возьмет ручками твое лицо и скажет: «Папулечка…»

Влад: Я на всякий случай еще на девятом месяце попросил: «Вы посмотрите наверняка, потому что мы сейчас уже вещи едем покупать, может, все-таки голубые купить, а не розовые». (Смеется.)

— Вы так идеально совпадаете по всем вопросам. А из-за чего поспорить можете?

Рита: Из-за сериалов, например. Владу нравится «Игра престолов», а я к сериалам отношусь несерьезно. Но ведь союз двух людей — это в том числе и большая работа, и если в каких-то моментах мы не совпадали четыре года назад, то сейчас уже все нормально. Я пересмотрела свои взгляды на какие-то вещи, научилась идти навстречу мужу, и Влад тоже. Мне кажется, к нам пришла некая житейская мудрость.

— Рита, а чем вас Влад покорил изначально?

Рита: Влад очень светлый, он человек-позитив. Уверена, даже если за окном случится апокалипсис, Влад найдет, чему порадоваться. Мне в жизни этого очень не хватало. Впервые рядом оказался человек, который из самой ужасной ситуации найдет выход. Рядом с ним вся жизнь как веселое приключение. Я разучилась грустить. Кто слышал мои песни, тот знает, что я обожаю пореветь в тишине, на полу в ванной, мысленно порезать вены и написать об этом пару строчек. Любого рода эмоции, в том числе негативные, я пропускаю через себя, смакуя каждую. И сейчас порой даже сталкиваюсь с тем, что мне не о чем написать песню… О счастье пишется намного сложнее, это скажет любой автор. У меня даже случались творческие микрокризисы: черт, все так отлично вообще, так все позитивно, о чем писать-то?!

Влад: Наверное, нас друг в друге привлекло то, чего мы не получили в своих прошлых отношениях. Мы вместе, потому что нам удалось сделать большое количество шагов навстречу друг другу. Не я шаг назад, а ты шаг ко мне, а именно навстречу друг другу. Рита такая сама по себе, она достаточно тонко чувствует личное пространство другого человека. Потому что только в случае, когда люди дают это пространство друг другу, они могут и отдыхать вместе, и работать, и путешествовать. Рита дает мне ровно столько пространства, сколько нужно, не перегибая, не пережимая, так что мне очень комфортно.

Рита: Есть такая поговорка: любовь как ртуть — ее можно удержать только в открытой ладони, но не в сжатом кулаке.

— Вы сами рядом с Ритой изменились?

Влад: Только за год до того, как мы начали встречаться, я вышел из своих прошлых, весьма болезненных отношений, и тогда у меня не было стабильности, каких-то границ, я был другим. Часто передавливал, и от этого поначалу возникали проблемы. Но в итоге мы настроились друг на друга, я тоже стал давать ей больше свободы, больше воздуха. А Рита свою драму приглушила. Потому что я человек позитивный, и для меня не нормально, когда человек без причины грустит.

— За кем остается решающее слово в спорах?

Рита: Влад главный однозначно. Вообще в любой здоровой семье мужчина должен быть главным. Иначе это все что угодно, но не семья. Я говорю это как человек, который долго пытался быть сильной половиной в своих прошлых отношениях и знает, к чему это приводит. У меня эта роль здорово получалась, я зарабатывала деньги, была вся такая классная, независимая, властная. Очень собой гордилась и считала, что мужчина должен этими моими качествами восхищаться.

И все резко изменилось, когда я оказалась рядом с Владом. Я поняла, что вообще-то я женщина.


Рита: Влад очень светлый, человек-позитив. Уверена, если за окном случится апокалипсис, он найдет, чему порадоваться


Влад: Я Рите постоянно говорил: «Слушай, расслабься, мы не можем вдвоем выполнять одну и ту же функцию в семье. Если ты будешь вести себя так и по-другому не можешь, то давай прощаться». У нас было несколько откровенных разговоров, в которых я сказал, что в моем понимании такая модель семьи не укладывается. Должно быть четкое понимание, кто в доме принимает главные решения.

Рита: Влад — ответственный за семью. Например, если он завтра скажет, что для семьи лучше переехать в Самару, я молча соберу чемоданы и поеду в Самару. Я ему доверяю
безоговорочно, это тот мужчина, за чью спину я могу встать и не думать ни о чем. Влад умеет делать все. Просто профессиональный «муж на час». Если вдруг когда-нибудь музыка закончится, можно будет подрабатывать. Все, что вы видите в этой комнате, собрано его руками, включая кресло-качалку.

— А кто у вас главенствует на кухне?

Рита: Я люблю готовить, но делаю это нечасто. Для меня это некое творчество, которое не может быть обыденностью. Но Влад и здесь намного круче, я с ним даже не соревнуюсь. Бывает так, что я что-то приготовлю, реально клевое, а Влад говорит: «Давай чуть-чуть апгрейдим». Он достает, например, консервированные ананасы, крошит туда, и все — блюдо становится идеальным. Он и в ресторанах так же. Приезжаем, например, в ресторан, где готовит мишленовский повар, все восторгаются кухней. Мы что-нибудь заказываем, потом Влад говорит: «Принесите, пожалуйста, чесночное масло, каперсы, немножечко жареного бекона и сливки». Ему приносят, он добавляет, говорит: «Попробуй». Я пробую и понимаю, что вот теперь это блюдо идеально.

— Влад, большим удивлением было увидеть вас в одной из главных ролей сериала «Универ». Как музыкант вдруг подался в актеры?

Влад: Раньше я скептически относился к предложениям попробовать себя в кино. Да и до сих пор считаю, что это отдельное ремесло, которым надо полноценно заниматься. Но ведь бывает у людей предрасположенность к чему-то. Мне друзья и знакомые постоянно говорили: «Тебе надо в кино сниматься!», а я об этом не думал.

Периодически приходили предложения сыграть в эпизоде самого себя, но я не люблю эти истории. А потом я попал в проект Первого канала «Театр Эстрады». Там мы выступали в различных жанрах, почти для каждого номера приходилось полностью перевоплощаться — с париками, линзами... И так получилось, что в этом проекте победили двое — я и Стас Костюшкин. Стас — по мнению жюри, а я — по мнению зрителей. После этого Геннадий Хазанов отвел меня к себе в кабинет и спросил: «А почему я не вижу тебя в кино?» Я объяснил свою точку зрения, что надо иметь образование, чтобы сниматься в кино и так далее. На что Геннадий Викторович ответил, что я говорю чушь.


Влад: нам с Ритой много лет не хватало ощущения, что дом полон. Уверен, потом с ностальгией будем вспоминать это время


И я стал задумываться на эту тему. И вот в 2017 году я снялся в трех проектах: сериале «Универ» на ТНТ, историческом фильме «Кровавая барыня», который вот-вот выйдет на канале Россия, у меня там большая драматическая роль — дядьки Тютчева. И еще один фильм — «Незнакомка в зеркале», четыре серии для канала Россия. Так что пока я доволен и продолжаю двигаться дальше.

— Что для вас стало самым сложным в актерской профессии?

Влад: То, что нужно осваивать большой объем текста. Я привык учить песни, но намного сложнее выучить за день три-четыре листа текста. Первые разы я просто погибал, а теперь привык, справляюсь.

Вообще, этот год выдался мощным, интересным. Главное, конечно, это рождение дочери. И в творчестве произошел скачок. Мы запустили Ритин музыкальный проект, ее песни попали в топы чартов. У нас появился блог на YouTube, который за кратчайшие сроки приобрел популярность. Мы получали какие-то премии, нас выбрали «Парой года» — это, безусловно, очень приятно. Все больше и больше становится наша аудитория, которая видит, как мы относимся к жизни, что мы ничего из себя не строим. Одним словом, как-то плывем по течению и стараемся быть максимально честными по отношению к самим себе.

Фото: Арсена Меметова



Рита Дакота

Настоящее имя: Маргарита Герасимович
Родилась: 9 марта 1990 года в Минске
Образование: окончила музыкальную школу
Карьера: певица, автор песен (ее произведения исполняют многие звезды шоу-бизнеса — Зара, Ёлка, LOBODA и др.), участница проектов «Фабрика звезд-7» и «Главная сцена». В прошлом создатель и солистка рок-группы Monroe

Влад Соколовский

Настоящее имя: Всеволод Соколовский
Родился: 24 сентября 1991 года в Москве
Семья: жена — Рита Дакота, дочь — Мия (2 месяца)
Образование: школа искусств, студия «Тодес»
Карьера: певец, музыкант, актер, в прошлом танцор балета «Тодес», участник «Фабрики звезд-7», солист дуэта «БиС». Впервые вышел на сцену в 3 года, исполнив песню с Филиппом Киркоровым

Теги:  Рита Дакота, Влад Соколовский, интервью со знаменитостями




Нравится Нравится
Загрузка...
Loading...