Онлайн-журнал о шоу-бизнесе России, новости звезд, кино и телевидения

Татьяна Лазарева: «Мой муж элегантен, как три рояля»

0

После 12 лет брака Татьяна Лазарева и Михаил Шац признались, что однажды им пришлось преодолеть кризис в отношениях.

Татьяна Лазарева: Мы с Мишей вышли на сцену, я с улыбкой сказала «Добрый вечер!» и замолчала, потому что из глаз потекли слезы. Миша немедленно переключил внимание зала на себя: стал что-то рассказывать… А я ретировалась за кулисы, чтобы привести себя в порядок. Тот корпоратив для уважаемой фирмы пришелся на 1 сентября 2004 года. С самого утра вся страна жила новостями из Беслана, где террористы захватили школу… В общем, было не до смеха. Я представляла себе, как после летних каникул дети пришли в школу — нарядные, с цветами — и оказались под дулами автоматов… Они, самые незащищенные существа на свете, доверяют нам, взрослым. Мы все для них мамы и папы. Я представляла, как страшно им сидеть в школе, оккупированной бандитами, — и мне было страшно за них и вместе с ними. В тот день я смотрела каждый выпуск новостей, была на нервах. К сожалению, фирма праздник не отменила, мы с Мишей обязаны были поехать и выступить. Тогда, стоя перед залом, я в очередной раз осознала, что мы — заложники жанра и имиджа. Рейтинг «О.С.П.-студии», которую мы вели много лет, был заоблачным. Естественно, все и всегда ждали от нас исключительно шуток.

За кулисами я взяла себя в руки, вытерла слезы и снова вышла на сцену. Так, в общем-то, мы и попрощались с проектом «О.С.П.-студия». Взяли тайм-аут, чтобы потом появиться на ТВ с новой программой «Хорошие шутки».

Работа есть работа, ты дол­жен ее делать. И только ког­­­­­да остаешься наедине с собой, даешь волю чувствам. 29 сентября 2009 года, в тот час, когда на Новодевичьем кладбище хоронили наше­­го с Мишей друга Ва­­­ню Дыховичного, я снималась в рекламном ролике чая и улыбалась в камеру — отменить работу было нельзя. Только на следующий день я сходила к могиле и там, глядя на портрет Ивана, попросила прощения за все, что не успела сделать для него. За то, что не смогла проводить его в последний путь. Я надеюсь, он понял меня и простил. Потому что сам относился к работе ответственно.

Наперсточники оставили без денег

Татьяна: Иван впервые снял меня в кино: я сыграла в его фильме «Европа-Азия». Это авантюрная комедия о том, как «где-то на Урале», на трассе, ус­т­ра­ивают «свадебный лохотрон»: банда разводит проезжающих мимо на денежные по­дарки. Моя героиня — бывшая актриса, предводительница афери­с­тов. Кстати, дав­ным-давно я стала жертвой таких людей. Я — человек абсолютно доверчивый, верящий всему и всем. Лет 20 назад (я тогда заочно училась в Кемеровском институте культуры) ехала в автобусе из Новосибирска в Кемерово. Когда мы остановились на полчаса, я вышла прогуляться и обратила внимание на толпу, откуда раздавались азартные выкрики. Двинула туда, оказалось, это играют наперсточники — они предлагали угадать, под каким стаканчиком находится шарик. Я стала наблюдать за ними, и вскоре мне почему-то показалось, что обнаружить шарик легко. Кто-то из стоящих рядом предложил мне попробовать. В общем, сама не заметила, как оказалась у столика. Проиграла все 40 рублей, что были с собой. Я вспомнила о той истории с наперсточниками, прочитав сценарий братьев Пресняковых.

«На всякий случай, это комедия!» — предупредил Иван Дыховичный наших первых зрителей, показав фильм на сочинском кинофестивале «Кинотавр» в июне прошлого года. Публика тепло отнеслась к картине. А вот кинокритики восприняли фильм в штыки. В рецензиях ругали и работу, и режиссера. Думаю, Дыховичного это окончательно сломило. Вернувшись из Сочи в Москву, он лег в больницу — и уже не вышел оттуда­.

О том, что Иван тяжело болен, я узнала еще на съемках. Как-то в перерыве сказала ему: «Что-то ты, Ванечка, выглядишь усталым!» А он тихо, чтобы никто не слышал, признался: мол, так уж получилось, что жрет меня изнутри рак, сопротивляюсь изо всех сил, но чем все закончится, пока не знаю. Иван говорил об этом спокойно, даже чуть отстраненно, как будто речь шла не о нем. Я была потрясена: какой сильный человек! В таком состоянии работать, да еще и снимать комедию! Он попросил меня не рассказывать участникам съемочной группы о его недуге. Конечно, я молчала. А после того разговора стала относиться к нему с еще большим уважением. Дыховичный и вида не подавал, что испытывает боль, внешне был по-прежнему весел, бодр. В одном из интервью даже заявил: «Я смерти не боюсь». Теперь мне кажется, это была мальчишеская бравада. Он очень хотел жить.

Михаил Шац: Мы с Таней навещали Ивана по возможности. До самых последних дней он казался вполне адекватным, шутил. Только дикция из-за осложнений была неважной. В конце августа, когда мы пришли к нему в очередной раз, поделился: «Врачи говорят: если не буду ничего делать, то лежа под капельницей проживу до ста лет. Но я ведь так не могу — ничего не делать. Зачем тогда столько жить?!» Дыховичный готовил очередной фестиваль авторского кино «2Morrow» — «Завтра», который организовал еще в 2007 году. Искал деньги, вел переговоры из больницы. Разве он мог просто так лежать?!

Татьяна: Не случайно именно Ваня уговорил меня попробовать свои силы в большом кино. Мне и раньше предлагали роли, но это были какие-то комедийные эпизоды, которые отражали лишь мое медийное, узнаваемое лицо: мол, сейчас Танюська-симпампуська появится в кадре и всех рассмешит. Подобное предложение я получала даже от Владимира Меньшова. Я всегда отказывалась: все это уже было сыграно когда-то в нашей «О.С.П.-студии», повторяться неинтересно. И три года назад, когда Иван Дыховичный дал мне главную роль в фильме «Европа-Азия», я поначалу ответила: «Нет, Ваня, это не мое, не смогу». Тем более что был печальный опыт: в 1990-х режиссер Гриша Константинопольский пробовал меня в одном фильме.

Я стояла перед камерой, читала с листа монолог. Волновалась, зажималась. Конечно, ничего не получилось. Гриша расстроился, я — тоже, на том и расстались. Кстати, фильм тот так и не состоялся. Вот я и боялась, что на этот раз все закончится чем-то подобным. Но Ваня настолько уверовал в то, что это моя роль! Говорил: «Таня, не бойся. Будь собой. Все у тебя получится!»

Михаил: Таня сопротивлялась еще и из-за детей. Старшему, Степе, было тогда 11 лет, Сонечке — 8, а вот младшей Тоне — всего полгодика. А жене надо было на 18 дней уехать под Выборг, где проходили съемки. Мы взвешивали: стоит игра свеч или нет. Я пообещал, что справлюсь с тремя детьми. Да и няня поможет. Но если бы не Иван Дыховичный, наш друг, талантливый человек, Таня все-таки отказалась бы.

Мы до последнего надеялись на чудо

Татьяна: Ваня был со мной крайне обходителен. Он знал, что я волнуюсь, а когда подходила к нему и спрашивала, получается ли у меня, отвечал: «Все у тебя хорошо, иди на площадку!» Это придавало мне уверенность.

В сентябре я по просьбе Вани отправилась во Владивосток представлять нашу работу на кинофестивале «Меридианы Тихого». Он сам из-за болезни полететь уже не смог. Я передала со сцены привет от Дыховичного, попросила помолиться за него. Из Владивостока полетела в родной Новосибирск — друзья попросили выступить там. А в самолете упала в обморок. Дело в том, что до Владивостока у меня было два дня плотных съемок в рекламе. Прилетев на фестиваль, сразу с самолета я отправилась на показ фильма. Полночи не спала из-за множества встреч. А утром — снова в самолет. И вот результат: давление 85 на 50. К счастью, среди пассажиров оказалась врач. Она дала мне таблетки, стало полегче.

О том, что Ваня умер, я узнала утром 27 сентября. В тот час я ехала в новосибирский аэропорт, чтобы улететь в Москву. И вдруг раздался звонок корреспондента одной из столичных газет. Меня спросили: «Как вы можете прокомментировать смерть Ивана Дыховичного?» То, что я тогда почувствовала, словами не передать. Как это можно «прокомментировать»?! Меня душили слезы. Я отключила телефон.

Все мы до последнего надеялись на чудо. Я представляла себе, как прилечу в Москву, приду к Ване и расскажу о том, как прекрасно приняли картину зрители. Я даже тетрадку завела, куда записывала мнения рядовых людей о нашем фильме. Ване было бы приятно… Я прилетела в Москву, заехала домой, а потом помчалась к Оле Дыховичной. Дом без Вани как будто опустел. Мы с Олей молчали. Только плакали и поминали его…

Мой муж элегантен, как три рояля

Татьяна: Прошлый год для нас с Мишей оказался годом потерь: Ваня Дыховичный, Володя Турчинский, Рома Трахтенберг… И еще несколько человек, не известных широкой публике, но близких нам. Пытаясь осознать очередной уход, невольно спрашиваю себя: успела ли сказать этому человеку, как дорожила им?! Андрей Вадимович Макаревич недавно рассудил так: нужно беречь каждую минуту, жить как в последний раз. Вроде бы не новая мысль. Но услышав ее от человека с опытом, чувствуешь правоту этих слов даже спинным мозгом. Я с ним целиком и полностью согласна. Действительно, надо контролировать каждое свое слово, каждый поступок и беречь близких. Не так давно я завела блог в Интернете и создала этакое виртуальное сообщество «Тебе». У каждого человека возникают ситуации, когда он хочет сказать другому что-то хорошее, объясниться в любви, но не всегда получается. Язык не поворачивается, что ли. А вот виртуальному журнальчику можно доверить то, что хочешь. Первой моей записью стали слова о любви к Мише.

Из блога Татьяны Лазаревой

(www.lazareva-tatka.livejournal.com):

«Я Михаила, ребята, очень люблю. И прусь с него почище его фанаток, правда. Я когда его вижу где-нибудь, когда он меня не замечает, — как он дорогу переходит, или из машины вылезает, — я всегда думаю, вот же повезло мне. Он же, собака, элегантен, как три рояля. Стиляга, весь такой холеный и жутко мужественный. Я обожаю на него смотреть, когда он курит сигару. Это что-то. А Лолка Милявская всегда с ума сходила по его рукам. Потому что это вам не какие-нибудь влажные податливые сосиски вместо пальцев. Это крепкая, твердая, настоящая мужская рука. Еще у него потрясающий рисунок губ, вам не всегда видно, а мне — да. У него, когда он молчит, уголки губ так немножко вверх загибаются, как будто он улыбается чуть-чуть. Еще у него очень стройные ноги… Потом меня почему-то ужасно вставляет, что он еврей. Я даже горжусь слегка, если честно, что он на мне женился, хотя и не должен бы был. Я обожаю, когда он бесится со мной, или с детьми. Он очень смешно орет и изображает ящера. Когда он пьяный — он совершенно дурной, добрый и абсолютно беззащитный, даже страшно за него. Мне всегда хочется его целовать и трогать. И я целую и трогаю. Он это не любит, и это мне тоже очень нравится…»

Татьяна: В моем телефоне есть фотография, где Миша с сигарой. Это так красиво! Иногда достаю мобильник только для того, чтобы полюбоваться этим кадром. Миша, кстати, там еще и лысый. Это я его побрила. Просто в тот день решила подстричь мужа машинкой. Все сделала аккуратно, но вдруг случайно нажала на кнопочку и выбрила на затылке лысый квадратик. Сначала промелькнула мысль не говорить ему об этом — может, не увидит? Но мы понимаем друг друга даже без слов. И он догадался о том, что случилось. Тогда я побрила его наголо, как новобранца.

Мы боремся с желанием ничего не делать

Михаил: Вообще, я с любопытством чи­­таю Танин дневник. Так, например, получил удовольствие от отчета о новогодних каникулах, которые мы провели во Вьетнаме.

Татьяна: Отдохнули мы потрясающе! Помню, в первый день нашего пребывания съездили на велосипедах с Соней на местный рынок. Вьетнамцы росточком маленькие, и крыши прилавков такие низкие, поэтому я ходила, согнувшись пополам.

Михаил: Соня в этой поездке не выказала особого восторга. А Степану понравилось. Ему вообще больше по душе экзотические страны — такие как Вьетнам или Шри-Ланка. Он видит там настоящую, неприкрытую жизнь. Походы по европейским магазинам и музеям ему надоели. Во Вьетнаме Степа радовался, бегал и кричал, показывая на ветхие жилища: «О, трущобки!» Наша младшая дочь Антонина, когда летели обратно в самолете, капризничала: «Не хочу в Москву, давайте вернемся!» Она обожает воду и как раз в эти каникулы в гостиничном бассейне научилась плавать. Помню, два года назад мы летали в Испанию, и Тоня впервые увидела море. Маленький полуторагодовалый человечек стоит на берегу, смотрит на что-то большое, непонятное, плещущееся. В глазах — изумление, криков и вздохов было много.

Михаил: Мы всей семьей успешно боремся с желанием ничего не делать в отпуске. Первые пару дней, может, и проваляемся на пляже. Но потом придумываем себе развлечения, экскурсии. Во Вьетнаме, например, плавали к одному из островов на дайвинг. Правда, понырять с аквалангом не получилось — волны поднялись. В другой день съездили в Сайгон, город оказался колоритный. Побывали в Ханое. Там, кстати, почувствовали некую московскость, столичность: мавзолей Хо Ши Мина, площадь для парадов, разные министерства — их много в Ханое, как и у нас.

Православное Рождество мы отметили в своем отеле под Данангом. Вечер получился такой милый, семейный. С утра я заказал торт местному повару-европейцу — со сливками и свежими ягодами. И надпись по-английски: «Merry Сhristmas!» — по-русски у по­­вара не вышло. А еще мы играли в фанты: придумывали друг другу задания — рассказать стишок, станцевать — и за это дарили подарки. Потом весь оставшийся вечер играли в «Монополию». Таня впервые в жизни выиграла, что для меня было крайне удивительно.

У детей просим прощения за шутки

Михаил: Мы даже рады, что сейчас в работе образовалась пауза. Раньше носились, как загнанные: с утра до вечера съемки, концерты. Детям внимания уделяли мало. Они чаще бывали с няней, росли без нас.

Татьяна: Доходило до смешного: когда Степка был маленький, я подкладывала ему в кроватку свои вещи, чтобы он не отвыкал от запаха мамы. Будто я все равно была рядом. Сегодня мы поменяли уклад жизни, и это благотворно сказалось на нашей семье. Больше бываем с детьми, играем с ними, разговариваем. Самый главный философ у нас — Степан. Он часто задает такие вопросы, на которые сразу не ответишь. Недавно проснулся утром и выдал: «Поднимите руки, у кого из вас полностью разрушен внут­ренний мир!» Мы с подругой в это время сидели на кухне с легкого похмелья и были, прямо скажу, озадачены. Внутри у нас, конечно, тогда все было разрушено. Почему же Степка спросил об этом? Что случилось? Сын объяснил: «Вчера вечером мне не дали посмотреть MTV, и теперь у меня полностью разрушен внутренний мир!» Вот так размышляет наш 14-летний сын… Соня недавно заявила: «Ма­­ма, я решила, что, когда стану взрослой, денег тебе не дам!» Поначалу я потеряла дар речи, а когда пришла в себя, сказала, что в таком случае не дам ей денег сейчас. Дочь задумалась. Походила по квартире, видимо, все взвесила и заверила, что, так уж и быть, мою старость она обеспечит. Степа — тоже шутник. Он знает, что мне не очень нравится, когда узнают на улице. И если сын замечает человека, который тычет пальцем в мою сторону, говорит ему: «Да, да, вы не ошиблись, это та самая Татьяна Лазарева!» При этом наслаждается произведенным эффектом.

Мы с Мишей не остаемся в долгу и тоже частенько шутим над детьми. Я вспоминаю свое детство, когда родители, большие пересмешники, роняли какую-нибудь шутку в мой адрес. Я болезненно переживала это. Убегала в свою комнату, плакала. Мы с Мишей тоже иногда перегибаем палку. Сын цинично относится к нашим шуткам, а вот Соня, бывает, обижается. Когда сквозь смех мы вдруг замечаем серьезное лицо средней дочери (Тоня все-таки мала для шуток) — извиняемся. А если Сонька убегает к себе в комнату, отправляюсь за ней: «Мы пошутили неправильно. Прости нас!»

Михаил: Я часто прошу прощения у детей. Важно, чтобы я сам понял, что сказал нечто неправильное.

Татьяна: Бывает, мне приходится доказывать Михаилу, что он не прав. Муж спорит, упирается до последнего, но потом все-таки соглашается. В отношениях вообще очень важно уметь уступать и пытаться понять другого. Конечно, это приходит не сразу. Вначале вроде все интересно. А когда люди живут вместе долго, вдруг понимаешь, что уже все знаешь про человека и ничего тебя в нем не удивляет. Тогда может наступить кризис в отношениях. И в этом случае каждый должен решить для себя: либо надо жить по-другому, либо расставаться. У нас с Мишей тоже был такой период. Но мы прошли его. Если планируешь продолжать отношения, можешь подойти к человеку и напрямую спросить: «Ты хочешь сохранить семью?» — «Хочу!» — «И я тоже! Давай же для этого что-то делать!» Главное, чтобы желание остаться вместе сохранилось у обоих. Тогда не все потеряно… Однажды ранним утром я услышала сигнал мобильного телефона Миши — пришло СМС. Он взял телефон, прочитал и кинул его под подушку. Спит дальше. А мне мысль покоя не дает: почему он спрятал аппарат? Я украдкой телефон взяла и прочитала: «Дорогой, сегодня не смогу встретиться. Целую!» Ну, я устроила мужу истерику по всем правилам. Он злился на меня, отмахивался, мол, не глупи. Мне стало так страшно, что потеряю его! Выяснилось, что СМС написала его одноклассница, с которой он много лет не общался. Она гостила в Москве и хотела встретиться. Позже я с ней познакомилась. В общем, часто мы по пустякам ревнуем любимых. Кстати, лично я спокойно отнесусь, если кто-то захочет прочитать мои СМС — в них нет угрозы нашей семье. А вот у Михаила другое мнение на этот счет. Расскажите, Михаил, как вы поставили пароль на свой ноутбук — от меня.

Михаил: Мой компьютер открывает только отпечаток пальца хозяина. Но это не потому, что там есть нечто не  для Таниных глаз. Просто купил ноутбук — и там оказалась такая функция.

Татьяна: А я уже придумала, как действовать. Ты будешь спать, а я поднесу ноутбук к твоему пальчику и обнаружу все твои коварные замыслы и тайны!

Меня правильно просчитали

Татьяна: Я человек необидчивый. Но шут­ка шутке рознь. Недавно, перед Новым годом, я попалась на удочку создателей телешоу «Розыгрыш». Все вроде бы получилось цивильно. Без наездов, без драк. Мой психотип был просчитан правильно: я ж борец за справедливость! Но неприятный осадок остался. Жду, когда мне представят сюжет. Если не понравится, не разрешу ставить в эфир. Не люблю, когда мной манипулируют, выставляют в смешном свете. Думаю, это и остальным не нравится. Но может быть, дело в том, что мне стало скучно развлекать публику.

Михаил: Сейчас мы, как говорится, «не в ящике». Но это ничего не значит. Мысли о том, что мы с Таней не нужны на телевидении, нас посещают редко. Мы продолжаем придумывать проекты. Кстати, Таня время от времени рассказывает о них в своем ЖЖ. Так что, думаю, уже в этом году мы вернемся на ТВ с очередным шоу.


Татьяна Лазарева Татьяна Лазарева

Когда и где родилась: 21 июля в Новосибирске

Знак зодиака: Рак

Семья: муж — Михаил Шац, телеведущий; дети — Степан (14 лет), от первого брака, Софья (11 лет) и Антонина (3,5 года)

Образование: училась на факультете иностранных языков Новосибирского педагогического института и дирижерско-хоровом факультете Кемеровского института культуры

Карьера: с 1991 по 1993 год играла в КВН. Была ведущей программ: «О.С.П.-студия» (ТВ-6, СТС, 1996-2004), «Хорошие шутки» (СТС, 2004-2009), «Две звезды» (Первый канал, 2009), «Песня дня» (СТС, 2009) и др. В 2008 году участвовала в проекте «Танцы со звездами» (Россия)

Вкусы: еда — картофельное пюре; напиток — томатный сок

Михаил Шац

Когда и где родился: 7 июня 1965 года в Ленинграде

Знак зодиака: Близнецы

Образование: в 1989 году окончил Первый Ленинградский медицинский институт (специальность — «анастезиолог-реаниматолог»)

Карьера: с 1986 по 1994 год играл в КВН. Был ведущим передач: «Раз в неделю» (ТВ-6, 1995-1996), «О.С.П.-студия» (ТВ-6, СТС, 1996-2004), «Назло рекордам» (ТВ-6, 1996-1998), «Хорошие шутки» (СТС, 2004-2009), «Песня дня» (СТС, 2009), «Слава богу, ты пришел!» (СТС, 2006-2009) и др. Снялся в сериалах и фильмах: «33 квадратных метра» (1997-2000), «Сестра-3» (2000) и «Очень русский детектив» (2008)

Вкусы: еда — стейк; напиток — красное вино

Загрузка...