Стас Костюшкин: «Я позвонил жене: «Не выдержу этого позора, сейчас уеду домой!»

Накануне главного зимнего праздника в семье Стаса Костюшкина поздравляли с Новым годом маленького Мирона: 10 декабря ему исполнился годик. Несмотря на юный возраст Мироши, Стас уверен, что у парня стальной стержень и что этим он пошел в маму, чемпионку мира по акробатике Юлию.

22.12.2016, 17:45, Елена Фомина

Фото: Арсен Меметов

— 11 лет назад, за пару месяцев до нашего первого общего Нового года, Юля обмолвилась, что ей очень понравился мобильный телефон одной очень дорогой фирмы. Я ей ответил: «Даже не мечтай. Ты представляешь, сколько он стоит? Я сейчас не могу тратить бешеные бабки на телефон». Юля сразу: «Да я и не прошу. Просто сказала, что понравился». Но я все равно потом несколько раз возвращался к теме симпатичных мобильных, которые стоят как самолет и которые у меня сейчас нет возможности покупать. Хоть они и замечательные, эти телефоны. Короче, я умело поддерживал интерес.

В новогоднюю ночь мы с Юлькой работали: она танцевала в балете дуэта «Чай вдвоем» — собственно, благодаря этому мы и познакомились. В клубе, где мы тогда выступали, был Дед Мороз. Наш концерт закончился за несколько минут до полуночи, и, прежде чем сесть за стол, я подбежал к нему, протянул коробочку с телефоном и попросил: «Когда все встанут и начнут чокаться, подойдите к нам, пожалуйста, и подарите это девушке, которая будет рядом со мной». Встали, и я говорю Юле: «Загадай желание и попроси мысленно Дедушку Мороза его исполнить». — «Загадала». — «Ой, смотри, кажется, Дед Мороз к нам идет. Неужели сейчас желание сбудется?» И тут Дед протягивает ей телефон ее мечты. Юля в шоке была!


— Рискованный шаг, ведь она могла и что-то другое загадать.

— Была такая опасность. Но тогда мы с Дедом Морозом попали в яблочко. Мы с ним очень стараемся быть меткими стрелками, правда, иногда все равно промазываем. Несколько лет назад наш с Юлей сын Богдан написал Дедушке, что хочет игрушку бакуган. А когда нашел ее под елкой, выяснилось, что он хотел не такую! Расстроился… Мы объяснили, что старик не разбирается в современных игрушках и поэтому запутался. Бонька Дедушке посочувствовал и сделал выводы. Перед следующим Новым годом он переписал в магазине игрушек нужные артикулы! Сын перестал верить в компетентность Деда в вопросах бакуганов, но в самого Деда Мороза верит по-прежнему…

 Читайте также 
Стас Костюшкин вывел в свет сына
А вот у меня уже лет в шесть возникли некоторые подозрения. Дедушка Мороз подарил мне подарки, а потом папа позвал его на кухню. Развернув дары и налюбовавшись ими, я заглянул на кухню, и глазам моим открылось невероятное зрелище: белая борода торчала у Дедушки на лбу, в одной руке у него была сигарета, а в другой — рюмка с вином, которое папа делал из черноплодной рябины. Папа сказал, что борода у Деда волшебная и при желании он может перемещать ее на лоб, а вино Дедушке необходимо, чтобы согреться. Но как Мороз мог замерзнуть? А когда я вырос, сам стал дедморозить.


— И тоже пили на кухне вино с бородой на лбу?

— Я не пью и не пил никогда в жизни. Мне, еще когда я был мелким пацаном,­ в голову закралась мысль, что спиртное — враг семьи, а с врагами я не хочу иметь ничего общего. 

Когда я работал в детском театре «Зазеркалье», меня, как единственного непьющего артиста, попросили 1 января съездить в Дом ветеранов сцены поздравить старых актеров. Мне вручили мешок с подарками и дедморозовскую униформу. Я, в бороде и атласной шубе, стучался в двери к бабушкам и басил: «Поздравляю с Новым годом! Вот вам подарочек!» Они ахали и благодарили. Так я ходил по этажам, пока в очередной комнате милая бабушка не сказала: «Я же вижу, что ты молодой, у меня к тебе просьба: сними бороду, пожалуйста, мне так старики надоели». Я снял. Она говорит: «Посиди со мной, попей чаю». Сидим, пьем. А у бабулечки за спиной висит картина: на кушетке возлежит обнаженная женщина. Роскошная! Невероятная! И я невольно поглядываю на картину. Старушка это заметила и говорит: «А это я, мне тут 18 лет. Когда-то я была такая красивая, что меня рисовали все питерские художники». Я сидел в старинном доме, в комнате с высокими потолками и камином, и смотрел одновременно на 18-летнюю красавицу и на старушку, которой она стала. Это было грустно и прекрасно! Я увидел бег времени. Мне тогда был 21 год, и я впервые подумал, что Новый год может быть еще и грустным праздником, что эти новые года складываются в десятилетия и человек превращается из ребенка в старика… То ощущение помню до сих пор, но оно не мешает мне радоваться и зажигать в новогоднюю ночь.


— У Мирона и внешность, и характер как у жены. Чувствуется железный стержень в человеке — не успокоится, пока своего не получит. С женой и сыновьями Богданом и Мироном. Фото: Арсен Меметов



— Решили уже, где и как проведете ночь с 2016-го на 2017-й?

— В Казани: у меня там концерты. Юля с Богданчиком приедут ко мне, а Мирон, которому 10 декабря исполнился годик, останется в Москве с бабушкой и няней. 1 января мы прилетим в Москву, возьмем Мирошу и улетим с друзьями в Сочи кататься­ на сноубордах,­ а ­Мирон — на санках. Мы с женой уже года три-четыре ходим в начинающих сноубордистах, не стремясь совершенствоваться, покорять сложные спуски, просто свой кайф ловим.


— А на горных лыжах любите кататься?

— Вообще не умею. Снег не моя стихия. Я родился в Одессе, и, хоть наша семья и переехала в Ленинград, когда мне было столько же, сколько сейчас Мироше, я все равно человек южный. Мне лучше на теплое море, позагорать. И полезнее, кстати, тоже: я на море моментально набираюсь сил и здоровья, прямо расцветаю.


— Давно выбирались?

— Ой, давно. Хотя есть возможность поехать куда угодно. Сейчас часто предлагают выступать за бартер: ты поешь песню, а тебе за это дарят путевку, например, на Мальдивы. У меня есть путевка на Гоа в пятизвездочный отель на двоих на десять дней, у меня есть путевка в Дубай на пять дней в самый
 Читайте также 
Стас Костюшкин разделся на сцене
лучший отель, есть в Турцию… Знаете, чего у меня нет? Времени, чтобы хоть в одно из этих дивных мест поехать! Ваучеры эти накапливаются, накапливаются… А действительны они в среднем в течение года. Теперь уже отказываюсь петь за бартер: понимаю, что нескоро выпадет случай совместить свободные дни в моем и Юлином графиках. Когда Мироше исполнилось четыре месяца, жена нашла работу, стала ведущей на радиостанции «Страна FM», и если я еще могу три дня выкроить, то она все время занята.


— Не пробовали уговорить ее посидеть дома подольше?

— Жена — свободолюбивый человек, и отсутствие собственных финансов — для нее кандалы. Работа дает Юльке нужный ей уровень самостоятельности, и уговаривать ее повременить я даже не пытался. Я вообще никогда никого не пытаюсь уговаривать, переделывать. Внушать любимому человеку: «У тебя семья, маленький ребенок, тебе нужно стать домохозяйкой»? Ни за что! Она лучше знает, что ей нужно. Человек — вольная птица, как пришел в этот мир один, так один и уйдет. И с какой стати кто-то, будь он хоть 33 раза муж, может навязывать тебе свое мнение?

Так вот, при данном раскладе с морем пока не получается. Думал, в ноябре на несколько дней смотаться, но нет, в этом ноябре у меня было 15 концертов плюс съемки в разных передачах, да еще на МУЗ-ТВ запускали мою программу «Очень караочен». Караул! Но это я не жалуюсь, а больше хвастаюсь. Горжусь и счастлив, что моя группа A-Dessa так востребована.


— Жена — свободолюбивый человек. Работа дает Юльке нужный ей уровень самостоятельности, и уговаривать ее повременить с выходом из декрета я даже не пытался. Фото: Арсен Меметов



— Вас увезли из Одессы в годик. Потом часто туда приезжали?

— Там остались бабушка с дедушкой, и мы к ним ездили каждое лето. Дедушка со своими друзьями арендовал у колхоза кусок поля и выращивал там арбузы на продажу. Работа была тяжелой, но очень прибыльной. Только сбережения бабушка с дедом вложили в облигации, и после распада Союза все их деньги сгорели. У них пропала гигантская сумма — около ста тысяч руб­лей! Но в годы моего детства еще никто и подумать не мог, что все так обернется. Я ездил или с мужчинами на поле, или с бабушкой и мамой на базар торговать арбузами.

Отправить мамочку торговать было верным шагом. Мама работала манекенщицей. Она и сейчас красива, а в семидесятые-восьмидесятые ей вся улица вслед смотрела. И многие подходили к нашему прилавку, просто чтобы получше маму разглядеть, ну и заодно покупали полосатую ягодку килограммов­ на восемь. Однажды, когда мне было лет десять, мы с мамой, как обычно, торговали, и вдруг мама резко упала под прилавок и замерла! Подходит мужчина: «Сколько стоят арбузы?» Отвечаю. «Взвесьте вот этот, пожалуйста». Я взвесил, продал, мужчина ушел. Мама вылезает, делая вид, что в чем-то копается. Спрашиваю: «Ты что там делала?» — «Да сережку искала». — «Какую сережку, ну что ты врешь!» Тогда она раскололась. «Мужчина, который к нам сейчас подходил, Жванецкий», — сказала она.

 Читайте также 
Стас Костюшкин вновь стал отцом
Мама раньше работала в одном шоу с Михаилом Михайловичем, и у них, мне кажется, были отношения. Она сама не рассказывала, но я знаю, что были. Когда мы с Денисом Клявером уже создали «Чай вдвоем» и пели с Лаймой Вайкуле «Соломинку» на конкурсе, в президиуме восседал Михал Михалыч. Я его встретил в коридоре, поздоровался. Он говорит: «У вас с Лаймой фантастический номер». А я в ответ: «Моя фамилия Костюшкин!» Он: «Ну очень приятно, моя фамилия Жванецкий». Говорю: «Это я понял, давайте еще раз. Моя фамилия Костюшкин. Я сын Нади Костюшкиной». Надо было видеть его глаза! Не так давно Жванецкий приезжал в Питер работать, и я ему позвонил: «Михал Михалыч, хотите с мамой встретиться?» — «Ой, конечно, было бы здорово». Они встретились, и очень рады были оба.


— Вы сейчас рассказываете истории, связанные с дуэтом «Чай вдвоем» и группой A-Dessa, а я думаю: вы же учились в консерватории вместе с Анной Нетребко, и при этом не она считалась главным дарованием, а вы! Не обидно, что вам прочили славу оперного певца, а вы поете «Женщина, я не танцую»?

— Знаете, бывает стейк из мраморной говядины, а бывает гамбургер. Но можно и стейк испортить, а можно гамбургер сделать вкуснейшим. Я прекрасно понимаю, что делаю гамбургеры, но они реально такие качественные и аппетитные, что даже снобы и гурманы иной раз не могут удержаться, чтобы не съесть. Каким бы прекрасным ни был в юности мой голос, характер у меня совсем не для оперы. Я бы просто не смог изо дня в день петь арии, чинно стоя посреди сцены. Мне был дан голос, талант, но я его ценил не больше занятий дзюдо. В училище имени Римского-Корсакова вокруг меня все носились, чуть ли не боготворили, и это меня испортило. Когда поступил в консерваторию, я был самовлюбленным товарищем — и очень удивился тому, что тамошние преподаватели не видят во мне бриллиант из императорской короны. Параллельно из-за регулярных падений на нос на дзюдо у меня деформировалась носовая перегородка и ушел красивый звон в голосе. Но в консерватории не стали разбираться: решили, что раньше голос был не до конца сформирован. Тогда можно было исправить перегородку, но меня это не волновало. Я и в училище не слишком много внимания уделял учебе, а уж тут…

Думаю, этим и объясняется несходство наших с Нетребко жизненных ­путей. Когда мы с ней выходили из училища, она шла заниматься в Мариинку, а я — в расположенную поблизости секцию дзюдо. Кстати, маме очень нравилась Нетребко, и она мечтала, чтобы Анна стала моей девушкой, а потом женой. Но Аня была настолько похожа на мою маму, что я испытывал к ней только дружеские чувства.

Несколько лет назад у меня возникли серьезные проблемы с голосовыми связками, восстанавливаться мне помогал прекрасный педагог по вокалу Ирина Валерьевна Божедомова. С тех пор я с ней периодически занимаюсь оперным вокалом, а два года назад она меня уговорила поехать в Румынию на международный оперный конкурс. Представляете, какие лица были у конкурсантов из России, когда они увидели меня?! Потом они ко мне подошли: «Стас, извините, но что вы здесь делаете?» Отвечаю: «Этот вопрос я себе задаю уже третий день, ответа пока не нашел». Получив свой номер, я стоял за сценой и слышал, как все поют. И от этого мне становилось все хуже и хуже. Когда стало совсем не по себе, я позвонил Юле: «Я не выдержу этого позора, не буду выступать, сейчас уеду домой». Но жена-то у меня чемпионка мира по акробатике. И дело не в акробатике, а в том, что чемпионка. Она сказала: «Заканчиваем разговор. Перезвони мне тогда, когда выступишь и станешь дипломантом или лауреатом». Что делать? Вышел. А я выступал десятым или пятнадцатым, жюри уже, видимо, поднадоели классические оперные певцы и арии — и тут вышел я, в белом пиджаке и белых штиблетах, и запел Гершвина. И прошел во второй тур! Естественно, сразу позвонил жене и разговаривал уже совсем другим голосом: «Это дипломант международного конкурса беспокоит…»


— Богдан пошел в меня: такой же мечтательный и мягкотелый, каким был я до занятий спортом. Поэтому мы его отдали в дзюдо в восемь лет. Ему нравится. С домашним любимцем — джек-рассел-терьером по кличке Олаф. Фото: Арсен Меметов



— То есть жена вас воспитывает строго, но эффективно. А Богдана так же? Я видела, у него медали имеются…

— Мы Боньку отдали в дзюдо в восемь лет. Он в меня пошел: такой же мечтательный и мягкотелый, каким был я до занятий спортом. И ему нравится заниматься, но спортивное соперничество до сих пор чуждо. И мама, которая всегда ходит болеть за него, сказала: «Не пойду к тебе на соревнования, пока не принесешь медаль. Если ты не собираешься за себя бороться, не хочу за тебя болеть». Боня пообещал на следующих соревнованиях всех порвать.


— А Мирона пока еще так не воспитываете?

— Я чувствую, Мирон скоро сам всех воспитывать будет. Знаете, я мечтал, чтобы родилась девочка, похожая на Юлю. Родился мальчик, но и внешность, и характер у него как у жены. Чувствуется железный стержень в человеке. Не успокоится, пока своего не получит. Но я надеюсь, что и девочка, похожая на Юлю, у нас тоже будет. Вот, Бог даст, переедем в 2017 году из съемного дома в свой, а там и дочкой обзаведемся.



Станислав Костюшкин  Станислав Костюшкин

   Родился: 20 августа 1971 года в Одессе

   Семья: жена — Юлия, чемпионка мира по акробатике, радиоведущая; сыновья — Богдан (10 лет), Мирон (1 год); сын от брака с Ольгой Костюшкиной — Мартин (13 лет)

Образование: окончил Санкт-Петербургскую консерваторию им. Римского-Корсакова

Карьера: с 1994 по 2012 год вместе с Денисом Клявером был солистом и автором песен дуэта «Чай вдвоем». В 2011 году создал проект Stanley Shulman Band, исполнявший песни 1930-40-х годов в жанре академической эстрады, и проект A-Dessa, известный песнями «Женщина, я не танцую», «Fire» («Fire, нет вай-фая»), «3G», «Караочен»


Теги:  Стас Костюшкин, интервью

Комментировать


Нравится Нравится
Загрузка...
Loading...