Онлайн-журнал о шоу-бизнесе России, новости звезд, кино и телевидения

Павел Астахов: лучший отдых для меня – это творчество

0

Известный адвокат Павел Астахов возвращается на экран в качестве ведущего юридического шоу «По делам несовершеннолетних» телеканала Dомашний. Мы поговорили с Павлом Алексеевичем о том, что транслирует программа, а также, как уберечь подростков от беды, и куда они могут обратиться в трудной жизненной ситуации.

— Вы снова возвращаетесь на ТВ в качестве ведущего шоу «По делам несовершеннолетних». А когда первый раз стали телеведущим, долго привыкали к камере?

— Моим первым местом работы после школы и до ухода в армию был телецентр «Останкино». Тогда я узнал, как делается телевидение, пообщался вживую с известными телеведущими, такими, как Игорь Кириллов и Светлана Жильцова, спортивный обозреватель Георгий Сурков, легендарны Василий Борисович Ливанов… В первый же день работы я встретил Юрия Николаева, мы с ним до сих пор с теплотой вспоминаем эту встречу… К камерам я привык еще с тех пор.  И, когда ко мне стали обращаться ребята телеканала НТВ из программы «ЧП», я охотно давал им комментарии.  Далее меня стали приглашать на ток-шоу в студию, а потом я и сам стал ведущим программы «Час суда». Это была первая судебная программа в России, но жанр мы освоили очень быстро. И десять лет я появлялся на экране сначала в этой передаче, потом в других. Соответственно, опыта работы перед камерой у меня накапливалось все больше. Главный секрет – не замечать ее и заниматься своим делом. Тогда ты будешь вести себя естественно даже перед самой большой аудиторией. А мне всегда есть, о чем рассказать и чем поделиться со зрителем, поэтому камера – мой верный помощник.

— Вне телевидения этот опыт вам пригодился?

— Став телеведущим, я начал чаще выступать публично. Последние годы занимаюсь чтением лекций, семинаров, веду курс о безопасности бизнеса, который провожу в разных регионах. Сейчас еще открыл онлайн-школу при «Правовом центре Павла Астахова». 16 лет преподавал в Московском университете МВД и других учебных заведениях. Работа в качестве телеведущего мне всегда помогла — она очень дисциплинирует и учит самоорганизации, а также дает уникальный опыт общения с аудиторией и правильной подачи материала.

— Почему снова решили вернуться на экран?

— На самом деле я с него и не уходил. Даже во время работы Уполномоченным по правам ребенка при Президенте, у меня было много публичных выступлений, комментариев для СМИ, заявлений. Каждую неделю я выступал на федеральном канале, рассказывая об изменениях в сфере защиты детей. Никогда не уклонялся от публичных выступлений по самым трудным темам. Ведь молчание властей воспринимается как слабость. Представитель власти просто обязан доходчиво и открыто объяснять людям, что происходит. «По делам несовершеннолетних» имеет большой потенциал развития, и с моим опытом семилетней работы Уполномоченного по правам ребенка, я могу тщательнее рассматривать дела, представленные в этой программе и принимать более выверенные решения.

В чем специфика работы с подростками для юриста?

— Когда в 2009 году меня пригласил Президент и предложил стать Уполномоченным по правам ребенка, я не представлял себе, что это за профессия. Хотя уже и занимался вопросами защиты детей, особенно связанных с разводом родителей и семейным правом. Я решил, что буду выстраивать свою работу на этой должности как адвокат всех детей, нуждающихся в защите. Вообще, юристу легче работать с подростками. Потому что они, как ни странно, очень интересуются своими правами. К нам приходит много писем от детей разного возраста, начиная с семи лет. Представляете? Рассказывают о своей ситуации, задают вопросы, хотят больше узнать о своих правах или даже стать юристами. Я считаю, если дети интересуются, то им обязательно надо предоставлять всю информацию. Поэтому еще в 2008 году я выпустил книгу «Детям о праве». И именно поэтому в 2020 снова стал ведущим программы «По делам несовершеннолетних». Юрист должен говорить с детьми с правовых позиций. Разъяснять, как на их поведение смотрит закон. Они должны понимать, что спорить с законом – бессмысленно. Подростки же склонны к тому, чтобы постоянно конфликтовать и спорить, доказывать свою правоту, неадекватно оценивая ситуацию. Поэтому юрист должен говорить с ними без эмоций. Часто такое общение их отрезвляет. Юристу, равно как психологу или педагогу, надо набраться терпения, тогда он выполнит свою миссию.

— Что вы можете посоветовать ребенку, попавшему в трудную ситуацию? Куда ему обращаться за поддержкой?

— В первую очередь – к родителям, даже если он находится с ними в конфликте. Если же он не может обратиться к родителям в силу разных причин, то надо обращаться к тем, кому он доверяет. Например, к учителю. Если ситуация экстренная, то ребенок может просто позвонить в полицию или по телефону доверия, которые сегодня функционируют во всех регионах России. Ребенок должен знать об этом телефоне доверия. Также во всех регионах сегодня есть аппараты Уполномоченного по правам ребенка, можно звонить туда. Кстати, новый Закон об образовании, действующий с 2012 года, предполагает создание в учебных заведениях так называемых конфликтных комиссий, куда входят ученики и педагоги. Эти комиссии призваны разрешать любые конфликтные ситуации, возникающие внутри учебной организации. Проблема в том, что не все дети знают про телефоны доверия, комиссии, Уполномоченных по правам ребенка и так далее. Наша общая задача – донести до них эти знания, а также объяснить, что в любой ситуации необходимо обращаться за помощью, а не молчать.

Как обычно реагируют родители детей, совершивших правонарушение?

— Как правило, поначалу родители не хотят признавать, что их ребенок совершил правонарушение. Это – естественная реакция любого человека, воспитывающего своего любимого ребенка, и вдруг узнающего, что он пьет, курит, совершает преступления. Родитель первым делом начинает все отрицать. Тогда ему необходимо предоставить весомые аргументы, доказывающие вину подростка. Ни в коем случае не выдвигать голословные обвинения. Счет может идти на минуты, мы знаем много случаев, когда вовремя нерешенная конфликтная ситуация приводила к тому, что ребенок совершал суицид или другие страшные поступки. Поэтому даже, если родители не готовы к сотрудничеству, то им придется открыть глаза, иначе можно потерять ребенка. Есть даже возможность в ситуации, когда родители мешают суду, изымать ребенка из семьи. Существует сеть социально-реабилитационных центров для детей, попавших в трудную жизненную ситуацию, для подростков, совершивших правонарушение, куда их помещают, чтобы оказать им помощь, даже без участия родителей. Родители должны понимать – что бы их ребенок не совершил, отрицание этого или обида на ребенка ничего не дадут для решения ситуации. Необходимо набраться мужества, признать реальность и заниматься спасением.

— Как выбираете дела, которые разбираете в программе?

— У нас существует огромная база дел, еще со времен работы Уполномоченным по  правам ребенка. Мы часто обращаемся к ней. Также используем обращения от зрителей – письма и звонки. У нас в свое время была горячая линия с бесплатными юридическими консультациями, думаем ее возродить для программы «По делам несовершеннолетних». Это очень полезно и действенно – реальная бесплатная юридическая помощь. Из всех обращений мы выбираем наиболее показательные и знаковые дела.

— Чего сегодня не хватает нашим законам, чтобы лучше защищать права детей?

— Нашим законам, к сожалению, не хватает и всегда не хватало дисциплины исполнения. Самих законов вполне достаточно, чтобы решать все вопросы. Но, как гласит известная грустная шутка, строгость российских законов смягчается необязательностью их исполнения. Закон живет лишь тогда, когда исполняется всеми. Для этого надо растить новые законопослушные поколения, воспитать хотя бы своих детей в уважении закону, они уже воспитают своих и так далее. Тогда и общество станет более цивилизованным.

— Часто подросток, совершивший преступление, становится потерянным для общества,  меняет тюрьму за тюрьмой. Как этого избежать и что сегодня делается, чтобы не наказывать малолетних преступников, а перевоспитывать и возвращать в обществе?

— Сегодня в России создана целая сеть учреждений, призванных работать с трудными подростками, например, центры временного содержания несовершеннолетних правонарушителей, реабилитационные центры, специальные закрытые образовательные учреждения, куда детей помещают по решению суда,  а также колонии, которых ранее было 60, а теперь — 32. Я был во всех, знаю про условия содержания и возможности реабилитации. Там подросткам дают профессию, образование, оказывают психологическую помощь. Система мощная, но, к сожалению, до конца не использует свой потенциал, потому что в специальные закрытые образовательные учреждения помещают очень мало детей. А ведь это как раз та форма реабилитации подростка, которая помогает ему получать профессию, не отрываясь от учебы, и серьезно задумываясь над собой. Например, под Казанью есть спецучилище закрытого типа, в котором преподают военнослужащие – офицеры, десантники. Система образования там выстроена по принципу кадетского училища. И дети, совершившие преступления, находясь в этом заведении, показывают чудеса самодисциплины: занимаются спортом, военной подготовкой. Это будущие герои, а не бандиты, которыми они чуть не стали. Вот такой опыт надо применять везде, во всех регионах.

Что несет зрителю ваша программа?

— Этот настоящий наглядный правовой ликбез. В наше время проблема правовой неграмотности населения и недостатка правовых знаний стоит очень остро, поэтому мы проводим просветительскую деятельность в рамках передачи на наглядных примерах, рассказывая о распространенных ситуациях, в которые могут попасть дети, и показывая, как их правильно решать. Даже совершивший преступление ребенок не потерян для общества, не вычеркнут из жизни. Поэтому наказание, вынесенное в финале каждого выпуска, назначается с целью помочь ребенку вернуться к нормальной жизни. Наказание – не срок отбытия в колонии, а публичное осуждение, которое происходит в суде при открытом гласном процессе, справедливо и по закону  рассматривающим дело и принимающим решение. Возвращение подростка в общество начинается с момента вступления наказания в силу.

— Ваша супруга Светлана – продюсер ваших проектов. Она помогает вам работать над шоу «По делам несовершеннолетних»?

— Без Светланы – никуда. На съемках всех первых выпусков она руководила режиссером, шеф-редактором, исполнительным продюсером, кое-что даже мне подсказывала. Светлана – верный и надежный помощник, причем квалифицированный, с высшим педагогическим и психологическим образованием. Также в свое время она закончила Лондонскую школу Public Relations, а еще лингвистический факультет американского университета, где я учился. Она умеет оперативно реагировать на любой форс-мажор, и без нее мне пришлось бы непросто.

— Вы не только адвокат, но и писатель. А кем больше себя считаете?

— Конечно же, в первую очередь я – адвокат, защитник. В профессии больше 26 лет, а юристом работаю больше 30 лет. Но при этом, я творческий человек, и творчество – неотъемлемая часть моей жизни. Для меня творческая реализация это участие в телевизионных проектах и написание книг. Причем это не только романы, но и юридическая литература, а также наши совместные книги с Татьяной Устиновой, которых на сегодня вышло уже пять. Они все очень востребованы у читателей, поэтому сейчас мы пишем шестую книгу «По ЗОЖу сердца» — про здоровый образ жизни (смеется). Также я сейчас переиздаю обновленную книгу «Детям о праве», работаю над юридической правовой энциклопедией, а также планирую выпустить книги по сюжетам программы «По делам несовершеннолетних». Накопился огромный архив, больше тысячи историй. Ну и мои личные книги – рассказы, заметки, которые выходят ежемесячно в журнале «Русский пионер». И главный труд – книга о моем отце, который провел три года в фашистском концлагере, будучи угнанным 9-летним мальчишкой из родных мест. Чудо, что он вернулся оттуда на родину – лишь каждый пятый ребенок из пяти миллионов, заключенных детей в концлагерях, остался в живых. Моему отцу повезло, и я решил отдать ему дань, написав роман «Ленька» о его жизни в плену. Ради этого я поднял архивные документы, это большой объем работы, который я планирую завершить в течение двух лет. Также в начале мая выходит историко-приключенческий роман «Орден власти» — об артефакте, обладающим могущественной силой.

— Что нужно, чтобы книга получилась интересной? 

— Она должна быть максимально правдивой, читатели сразу чувствуют фальшь. Я всегда основываюсь на материале, который мне хорошо знаком. В адвокатских романах — это дела, которые я вел в разное время: «Мэр», «Рейдер», «Шпион», «Киллер» и так далее. Естественно, соблюдая адвокатскую тайну, я не раскрываю личностей, а только рассказываю схему самих дел.

— Как вы все успеваете при таком огромном количестве проектов и дел?

— Я привык трудиться. Получаю удовольствие от того, что делаю. А вот без дела не могу шататься. Даже на пляже не могу лежать целый день, обязательно беру с собой ноутбук, рукопись, телефон, чтобы работать. Написал так несколько книг. Все удивлялись, что я работаю, спрашивали, когда же я буду отдыхать? А  для меня лучший отдых – это творчество.  Даже, когда написал за день семнадцать страниц, что очень много, и наваливается усталость, потому что сидел с 8 утра до 8 вечера, все равно ощущаешь кайф от этого.

 — Ваши дети читают ваши книги? Им нравится или могут покритиковать?

— Старший все прочитывает, средний – выборочно, младшему многое читать еще рановато, но ему нравится моя книга «Простые чудеса» — сборник рассказов о том, как человек приходит к Богу. Мне также приятно, что мой духовник, у которого пятеро детей, дал ее послушать своим дочерям в аудиоформате. Они слушают ее как сказки на ночь. Я очень благодарен за такую оценку моего труда.

— Многие известные личности не любят, когда у них просят автографы или просят сделать с ними селфи. А вы как к этому относитесь?

— Спокойно. Надо понимать, что дань публичности, которая сопровождает профессию адвоката, а уж тем более телеведущего, накладывает обязательства перед зрителями, которые мало того, что подходят за селфи, так еще могут и попросить консультацию. Стараюсь никогда не отказывать, особенно если встречаюсь со студентами, школьниками, которым этот совет может помочь в дальнейшей жизни. Например, один мальчик из магаданского детского дома после встречи со мной поставил себе цель – работать на телевидении. И сейчас работает в Москве на федеральном канале. Он мне это все сам рассказал. Конечно, главное – его целеустремленность, но и пример важен. Я стараюсь такой пример сам подавать – своим отношением к жизни и профессии.

фото: телеканал Dомашний /личный архив

Загрузка...