Онлайн-журнал о шоу-бизнесе России, новости звезд, кино и телевидения

Орнелла Мути: «Я ощущаю себя русской»

0

Интервью с итальянской звездой.

Первое, на что сразу обращаешь внимание, когда смотришь на Орнеллу Мути, — это ее светло-зеленые глаза, как у кошки. В свои 58 лет Орнелла в великолепной форме. Мы встретились с ней на VIII Международном фестивале театра и кино «В кругу семьи» в Екатеринбурге, куда актриса прилетела в качестве почетной гостьи. «Франческа», — сказала она, подавая мне при знакомстве руку.

— Франческа?

— Да, Франческа Ривелли — это мое настоящее имя.

— Когда же вы стали Орнеллой Мути?

— В 1969 году, во время съемок в фильме «Самая красивая жена». Картину снимал режиссер Дамиано Дамиани — он-то и придумал мне псевдоним Орнелла Мути. На съемки я тогда, 14-летняя девчонка, попала случайно. Просто пришла на кастинг за компанию с сестрой Клаудией. Сестра, к слову, тоже стала актрисой, но она носит фамилию Ривелли.

— Вы родились в творческой семье? 


— Да, моя мама — скульптор. Представьте, ей уже 87 лет! Она живет в Швейцарии, я — в Монте-Карло, но мы постоянно общаемся, делимся новостями. Мой отец был журналистом. Он италь­янец, из Неаполя, а у мамы русские корни. Неудивительно, что ваша страна меня всегда привлекала: ее история, культура, еда… Мне нравится, как у вас готовят мясо. Хотя постоянно слежу за собой, занимаюсь фитнесом, стараюсь мало есть, но отказаться от куска хорошо приготовленного мяса выше моих сил. Я много раз бывала в России — и в Москве, и в Санкт-Петербурге… В конце 1970-х, если помните, даже снялась в фильме Григория Чухрая «Жизнь прекрасна». А вот полгода назад начала наконец изучать русский — беру уроки у профессионального русского преподавателя. Возьмись кто-нибудь из ваших людей за изучение итальянского, за полгода он уже бегло говорил бы на нем. Мне же русский дается непросто. Однако я не сдаюсь и надеюсь, что в один прекрасный день непременно его одолею!

— А зачем он вам?

— Хотите верьте, хотите нет, но я ощущаю себя русской.

— Когда приезжаете в Россию?

— Почему? Всегда! Я думаю, что на русскую похожа больше, чем на италь­янку. Разве нет? По крайней мере, мне часто об этом говорят. Вообще мне очень нравятся русские женщины. Они красивы, милы, нежны, элегантны. Есть в них какая-то душевность. Лишь красота души создает нужную энергию, рождает подлинное чувство. Все остальное мимолетно.

— Вы рассуждаете как буддистка…

— Я и есть буддистка.

— То есть вы медитируете?

— Конечно. Причем каждый день. Буддизм — это целая философия, образ жизни. Суть ее — научить человека быть счастливым.

— Вы счастливы?

— Я, скажем так, учусь быть счастливой. Ежедневно, ежеминутно прилагаю максимум усилий к тому, чтобы гасить в себе любые негативные эмоции, не злиться, не раздражаться, наполнять свое сердце радостью. Вот сегодня, скажем, как только проснулась, решила выйти на улицу. Все мне улыбались, и я была счастлива!

— Что может у вас вызвать раздражение?

— Все что угодно. Неприятный разговор, к примеру. Причем не сдержаться я могу даже на публике. Потом корю себя за эту слабость…

— Ваша приверженность буддизму распространяется, похоже, и на вашу семью. Не случайно своему внуку вы дали имя Акаш, что в переводе с хинди означает «небо». Акаш — сын вашей старшей дочери Найке, верно?


— Да, Найке 39 лет. Она талантлива: модель, певица, актриса. Родила я ее, когда мне было всего 19. (Ее отец — испанский продюсер Хосе Луис Бермудес де Кастро Акасо. — Прим. «ТН».) Найке с Акашем живут вместе со мной в Монте-Карло. Мы очень близки, у нас нет друг от друга никаких секретов. Впрочем, прекрасные отношения у меня и с сыном Андреа, и с дочерью Каролиной, также выбравшими актерскую профессию. Они оба живут в Италии, но общаемся мы по нескольку раз на дню! (Эти дети от второго брака Орнеллы — с биржевым маклером Факинетти, с которым актриса рассталась в 1996 году. С тех пор Мути больше не вступала в брак. Одно время ее имя связывали с пластическим хирургом Стефано Пикколо, который младше Орнеллы на 8 лет, сейчас — с бизнесменом Фабрисом Керерве, он младше ее на 10 лет. — Прим. «ТН».)

— Правда ли, что в свое время вы отказались от специально написанной для вас роли в фильме про Джеймса Бонда «Только для твоих глаз»?

— Что и говорить, глупая была! Когда продюсер — легендарный Альберт Брокколи — предложил мне роль в картине, я согласилась, но поставила условие: работать буду только со своим костюмером-дизайнером — моим приятелем, великолепным художником. Однако Брокколи просьбу мою удовлетворять категорически отказался. Но и я была упряма. Так мы и разошлись, ни о чем не договорившись.

— Жалеете, что по-настоящему не попробовали себя в Голливуде? Вы же блестяще говорите по-английски.

— Нет, я ни о чем никогда не жалею — это не в моих правилах. Считаю, что если в моей жизни что-то не случилось, значит, это и не должно было произойти. В силу неких высших причин, которые нам, смертным, не дано понять. Кто знает, как повернулась бы моя жизнь, сыграй я в том знаменитом фильме про агента 007. Может, и не родила бы сына? Да что теперь гадать.

— Недавно вы исполнили небольшую роль в фильме Вуди Аллена «Римские приключения»…

— Неважно, что роль мне досталась совсем маленькая. Главное, что мне довелось пообщаться с Вуди Алленом — невероятно тонким, благородным человеком.

— Вы же римлянка. Риям действительно таков, каким он изображен в картине?

— Нет, это взгляд художника на город, который красив, как почтовая открытка. В реальности Рим, конечно, разный. Но как бы то ни было, столица Италии остается для всего мира Вечным городом, соединяющим в себе прошлое и настоящее.

— Сегодня вы не только всемирно известная актриса, но и успешная бизнес-леди, выпустившая свою линию ювелирных изделий…


— Нет-нет, никакая я не бизнес-леди, что вы! Просто меня всегда тянет к чему-то новому, мне постоянно хочется творить, создавать что-то красивое… Такова моя природа. Деньги и искусство — вещи, с моей точки зрения, несовместимые, они никогда не должны пересекаться. Моя ювелирная линия — это скорее мечта, чем бизнес. Женщины ведь любят украшения, которые придают им уверенность. Моя мечта — дать им ее.

Загрузка...