Ольга Кокорекина: «В музее мамонтов мы поняли, что ждем ребенка»

Телеведущая, которую зрители хорошо помнят по «Новостям» на Первом канале, уже два года ведет ток-шоу «Право голоса» на ТВЦ. И хотя работа Ольги теперь с новостями не связана, в ее собственной жизни их хоть отбавляй: новый муж — чемпион мира по хоккею с мячом Иван Максимов, новый ребенок и новая квартира, в которую она и пригласила корреспондентов «ТН».

25.11.2014, 15:00, Елена Фомина

Ольга Кокорекина с семьей  | Фото Арсен Меметов

—Ольга, расскажите, как вы встретились с Иваном?

— Это мистическая история. Мы чуть не познакомились через наших общих друзей, а в итоге встретились совершенно случайно. Крестная моей старшей дочери, Даши, Мария Бутырская с мужем и детьми в июне полетела отдыхать на Майорку, а неделей позже туда отправились мы с дочкой. В день нашего прилета Маша мне написала, что зарезервировала на вечер стол в обалденном итальянском ресторане и зовет кроме нас компанию замечательных ребят — ­спортсменов. Она назвала несколько имен, среди которых было и «Ваня Максимов». Но произошла накладка, и у меня не получилось поехать ужинать с Бутырской. На следующий день она пожаловалась: «За огромным столом сидели только мы с мужем и детишками, потому что никто из наших гостей не явился!» Оказывается, у спортсменов тоже в тот вечер что-то случилось, и они в последний момент отказались.

Спустя два месяца, уже в Москве, я пошла в гости к другой подружке. Мы чудесно вечеряли, делились всякими женскими историями, и вдруг она сказала: «Как хочется в караоке!» А я это развлечение, мягко говоря, не очень люблю. Пыталась ее отговорить, но тут на огонек заглянула соседка сверху и, услышав слово «караоке», страшно воодушевилась. Эта женщина-ураган буквально схватила нас за шкирку и воскликнула: «Девочки, я повезу вас в отличное место!» Я сдалась, и мы поехали. А через полчаса туда пришел Ваня, подсел к нам. Мы с ним сразу понравились друг другу, он попросил у меня номер телефона, но не позвонил ни на следующий день, ни через день, ни через два. Я удивилась: ясно же было, что он мною увлекся. Ваня потом объяснил: «Я чувствовал, что история может быть с серьезным продолжением, и поэтому боялся ее начинать». Через несколько дней Ваня все-таки набрал мой номер и позвал пить чай.

— Когда Иван решил начать отношения, это была решительная атака?
 Читайте также 
Юлия Барановская: «Перед камерами я такая, какая есть в жизни»

— На первом свидании он по большей части молчал, и я даже подумала, что Иван пригласил меня из ­вежливости. Мы оба стеснялись, я тоже была какая-то дурная. Ведь когда тебя что-то по-настоящему трогает, часто ведешь себя глупо и неуместно.

Примерно через полгода после того свидания, уже когда мы встречались, Ваня купил билеты на «Юнону и Авось». Я обожаю этот спектакль, но раньше видела его только в телеверсии. «Юнона и Авось» растрогает и уравновешенного человека, а уж влюбленному перевернет душу. До антракта по мне бегали мурашки величиной со слона, а после я ревела не переставая. Тогда поняла, что не хочу больше компромиссов, доводов здравого смысла, не хочу вечно говорить себе: «Ты уже не девочка, не делай резких движений сама и не требуй их от него». И после спектакля сказала Ване: «Если ты не готов наши отношения переводить на другие рельсы, то нам лучше расстаться. Сейчас у меня есть силы для этого, а потом их может не быть». И Ваня ответил: «Нет».

Полностью погрузиться в отчаяние мешали дочка, работа и надежда на то, что через месяц, два или три Ваню начнут накрывать воспоминания и он мне позвонит. Прошло три дня. А на четвертый мы с Иваном увиделись — один человек подстроил нам встречу. И Ваня сказал: «Я хочу быть с тобой, но дай мне время для разговора с женой». Он улетел в Сибирь на выездную серию игр, а когда вернулся домой, сразу объяснился с супругой и пришел жить ко мне. Это было 14 февраля 2013 года. Конечно, Ваня не помнил про День святого Валентина — просто так совпало. Ставлю себя на место его бывшей жены и… Мне бы не хотелось такое пережить. Я стала разлучницей, и меня это очень терзало.

Ольга Кокорекина с мужем Иваном
— Ваня сказал: «Я хочу быть с тобой, но дай мне время для разговора с женой». И улетел в Сибирь на игры. А когда вернулся, сразу объяснился с супругой и пришел жить ко мне / Арсен Меметов

— Может, вместо этих разрушенных отношений у нее появятся новые, которые принесут ей больше радости? Если Иван начал встречаться с вами, вряд ли они были счастливы…

— Да не надо меня оправдывать и утешать, я сама знаю всю эту народную мудрость: «чему быть, того не миновать», «где тонко, там и рвется». Только от этого моя вина никуда не девается! Но я надеюсь, что в ее жизни будет новая встреча, что все у нее наладится.

— А дети от первого брака у Ивана есть?
 Читайте также 
Татьяна Тотьмянина и Алексей Ягудин: «Отдать дочь в большой спорт?! Никогда!»

— Двое сыновей. Алеше 22 года, а Дане 15. Лешка окончил Высшую школу экономики и работает в аудиторской компании. У него там все отлично складывается, мы все им гордимся. А Даня продолжает Ванино дело — серьезно играет в хоккей с мячом. Сама я не разбираюсь в этой игре, понимаю лишь, что если наши забили гол — это хорошо, а если противники — печально. Но Ваня говорит, что у Даньки отличные руки и голова и он хорошо читает игру. Что его слова означают на практике, не знаю, но цитирую дословно. Но и учебу ему мама и папа не дают забросить — прошлый год он без единой тройки окончил.

— Вы с ними общаетесь?

— Да, с Лешкой чаще, потому что он мобильнее: может заехать поздно вечером, остаться ночевать. Мы сначала познакомились с ним, а потом с Даней. Алеша, несмотря на свой юный возраст, был достаточно мудр и хорошо воспитан, чтобы не показывать своего недовольства. В первые встречи он вел себя сдержанно и дипломатично. А сейчас у нас уже приятельские отношения. С Даней мы впервые увиделись, когда Ваня его подвозил после тренировки, — мы ехали вместе полчаса в машине. Через некоторое время муж привел его к нам в гости. А этим летом мы вместе с Даней отлично съездили в Хорватию: у Вани там были предварительные сборы, на которые можно было брать семьи. Горячая любовь между отцом и сыном помогла им преодолеть обиду.

— Родители Ивана повели себя так же дипломатично, как и дети? И как его приняла ваша семья?

— С Ваниными мамой и папой мы сошлись настолько быстро, что даже удивительно. 16 февраля, через день после того, как мы стали вместе жить, Ваня заехал за мной на работу, и сразу после съемок программы мы полетели в Питер к его родителям. Добрались часов в девять вечера, посидели, потом поспали три часа и в 06:45 отправились на «Сапсане» обратно в Москву, потому что у меня был эфир на радио «Маяк». А вечером мы поехали в гости к моему брату. Был день рождения его дочки, так что там Ваня познакомился сразу и с братом, и с моими родителями. Они его приняли сразу и безоговорочно, и теперь, если у нас с Иваном возникают разногласия, мама с папой чаще становятся на его сторону.

 Читайте также 
Анна Нахапетова: «Дочка неожиданно заявила: «Я знаю, почему бабушка Вера и дед Родион разошлись»
Ванины родители нас поняли: у них была удивительная история, перекликающаяся с нашей. Аделаида Георгиевна с Иваном Антоновичем познакомились, когда у обоих были семьи и дети. Они тайно встречались, но однажды Аделаида Георгиевна решила положить конец жизни во лжи: она ушла от мужа и уехала из Читы сначала к родне в Узбекистан, а оттуда в Красноярск. Иван Антонович был в командировке в Италии и ничего о ее решении не знал. Он долго ее разыскивал, а когда нашел, тоже развелся и перебрался в Красноярск. Они начали с нуля, первое время ютились в бараке. Но есть любовные лодки, которые никакой быт не разобьет. Они работали в одном институте и каждый день ходили туда, держась за руки, всегда были вместе и не надоедали друг другу. Ивана Антоновича не стало в августе прошлого года — я не представляла, как Аделаида Георгиевна это выдержит. Она видит его черты в нашей дочке Насте, говорит, что в ней душа Ивана Антоновича. Мы с ней иногда разговариваем о нем, она очень по нему горюет.

— Как Иван завоевал сердце вашей дочери Даши?

— О, сердце дочки оказалось неприступной крепостью. Когда Ваня еще не переселился к нам, а только приходил, он как-то задал ребенку вопрос: «Даша, если я буду жить с вами, как ты к этому отнесешься? Я твою маму люблю». Она ответила: «Нет, Ваня, не надо тебе этого делать — я не привыкла с тобой жить». Как у всякой девочки, у нее имеется целый арсенал приемчиков, с помощью которых дамы демонстрируют мужчине, что его присутствие нежелательно. Ваня все их изучил! Он мог сказать что-то хорошее, а она корчила в ответ недоброжелательную гримасу или передергивала плечами и отходила. Иногда меняла гнев на милость, мы радовались, но вскоре Ваня получал от нее новое «фи». Мы не могли дождаться, когда же она его примет. И как-то раз, когда мы обедали втроем, Дашуся вдруг попросила: «Мамочка, обними Ваню». Я обняла. Она командует: «Крепче!» Я обнимаю крепче, Иван от счастья сияет. А Даше все мало: «Крепче, мамочка, еще крепче! Пусть Ваня задохнется».

Ольга Кокорекина с семьей
— Мы все ждали, когда же Даша примет Ваню. Однажды она вдруг попросила: «Мамочка, обними Ваню». Я обняла. Она говорит: «Крепче!» Иван от счастья сияет. А дочка: «Крепче! Пусть он задохнется» / Арсен Меметов

— Готовая леди Винтер!

— Да, для пяти лет просто изощренное коварство! Мы пошли на консультацию к психологу, моему знакомому — Александру Теслеру. Ваня рассказал ему горестную историю своих сложных отношений с Дашей, жаловался, что ребенок нападает на него тогда, когда и малейшего повода нет. И Саша посоветовал: «А вы ей так и скажите: «Даша, что ты на меня нападаешь? Я же твой защитник». Ваня так и сделал, и слово «защитник» оказалось волшебным — одна фраза перевернула всю систему взаимоотношений! Видимо, у дочки Ваня в этот момент совместился с образом взрослого мужчины, которого она хотела бы видеть рядом с собой.

— А Теслер вам помогал после развода с Вадимом Быковым, Дашиным папой?

— Нет. Кстати, тогда я тоже обратилась к психологу, но к другому. К нам на «Маяк» на программу о мужчинах и женщинах приходил Сергей Агарков, и я после эфира к нему подошла. Говорю: «Знаете, Сергей Тихонович, мне нужна профессиональная помощь: дочке всего десять месяцев, а мы с мужем развелись…» И сколько этот золотой человек со мной занимался! Месяца полтора я к нему ездила чуть ли не ежедневно, сидела по два-три часа, а еще звонила в любое время дня и ночи. Причем когда я спросила про оплату его труда, он ответил: «Оля, я с вами работаю, потому что вам действительно нужна помощь, а не потому что хочу заработать на вас деньги. Я понимаю, в какую вы попали ситуацию. Вряд ли вам кто-то оставил $1 млн в прикроватной тумбочке, поэтому успокойтесь». И он не взял с меня ни копейки, хотя был человеком с именем — наверняка его работа стоила недешево. Я так ему благодарна! После каждой встречи с ним мне становилось легче.

 Читайте также 
Жанна Фриске: «Я знаю, что такое разочароваться в любви»
Однако вскоре Сергей уехал в Америку, а я почувствовала, что отчаяние снова накрывает с головой. Подружка сказала, что знает отличного психолога. Я пришла к ней и по привычке, заведенной в ходе общения с Агарковым, просидела около трех часов, а в конце встречи она сообщила, что я должна ей 12 тысяч рублей! А я-то и не знала, что когда говорят, что прием стоит четыре тысячи рублей, имеют в виду строго один час. И облегчения после разговора с ней не было. Зато встреча подействовала как шоковая терапия. Я из тумана своих переживаний резко вернулась на землю, подумала: «Ага, отлично! Давайте мы все спустим на психологов, будем горько плакать за свои деньги. А жить на что?»

Наверное, профессиональная помощь действительно мне помогла перестроиться на нужную волну, потому что жизнь вдруг стала подбрасывать подарки. Столько новых прекрасных людей вокруг появилось, и каждый из них чем-то да помог. И первый муж, Илья Копелевич, подставлял плечо как настоящий друг. Меня позвали сниматься в «Жестоких играх» в Аргентине, и этот проект меня встряхнул. А после этого предложили работу в Питере на Пятом канале. Так потихоньку и вытянули репку из депрессии.

— Когда Даше исполнился годик, Вадим оплатил празднование дня рождения в ресторане, но сам туда не пришел…

— И это стало анекдотической традицией! Мы нормально общаемся, за месяц до каждого дочкиного дня рождения он клянется, что на этот раз приедет и поздравит точно в срок, но накануне 5 сентября он мне звонит, и я по голосу понимаю: опять будет отпрашиваться с уроков. В этом году я съязвила: «Конечно, когда у тебя шестеро детей от пяти матерей, на все дни рождения не набегаешься. Но хотя бы один раз ты можешь поздравить Дашу в день ее рождения, а не через два месяца?»

— Шестеро?! Когда вы с ним женились, Даша была пятой!

— Да, Быков прямым образом оправдывает свою фамилию — он очень производителен. Но на самом деле мне не слишком важно, приезжает он к Дусе 5 сентября или нет, дарит ли он подарки. Для меня главное, чтобы дочка не страдала, а она не страдает. Тут многое от настроя мамы зависит, а я эту рану бередить не собираюсь. Сейчас Дуся периодически зовет папу Вадимом, а Ваню папой, иногда она проводит сравнительный анализ отцов, и тут всегда выигрывает папа Ваня. Недавно затеяла с Вадимом разговор: «А папа Ваня сильнее тебя. Если вы будете драться, он тебя побьет». Быков пытался отшутиться — мол, пока не подерешься, этого не узнаешь. Даша ответила: «Тебе помешает драться большой живот».

— Да, этот ребенок никому не дает спуска. А младшую сестру не обижает?

— Разве что обижается — если Настя громко кричит, а она смотрит мультики. А так они хорошо ладят. Больше всего им нравится вместе играть в ванне. Раньше мы их мыли порознь, что было совершенно неэффективно, а теперь «стираем» в одной воде — экономим время и воду.

Ольга Кокорекина с дочками
— Больше всего Даше с Настей нравится вместе играть в ванне. Раньше мы их мыли порознь, а теперь «стираем» в одной воде — экономим время и воду / Арсен Меметов

— Вам с младшей дочкой проще, чем со старшей?

— Еще бы! Старшую дочку я родила, прямо скажем, не рано — в 35 лет, два года до ее появления я ужасно переживала, что у меня не получается забеременеть. И когда наконец родилась Даша, у меня развился комплекс отличницы. Если во время глажки белья на пол падал носочек, он снова отправлялся в стирку, потому что казалось, что все микробы мира тут же набросились на носочек и Дуся непременно заболеет, если наденет его на ножку. Не дай Бог было отступить от режима на 10 минут, не доделать упражнение утренней зарядки. На каждом шагу мне мерещились мины, и по любому поводу я билась в истерике.

С младшей я смотрю на вещи спокойнее и здоровее. С Дашей у меня была послеродовая депрессия, а в этот раз — лишь ее слабое подобие, все устаканилось недели за две. Когда Ваня через неделю после рождения Насти уехал в командировку, я, конечно, плакала и очень скучала, но постепенно вошла в нормальное русло. Мне даже понравилось временное одиночество. Настенька родилась 3 декабря, к середине месяца уже ощущалось приближение Нового года, по телевизору шли старые голливудские фильмы. Я лежала на кровати, смотрела «Красотку», кормила грудью свою красотку и думала: «Господи, какое счастье…»

— Когда вы поняли, что ждете ребенка?

— Дело было в музее мамонтов. Тогда Даше очень нравились динозавры, птеродактили и прочая доисторическая шатия-братия, и когда на ВДНХ открыли выставку мамонтов, мы туда пошли. И так меня мутило при виде этих бивней и скелетов, что закралось подозрение, которое после посещения аптеки подтвердилось. Показала Ване две полоски, он улыбнулся: «А я так и знал. Когда ты пожаловалась в музее, сразу подумал, что это оно!» 20 мая мне сообщили, что будет девочка. 20 — особая цифра в нашей жизни, потому что у Вани 20-й номер, познакомились мы 20 августа. И вот теперь 20-го УЗИ показало пол ребенка. Звоню Ване: «Не знаю, обрадует это тебя или огорчит, но будет девочка». Он сказал: «Ничего, я из нее сделаю хоккеиста». Я ответила: «Только через мой труп». Ване нравилось имя Софья, но я с детства мечтала назвать дочку Настей. А воплотить мечту в жизнь в 2008 году было нельзя: у Вадима была дочка Анастасия.

Ольга Кокорекина с мужем и дочкой
— 20 мая УЗИ показало пол ребенка. Звоню Ване: «Не знаю, обрадует это тебя или огорчит, но будет девочка». Он ответил: «Ничего, я из нее сделаю хоккеиста» / Арсен Меметов

— Вы рожали Настю вместе с мужем?

— Да. Это событие произошло чуть раньше, чем предполагалось. У нас тянулся грандиозный ремонт в новой квартире, и, покупая очередные стройматериалы, Ваня простудился и при­ехал вечером домой с кашлем и насморком. Я предложила: «Давай я куплю тебе мед и клюквенный морс». — «Да зачем ты пойдешь, такая пузатая? Я сам схожу». — «Нет, не выходи на холод». Купила большую банку меда и два пакета морса. Обычно их веса и не почувствуешь, но когда ты на девятом месяце, все обстоит иначе. Иду и думаю: «Наверное, я этим поднятием тяжестей могу активизировать Настю, и она через несколько дней уже родится». Нескольких дней ждать не пришлось, это оказался вопрос нескольких часов. Среди ночи почувствовала, что как-то мне спать неудобно. Не сразу и дошло, что это первая робкая схватка.

Бужу Ваню, думаю, куда девать Дусю — ну не в роддом же ее везти? Мама и брат живут в полутора часах езды от нас. Хорошо, что накануне воспитательница пообещала взять Дашу к себе на время, пока мы будем рожать Настю. Звоню воспитательнице в четыре утра: «Диана Александровна, извините, пожалуйста, но я рожать начала. Можно я Дашу к вам привезу?» Завезли Дусю, и Ваня понесся в больницу со скоростью 180 км/ч, потому что процесс шел стремительно. Когда мы добрались до приемного отделения, я превратилась в сплошной сгусток боли. Мне сделали эпидуральную анестезию, а она даже подействовать не успела — Настюха родилась раньше. Все рассказывают про мужчин, которые в обморок падают, но Ваня был полон оптимизма. Меня периодически посещала мысль, что я не очень эстетично выгляжу, поэтому ­просила его: «Не смотри на меня!» — «Что ты, ты такая красивая!»

— Когда родилась Даша, вы вышли на работу через пять месяцев, а с Настей — всего через полтора месяца. Тяжело было?
 
— Я знала, что снова начну вести «Право голоса» на ТВЦ через полтора месяца после родов, настроилась на то, что проведу самые первые недели рядом с ребенком, а потом буду чередовать материнские радости с трудовыми буднями. Хорошо, когда они через запятую: чем раньше выходишь из декрета, тем проще снова влиться в рабочий режим. Я же и снималась до самых родов. Когда беременность стала заметной, это радовало гостей нашего ток-шоу, все расспрашивали: «Ну как? А в декрет когда? Ой, прямо до самых родов собираетесь!» И когда вышла, уже родив, это стало новым поводом для радости и расспросов. Все как один интересуются, как Настя поживает. Только один гость, депутат Госдумы, не буду называть его имени, заметил, что я родила, месяца четыре спустя. Говорит: «Ой, а вы родили!» — «Да, мы с вами после этого уже встречались». — «Надо же! А кого?» — «Девочку, Настю». На съемках следующей программы спрашивает: «Как пацана назвали?» Отвечаю: «Пацана назвали Настенькой». Но я не в претензии. Нельзя ждать от гостей программы, что они будут помнить пол и имя твоего ребенка.

— Вы с Иваном поженились после рождения Насти?

 Читайте также 
Бари Алибасов: «Благодаря пожару в своей квартире я женился в пятый раз»
— За полтора месяца до него. Животик у меня был большой, а свадьба скромная. Утром расписались в ЗАГСе и прямо оттуда поехали по ремонтным делам. Мне было приятно, что я хожу беременная, с красивой прической и макияжем, в нарядном бело-кремовом платье по магазинам стройматериалов.

— Результаты ваших трудов великолепны — и Настя прекрасная, и квартира!

— Спасибо! Они нам самим очень нравятся. Мы надеялись переехать сюда до рождения Настюхи, но ремонт сильно затянулся, и перебрались лишь в августе. Сами еще не успели привык­нуть к тому, что жилье такое просторное и красивое. До этого приходили сюда как в музей-квартиру, любовались и передавали рабочим деньги или материалы. Ремонт, как это часто у нас бывает, оказался смесью кошмара и анекдота. Когда рабочие стали облицовывать санузел, большую плитку они положили хорошо, не придерешься, а маленькие плиточки — квадратики 5 х 5 — положить ровными рядами не получилось. Видимо, надеялись, что сойдет, но когда промазывали швы затиркой, поняли, что кривизна бросается в глаза. Однако ребята нашли выход: там, где было особенно криво, они дорисовали края плиточек черной шариковой ручкой. Мы тоже помахали им ручкой, купили новую плитку и наняли новую бригаду.

Главной проблемой было найти честного прораба. Мы долго пытались и наконец поверили друзьям, которые предупреждали, что таковых в природе не встречается. Тогда Ваня понял, что сам у себя он не украдет, и стал прорабом. После тренировок катался по строительным рынкам, встречался с электриками, водопроводчиками и паркетчиками. Конечно, я и сама делала ляпы. Например, заказала красивые узорные экраны на радиаторы — думала, что заказываю два. Потом решила купить в другой фирме еще три. Что мешало посмотреть в договор и проверить количество заказанных экранов, не знаю. А если бы я ­заглянула, увидела бы, что заказала не два экрана, а пять. Причем белорусская фирма, где мы их покупали, обсчиталась и прислала не пять, а семь экранов! Выкинуть их жалко, подарить некому — они сделаны под конкретный размер. Так что лежат пока на лоджии — мы утешаем себя мыслью, что они пригодятся, например при строительстве дачи. Или трон в гостиной — я выбирала его по картинке в каталоге и была уверена, что это кресло… Но, по-моему, комната и с троном выглядит отлично.

Только мы сюда переехали, как на меня навалилась депрессия. В старом районе все было под боком: магазин, где продавалась детская еда, куча продуктовых супермаркетов, заправка, детский садик — все было сконцентрировано на одном пятачке. А здесь, на Ходынке, один-единственный магазин через дорогу. Масса жилых домов и очень мало детских садов — мне чудом удалось устроить Дашу в садик. Но сейчас я начинаю обживаться.

— Если вам не нравится район, зачем же вы купили здесь жилье? Иван хотел?

 Читайте также 
Дима Билан: «Дом построил, деревья сажаю, пора подумать и о сыне»
— Квартира куплена в доивановскую эпоху, а район был выбран из соображений логистики. Я работала на два города — в Москве на радиостанции «Маяк» и в Петербурге на Пятом канале: две недели там, две — здесь. Радио «Маяк» на 5-й улице Ямского Поля, недалеко от Ходынки, а в Питер я летала из Шереметьево — отсюда тоже прямо по курсу. Но едва я купила эту квартиру, как меня пригласили вести «Право голоса» на ТВЦ — и надобность в регулярных поездках в Шереметьево отпала.

— Вы столько лет вели новости, а тут предложили быть ведущей ток-шоу. Не боялись переходить на другую работу?

— Боялась, что ничего у меня не получится. Кроме того, на Пятом канале у меня все отлично складывалось, родные и друзья говорили: «Зачем тебе куда-то переходить? От добра добра не ищут». Лишь Ваня, с которым мы только познакомились, был единственным человеком, сказавшим: «Иди, пробуй, не бойся! У тебя все получится!»


Ольга Кокорекина

Родилась: 8 марта 1973 года в Москве

Семья: муж — Иван Максимов, четырехкратный чемпион мира по хоккею с мячом; дочери — Дарья (6 лет, от брака с Вадимом Быковым) и Анастасия (11 месяцев)

Образование: окончила журфак МГУ

Карьера:
в 1993 году пришла на ВГТРК — работала редактором, а потом корреспондентом программы «Вести». В 1997 году стала ведущей «Вестей» на канале Культура. В 1998 году вела дневные выпуски новостей на канале Россия. С 2000 года вела «Новости» на Первом канале. В 2009 году пришла работать на радио «Маяк». В 2010 году начала вести программу «Сейчас» на Пятом канале. В 2012 году стала ведущей ток-шоу «Право голоса» на ТВЦ


«Право голоса», ТВЦ, понедельник-пятница, 18:25
Посмотрите, что идет по телевизору прямо сейчас 


Теги:  интервью со знаменитостями



Нравится Нравится
Загрузка...
Загрузка...
Loading...