Онлайн-журнал о шоу-бизнесе России, новости звезд, кино и телевидения

Олег Фомин: «Сын — самый загадочный человек в моей жизни»

0

На съемки сериала «Отдел С.С.С.Р.» Олег Фомин, сыгравший Семна Таранца, приехал с 13-летним сыном Данилой. Отец и сын впервые отправились в поездку только вдвоем – и оба остались довольны проведенным временем.

—В сериале герои дружны, как Атос, Портос, Арамис и примкнувший к ним д`Артаньян. А в жизни у вас есть друзья, с которыми вы живете по мушкетерскому девизу «Один за всех и все за одного»? Или вы, скорее, волк-одиночка?

— Такие друзья есть. Это команда, с которой я больше десяти лет работаю. Мы вместе снимали «КГБ в смокинге», «Next», «День выборов», «Молодого волкодава», другие фильмы. Мы вместе и в радости, и в горе. Я держусь за них, а они за меня. Пару лет назад мы вместе пережили шесть месяцев безработицы. Им всем надо было семьи кормить, но никто не сбежал, не польстился на другие предложения, хотя ребят и звали — все ждали запуска моего проекта.



— Сказали, что хотя деньги и страшно нужны, они вас все равно не бросят?

— Они ничего не говорили. Ведь слова, в отличие от поступков, ничего не значат — я им давно не верю. Вокруг меня крутится много болтунов. Приходят с новыми проектами, хвалят меня до умопомрачения, я таю, а люди получают от продюсеров деньги, которые дают под мое имя, и исчезают. Я все поступающие предложения делю на шестнадцать — и все равно умудряюсь ошибаться.

— Ваш сын похож на вас?

— Данила — самый загадочный человек в моей жизни. Он молчун, как и я, весь в себе. Это ему иногда мешает в учебе, хотя шестой класс очень хорошо окончил. Но то, что происходит в его голове, его интересует куда больше школьных предметов.

— Хочет стать актером и режиссером, как папа?

— Ему 13 лет, но, в отличие от меня, уже в третьем классе знавшего, чего я хочу от жизни, он пока не определился. Сейчас столько ненужных вещей детей отвлекают — все эти гаджеты, компьютерные игры… Пытаемся привить ему любовь к книгам. Он спортом занимается: в большой теннис играет, плавает великолепно.



— Понравилось Даниле с вами на съемках в Минске?

— Еще бы. Он первый раз поехал со мной вдвоем. Это было здорово для него. Данила видел чисто мужское общение: нам, исполнителям главных ролей, были по договору положены отдельные гримвагены, но мы перебрались в один общий. Эта передислокация была очень полезна: без этого во всех смыслах тесного общения мы с Лешей Макаровым (Сергей Головков), Эдом Мацаберидзе (Сурен Саркисян) и Пашей Делонгом (Раймонд Ильвес) так не сдружились бы. А мы отлично общались в Минске — и до сих пор перезваниваемся и встречаемся. Кстати, сразу после нашего интервью поеду обедать с Макаровым и Эдом — осенью собираются снимать продолжение «Отдела С.С.С.Р.», так что обсудим будущую совместную работу.



— А что еще у вас в планах?

— На днях начал сниматься в картине «Штурмовики» — это вариация на тему фильма «В бой идут одни «старики», а мой герой похож на капитана Титаренко, которого играл Леонид Быков. Это командир полка, наставник молодых летчиков. Он их учит, выручает, переживает за них. История для меня понятная, ведь и мне в театре приходится работать с молодыми — быть им и наставником, и старшим братом, и папой с мамой. Раз уж работаешь на одной площадке, надо же младших коллег как-то подтягивать до своего уровня — им же не повезло, их не учат толком. Зато когда начинаешь что-то дельное о профессии рассказывать, они не впитывают информацию, как губка, а жадно всасывают, как пылесосы. А мне приятно делиться опытом — его же много. Ведь с кем я только не работал! Один Александр Гаврилович Абдулов, который снимался у меня в сериале «Фаталисты» и во всех частях сериала «Next», чего стоит. У него было много друзей — больших режиссеров, которые вечно удивлялись: «Ты что к Фомину прилип, как банный лист к пояснице?» Абдулов отвечал: «Мне с Фоминым удобно». А ведь все просто: снимая сцену, интуитивно влезаешь в психофизику каждого актера, понимаешь, что в одной мизансцене ему будет удобно, а в другой нет. Я стараюсь делать так, чтобы всем было хорошо: тогда актер открыт и больше тебе отдает. Поэтому актеры приезжают ко мне на площадку, как к себе домой, и отдают у меня вдвое больше, чем на других площадках. А все эти байки, что актер должен играть на преодолении — бред сивой кобылы.

— Когда снимаетесь сами, заботитесь о комфортной работе партнеров? Играя охотника Егора в «Весьегонской волчице», старались, чтобы и волкам было удобно?

— Конечно. Я до съемок, с августа по январь, постоянно приезжал к волчатам, купленным для съемок, чтобы мы друг к другу привыкли. Я за это время очень хорошо изучил их повадки и понял, по каким законам с ними надо общаться, поэтому потом все полтора года, что шли съемки, было взаимопонимание и не было страха. И несчастный случай, да и то в облегченной версии, был один: когда наши волки устали, на одну сцену взяли постороннюю волчицу. Мы не знали, что наркоз волков не берет, и сделали ей несколько уколов. Но это не подей­ствовало, и она вцепилась мне в лицо. За мгновение до атаки я понял, что сейчас произойдет, и успел дернуться. Иначе остался бы без глаза! Одна ее челюсть вошла в кость на щеке, другая в бороду. Но ничего, заклеили и дальше стали работать.

Загрузка...