Нина Шацкая: «Часто слышу, что негоже отнимать место у молодых»

Участница шоу «Голос» на Первом канале Нина Шацкая рассказала «ТН» о том, как всю жизнь боролась с весом, спасала любимые платья и зачем вышивает бисером.

17.11.2017, 08:00, Алла Занимонец

Нина Шацкая. На это платье пошло 15 м шелка, который Нина привезла из Бирмы. Фото: Из личного архива Нины Шацкой

— Во времена моей юности конкурсов, подобных «Голосу», когда вся страна смотрит, не отрываясь, не существовало. Какое счастье, что я попала на этот проект! Когда прошла «слепые» прослушивания и оказалась в команде Димы Билана, на мои странички в соцсетях посыпались поздравления, просто потоки любви и радости. Но были и такие подписчики, кто написал: негоже известной артистке занимать место молодежи. А я считаю, что кому суждено пробиться и быть замеченными, те пробьются, не стоит за них переживать. К тому же «Голос» — это конкурс не молодежи, а певцов. И мне хочется расширить свою аудиторию, чтобы Шацкую узнали те, кто далек от той музыки, которую я исполняю, — джазовых баллад и современного романса. Что в этом плохого?

— Как вы относитесь к разговорам о возрасте? Вот недавно Тину Канделаки раскритиковали за короткую юбку, в которой она появилась на балу дебютанток. Написали, что не по возрасту оделась.

— Вообще это безобразие — жить с оглядкой на паспортные данные. Пока чувствуешь себя молодой, ты и есть молодая. Думаю, бал подразумевал определенный дресс-код. Тина его не соблюла и получила… Накануне «слепых» прослушиваний «Голоса» я выложила в соцсеть «манифест» Нины Шацкой, состоящий всего из двух пунктов. Первое: романсы — не нафталин, они могут звучать современно. И я это докажу! Второе: возраста не существует — это абсолютно формальное и условное понятие. Поэтому если мечта юности все еще пылится на антресолях, вернись к ней!


— Возраста не существует. Это абсолютно условное понятие. Поэтому если мечта юности все еще пылится на антресолях, вернитесь к ней! Фото: Андрея Салова


— Выбирая в магазине обновки, бывает, что отказываетесь от молодежных вещей?

— Рваные джинсы, майки, кеды? Будь моя воля, я даже в «Голосе» появилась бы так или даже босой. Дима Билан, мой наставник, точно поддержал бы, он cам экспериментатор. Но ведь репертуар должен соответствовать внешнему виду. В жизни я обожаю носить вещи уличного стиля — street fashion. Удобно, акцент не на бренде, а на индивидуальности.

После концерта захожу в гримерку, и через две минуты меня не узнать. Пацан! Ботинки, вельветовые штаны, свитер. Поклонники стучатся: «Нина, можно сфотографироваться?» Выхожу, а они не понимают, кто перед ними.

— Нина, на съемку вы привезли раритетные вещи. Самой старшей сколько лет?

— Черному бархатному платью с глубоким разрезом уже четверть века. Ткань кипрская. В то время я, молодая артистка московского мюзик-холла, оказалась в среднеземноморском круизе. Турция, Египет, Израиль, Греция, Кипр, Марокко… Три недели полного счастья и три копейки в кармане. (Смеется.) Я ходила по рынкам и искала ткань на концертное платье, в котором могла бы выходить на сцену в сольной программе. Мне было 25 лет, и я мечтала выступать одна, без варьете. И вот приходит наш корабль на Кипр, а магазины закрыты. То ли выходной, то ли сиеста. Брожу по пустым улицам и вдруг натыкаюсь на магазин с тканями. За прилавком седой киприот, который держит в руках черный бархат на серебряной основе — именно то, что мне надо! Я застываю в восторге, спрашиваю цену и понимаю, что всех моих сбережений хватит лишь на метр, не больше. Английского языка я толком не знала и начала буквально на пальцах объяснять, что я певица, хочу костюм для сцены и эта ткань — моя мечта, но денег не хватает. Он с невозмутимым видом выслушал и, ни слова не говоря, раз — и отрезал столько, сколько­ требовалось на длинное платье. В нем я и вышла на свое первое сольное выступление и начала работать как приглашенная программная певица. Так что платье счастливое. Бережно его храню.


— Моему любимому бархатному платью уже четверть века. Фото: Андрея Салова


— Это платье сидит на вас идеально. Вы остались в той же форме, что и 25 лет назад!

— И это радует. Тем более что всю жизнь мучительно борюсь с весом. После окончания школы, когда приехала в Питер из родного Рыбинска учиться на управленца в Гуманитарный университет профсоюзов, набрала за полгода тридцать килограммов.

— А что случилось? Это же надо постараться так поправиться.

— Я росла домашней девочкой, но в классе была лидером, всегда любила выделяться из толпы. А тут новый город, огромный, незнакомый, в группе учились ребята старше меня лет на пять, а то и больше. В общем, хотела быть замеченной, боялась потеряться. На нервной почве ела как сумасшедшая. Пища непривычная, не мамина, я быстро округлилась и бросилась худеть. Были периоды, когда по неделе, по десять дней пила только воду. Килограммы таяли, пока я не срывалась. Помню, как ночью шла пешком на Московский вокзал, чтобы в буфете купить жареную курицу, пельменей, булочек. Хорошо, что стипендию платили приличную, хватало. В 1984-м только на вокзалах и можно было поесть ночью, все остальное закрыто. Объедалась, а утром становилось плохо. И снова — неделю одна вода…

Точку поставил мой отец, Аркадий Шацкий, талантливый музыкант, дирижер джаз-оркестра «Радуга». Когда я приехала в Рыбинск на каникулы, и он увидел свою сильно поправившуюся дочь, заплакал. А потом сказал жестко: «Ты, Нина, жирная, как поросенок! Если не приведешь себя в форму, то жизнь не состоится — ни личная, ни творческая. Мужчины не любят толстушек, и на сцене тебе делать в таком виде нечего. Есть, конечно, крупные певицы, но с другими достоинствами — голосом, харизмой, артистизмом. А ты расслабилась рано, еще даже петь не научилась. Иди и работай над собой!» Наверное, так девочке нельзя говорить, но папа просто не знал, какие подобрать слова, чтобы я очнулась. Разумеется, это сильно на меня повлияло, я всю жизнь слежу за весом и знаю про похудение все и даже больше. (Смеется.)

— Выдайте пару самых важных секретов?

— О них и так все знают. Главное: не есть на ночь. Для меня это самое сложное. Если удается не заходить на кухню после шести вечера — все отлично, я худею. Если поела в восемь — вес на месте. Ну а если после девяти вечера, жди прибавления килограммов.

И второе: это раздельное питание, позволяю себе не больше двух разных блюд за раз. Например, кусок мяса и овощи. Или котлета и тушеная капуста. Больше белка, как можно меньше углеводов.


Фото: Андрея Салова


Но вообще-то я порекомендовала бы женщинам с лишним весом в первую очередь сдать анализ крови на гормоны. Бывает, достаточно их скорректировать, и человек без усилий стройнеет. Еще желательно делать поправку на возраст. Не пытаться в пятьдесят лет весить столько же, сколько в двадцать. При росте 180 см мой вес 67-68 кг. Когда-то было 65, но я не стремлюсь к этой цифре. До 40 лет я регулярно поправлялась. А потом зафиксировалась на идеальном для себя весе и просто стараюсь его придерживаться. Несколько раз в год летаю в Индию, прохожу там массаж курсами, это позволяет держать тело в тонусе.

— Есть еще одно платье из далекого прошлого, которое вы привезли на съемку. Расскажите о нем.

— Пережившее второе рождение красное короткое платье в моем гардеробе второе по старшинству. История началась в 1997-м. Мой первый серьезный сольный концерт в Москве, в Театре эстрады, а не как до этого — в разных небольших домах творчества. И вот накануне я отправилась искать платье для банкета, который должен был состояться после концерта. Хотелось надеть что-то приличное. На Неглинке, где в то время было полно разных частных лавочек, увидела эту красоту от Нины Риччи. И просто обалдела — настолько вещь понравилась. Платье стоило каких-то несметных денег — долларов пятьсот, если не больше, но не купить его я не могла. Причем было оно одно-единственное, и я еле в него втиснулась. В этом платье я всегда производила впечатление.


— Этот наряд стоил немыслимых для меня денег — гонорар за пять концертов! Фото: Андрея Салова


Мне повезло: почти сразу умудрилась подобрать в тон репсовые туфли на удобной колодке. Они стоили сто долларов — сумма по тем временам для меня лично огромная, вместе с платьем — уже за гранью добра и зла. (Смеется.) Но хорошо, что не ­поскупилась, потому что даже самое невероятное платье без подобающей обуви проигрывает. А эти туфельки время от времени становятся модными.

Платье я носила и в пир и в мир, и наступил день, когда жизнь его окончилась — тончайшие кружева с люрексом обветшали. И вот однажды захожу в магазинчик тканей и вижу перед собой практически те же кружева. Там был люрекс, а здесь стеклярусные вкрапления, но рисунок — один в один! У меня от волнения даже дух перехватило, схватила эти кружева, примчалась к модельеру Лене Анацкой, с которой мы давно сотрудничаем, и она сшила платье — точную копию старого. Подкладка осталась оригинальной, она еще крепкая.

— Любопытно, как ваши руки все эти годы удерживались от того, чтобы не выкинуть старые наряды?

— Актуальный вопрос! У меня дома — огромное количество чемоданов и полные шкафы. Но вещи не ширпотреб, а авторские изделия. Ткани привожу из поездок. Я люблю путешествовать — Азия, Индия, другие восточные страны, отовсюду везу интересные отрезы. А потом сидим с Леной, придумываем фасоны. Это и коктейльные платья, и в стилистике smart casual, и вечерние концертные наряды немыслимой красоты.

Думаю, что, может быть, когда-нибудь пригодятся, пусть лежат. Детей нет, но есть племянники.

— Девочки?

— Все три — мальчики, но у старшего уже есть дочь. В моей коллекции самое ценное вот это — платье густого синего цвета, расшитое бисером. Расшивала собственными руками в самый печальный период жизни, когда скоропостижно умер папа. Он всегда меня поддерживал, настраивал. В периоды уныния, когда что-то не ладилось, повторял: «Думай о хорошем и трудись. Пораженческое настроение — от лени». Я говорила: «Но наступили другие времена, нет денег — нет артиста. Ни качественных аранжировок, ни клипов, ни эфиров, мне нечем платить», а он в ответ: «Ничего не хочу слышать, трудись! Даже травинки сквозь асфальт пробиваются, а ты крепче».

И вот пятнадцать лет назад, в 2002 го­­­ду, друзья помогли арендо­­вать для концерта зал имени Чайковского­ в Москве. Мечта! Отец обрадовался, говорил: «Неужели спою с дочерью под симфонический оркестр?!» У нас с ним был фирменный номер. В финале мы вместе пели «Соле мио»: я начинала, он заканчивал, и зал на уши вставал от восторга! В общем, он мечтал исполнить эту песню на исторической сцене. И вот до выступления остается чуть больше месяца, все готово, но нет денег на афиши. А как собрать зал без рекламы? Папа в то время перебрался в Москву, жил неподалеку от меня, мама с братом остались в Рыбинске. Он поехал домой, чтобы попросить друзей с завода полиграфмашин напечатать афиши. В городе его очень любили. Он дал концерт, спел финальную песню, зашел за кулисы и умер. Это было настолько неожиданно, что я от горя чуть с ума не сошла. И никак не могла взять себя в руки, собраться и заняться своим концертом. Он пришелся на папин сороковой день…

Спасло меня еще детское увлечение вышивкой. Я купила бисер и принялась расшивать платье — по ткани шел едва заметный рисунок. Когда надеваю его, всегда думаю об отце. Выхожу в нем на сцену, воздух рядом будто уплотняется, и я знаю, что это папа.


— Когда надеваю это платье, всегда думаю об отце. После его смерти меня спасло старое, еще детское увлечение вышивкой. Фото: Андрея Салова


Заканчивая тему про любимые вещи, скажу, что никогда им не поклонялась. Так меня воспитали. Я действительно оказалась сильнее травинки, пробивающейся сквозь толщу асфальта, рано поняла, чего хочу от жизни, научилась работать, а не сидеть сложа руки.

«Голос-6» в 21:30 пятница на Первом канале




Нина Шацкая

Родилась: 22 апреля 1966 года в Рыбинске

Образование: окончила Ленинградский гуманитарный университет профсоюзов

Карьера: исполнительница романсов, джаза, ретро и русских песен. Участница шестого сезона шоу «Голос» на Первом канале. Автор книги «Жажда жизни», составленной из впечатлений от путешествий по Африке. Заслуженная артистка России

Теги:  Нина Шацкая, интервью со знаменитостями, Голос-6

Комментировать (1)


Нравится Нравится
Загрузка...
Loading...