Онлайн-журнал о шоу-бизнесе России, новости звезд, кино и телевидения

Наташа Королева: «У меня такая веселая семейка, что все реалити-шоу отдыхают»

Сценический стаж сегодняшней гостьи ведущей авторской программы на канале RU.TV и звездного редактора «ТН» Елены Север насчитывает уже 33 года. Свои первые шаги на эстраде певица сделала в родном Киеве. Но вскоре она переехала в Москву, и слава не заставила себя ждать…

0

Сценический стаж сегодняшней гостьи ведущей авторской программы на канале RU.TV и звездного редактора «ТН» Елены Север насчитывает уже 33 года. Свои первые шаги на эстраде певица сделала в родном Киеве. Но вскоре она переехала в Москву, и слава не заставила себя ждать…

— Наташа, первый вопрос традиционен: есть ли у тебя девиз, который тебе помогает в жизни?

— Наверное, девиза как такового нет, но в принципе я всегда придерживаюсь правила: не надо останавливаться на достигнутом, нужно всегда идти вперед. Однако по гороскопу я Близнец, то есть натура двойственная. Мне трудно порой себя гармонизировать внутри. Но благодаря, видимо, этому девизу я все-таки держусь своей линии и иду вперед.

— Это твоя установка с детства?

— Да. Я уже в 3 года четко понимала, к чему стремлюсь и чем хочу заниматься в жизни.

Со звездным редактором Еленой Север. Фото: Юлия Ханина

Наш дом «Дом-2» переплюнет

— Вероятно, правило «чтобы быть на слуху, нужно удивлять», ты все же освоила позже, однако следуешь ему четко. Недавний трек «Зять» тому подтверждение. Кстати, он больше посвящен кому: маме или мужу?

— Я не посвящала его ни маме, ни мужу. Просто так совпало: мама у меня женщина яркая, да и муж парень видный. А на деле клип посвящен всем тещам и зятьям и их непростым взаимоотношениям.

— Креатив в клипе — это больше твое видение или режиссера?

— В последнее время я сама являюсь режиссером и многое снимаю, правда, не для себя. У меня есть молодая команда «Попанбэнд», вот с ними я креативлю как хочу, то есть издеваюсь и отрываюсь по полной. А песня «Зять» как видеоклип изначально не планировалась. Мы снимали заставки для концерта в Кремле. А когда втянулись в процесс, я подумала: а почему бы не сделать из этого полноценный видеоряд. И затянуло. В принципе там все просто, никаких особых наворотов, фейерверков.

— А маму кто предложил в диджеи?

— Мама всегда говорит: «Ну что ты опять придумала, как будешь издеваться над матерью?» Но хорошо, что она у меня веселая, все понимает. Конечно, ей больше хочется быть гламурной, надеть дорогое длинное платье, а я на это ей шансов не даю. У нее то бигмак на голове, то пульт диджея… Я ее убеждаю: классической, пафосной ты уже была, руководила прекрасной академической капеллой, выходила на сцену в черном платье, дирижировала хором, а сейчас ты красноволосая, эксцентричная мадам, ну почему бы этим не пользоваться.

— Мама у меня веселая и все понимает. Она сама тащится от того креатива, что я ей предлагаю. Фото: Из личного архива Наташи Королевой

— Мне кажется, она от этого образа получает удовольствие?

— Да, она сама тащится. Просто немножко надо крови из дочки попить: «Зачем ты меня позоришь?! Вечно меня наряжаешь!»

— Ну мужа-то ты тоже нещадно эксплуатируешь, на обложке диска я видела именно его, точнее его спину. Он как к этому относится?

— С пониманием, у меня семья относится с пониманием ко всему креативу, который Наташа выдает периодически. Они участвуют в этом процессе. Но у нас проходит и семейный совет, на котором мы решаем: кому и что вытворять, чем народ радовать. Мы — семейка веселая. Мне иногда кажется: если у нас в доме поставить скрытые камеры и вести трансляцию, «Дом-2», думаю, станет отдыхать, наши рейтинги будут зашкаливать.

В школе я, естественно, звездила

— Наташа, знаю, что идея благотворительности тебе не чужда. И ты в течение долгого времени помогаешь, например, мальчику Мише…

— Это удивительная история. В наш век интернета мне вдруг пришло рукописное письмо. Не на адрес офиса, а на адрес спортивного клуба мужа. Мне письмо передала администрация. Я подумала: если рукописное письмо, что большая редкость для нашего времени, дошло до меня, я не имею права этому ребенку не помочь. Но помощь бывает разной, можно перевести какую-то сумму и забыть. Мне же казалось, что этого недостаточно. Я рассказала о Мише подруге, готовившейся к юбилею. Она сказала: «Я отказываюсь от подарков, всем гостям пишу — несите мне конверты и мы все деньги перечислим Мише». Дальше мы организовали статью в журнале, и благодаря этому еще огромное количество людей помогло Мишеньке собрать сумму, необходимую на операцию. Но я и сейчас в переписке с опекуном мальчика.

— Хорошо, что ты рассказала эту историю. Может, для твоих поклонников она станет примером. Интересно, а ты с детства была такой неравнодушной и активной?

— В детстве я занималась всем, что было доступно. Ходила в кружки: спортивные, танцевальные, вокальные, хоровые. Поступила в очень сложное училище — эстрадно-цирковое. А оно требует хорошей физической подготовки, в первый год там обязательна акробатика. Я прыгала тройное сальто на батутах, делала кульбиты, растяжки, стояла на мостиках.

— Я артистка, но в плане поведения совершенно не звезда. Наверное, потому что у меня всегда были правильные установки — быть человечной к людям. Фото: Юлия Ханина

— Ты с малых лет участвовала еще и во всяких конкурсах, в том числе республиканских?

— Участвовала везде. Я жила в спальном районе в Киеве — достаточно простом рабочем районе с не очень хорошей репутацией — и в школу ходила совершенно простую. И тем не менее только в нашу школу приезжало телевидение Украины и снимало сюжет, так как я была артисткой и у нас работал прекрасный театр. Каким образом к нам попал режиссер, всех нас собравший, не помню. Но я в том театре, естественно, звездила. И у меня даже остались где-то эти видеосъемки как память.

— Слушай, а тебе тогда вообще до учебы было со всеми твоими увлечениями?

— Я умела все совмещать. Более-менее благополучно мне удалось окончить восемь классов и уйти в эстрадно-цирковое училище.

Выгружают меня с семью чемоданами!

— Насколько правдива информация о том, что для тебя был написан мюзикл «В стране детей»?

— Это правда. В Украине есть композитор Александр Спаринский. А я была очень известным ребенком, с 12 лет по центральным площадкам Украины колесила с таким детским блоком. И уже после моего выступ­ления шли цирк, акробаты, танцы, детские коллективы. Благодаря композитору Владимиру Быстрякову я имела возможность записывать песни, выступать в больших залах. Конечно, тогда было мало таких раскрепощенных детей, которые на раз зашли в студию, записались, все сделали и ушли. Я сразу делала все то, что взрослому человеку надо репетировать. И когда Саша Спаринский это увидел, он написал для меня целый мюзикл.

— В твоей юной карьере была еще рок-опера «Дитя мира». С ней ты поехала первый раз в Америку. Возник соблазн там остаться?

— Не то что соблазн. У меня лежало приглашение на обучение в университете города Рочестер. Дело в том, что в этом городе большая украинская диас­пора, а я произвела на нее неизгладимое впечатление. Потому что тот репертуар, который я выдавала на фестивале и на вечеринках (их устраи­вали в каждом городе), очень всем нравился. Боже, сколько денег я заработала! Вернулась просто миллионером. Рассказываю историю. Приезжаем в очередной город, подходит наш поезд, дети из Америки, участвовавшие в фестивале, выходит кто-то с чемоданчиком, кто-то — с двумя сумочками. И… выгружают Наташу — семь чемоданов! Съездила так съездила в США. В общем, так как в университете в Рочестере была украинская кафедра, то они там в меня все просто влюбились. И приглашали, и хотели, чтобы я, как носитель языка, там училась. Говорили: «Наташа, мы тебя ждем». И я, в принципе, лыжи туда намылила. Осталось собрать кое-какие документы, оформить перевод, ведь я уже училась в эстрадно-цирковом училище. Но тут раздался звонок, и этот звонок изменил мою жизнь. И я поменяла Америку на то, что имею сейчас.

— Звонок из Москвы?

— Да, от редактора Центрального телевидения Марты Могилевской.

— Вы с ней были знакомы?

— Тут тоже удивительная история. На детском фестивале в Евпатории я, 12-летняя девочка, исполняла песню. Чуть позже ко мне подошла девушка, представилась помощником редактора Центрального телевидения Марты Могилевской, попросила кассету. А они тогда были на вес золота, сами кассеты были в дефиците. И мы отдаем единственную нашу кассету помощнице. Проходит четыре года. Конечно, мы про тот эпизод забыли. Я готовлюсь уезжать в Америку. И тут звонок. За четыре года кассета не пропала. Потом, когда меня Марта на первое время приютила уже в Москве, я увидела, какое огромное количество кассет лежит у нее на рояле. Тогда она рассказывала, как они сидели на кухоньке с Игорем Николаевым и думали о том, как пристроить некоторые его песни — такие, подростковые. Где бы найти эдакую девочку-припевочку. И она вспоминает, что ее помощница дала ей какую-то кассету. И находит ее.

— Но за четыре года девочка могла подрасти, стать девушкой?

— Потому и вызвали меня в Москву, чтобы посмотреть. И я, к счастью, не разочаровала Марту, она меня, наверное, такой и представляла. Это ее заслуга, что я стала работать с Николаевым. Потому что Игорь Юрьевич так на меня посмотрел, мол, маленькая очень, что с ней возиться. Я действительно была маленькая. Даже не по возрасту, а по своему мировосприятию. Он со мной поговорил и это понял. А Марта, она, как каждая женщина, мудрая тем более, зрила гораздо глубже, она увидела во мне зерно.

— Ну и понеслось — гастроли, желтые тюльпаны… Тебе стало тогда не до циркового училища?

— Мне пришлось его экстерном оканчивать.

Популярность была, а денег не было

— Наташа, то, что продюсеры не жалеют артистов, известный факт. Тебе ведь однажды пришлось даже с гипсом выходить на сцену.

— Да, случилась такая ситуация, что все сильно хотели Наташу Королеву. Ведь «Желтые тюльпаны» в девяностых чуть ли не из утюгов звучали. И без Королевой гастроли были невозможны. Я лежу дома в гипсе на реабилитации, но раздается звонок из Москвы, и директор Игоря Николаева говорит: «Надо что-то делать, надо тебя забирать, потому что у нас слетают все города, как только узнают, что нет Королевой». Я в ответ: «Но я даже в гипсе ходить не могу». — «А ничего, мы тебя будем выносить». В итоге так и было, выносили. Причем на стадионы, а там масштабы такие… Люди с желтыми цветами со всех сторон бегут. Я понимаю: если вдруг что, я даже удрать не смогу. Страшновато было. Не зря говорят: лихие девяностые.

Наташа и в детстве выступала на стадионах. Фото: Из личного архива Наташи Королевой

— Я помню ситуацию, когда тебя в сумках выносили после концерта, чтобы уберечь от фанатов.

— Да, случалось. Еще помню, не было у меня московской прописки, а в Москве ввели карточки на продукты. Но надо же было как-то выживать, покупать хоть что-то элементарное. И что я делала? Надевала шапку, как сейчас помню, польскую, с помпоном. Шла в ближайший гастроном и косила там под ребенка. Говорила: «Мама карточку забыла, дайте кусочек сыра или чего-нибудь». В магазинах-то тогда ничего не было, такие голодные времена шли. Сейчас, конечно, вспоминаешь, и кажется, что это все было не с тобой. И, наверное, только молодость подобные ситуации скрашивает.

— Получается, тогда ты свои артистические способности использовала для того, чтобы поесть.

— Когда ты проснулась знаменитой после одного-единственного эфира и понимаешь, что уже не можешь войти незамеченной ни в трамвай, ни в автобус, тогда возникало, конечно, много неудобств и артистические способности требовались.

— Но с другой стороны, это то, к чему каждый артист стремится. В начале карьеры ты же мечтаешь, чтобы тебя все узнавали.

— Да, но когда это случается, ты начинаешь ощущать и определенные минусы. Это сейчас, становясь популярным, ты имеешь возможность зарабатывать и хотя бы элементарно пользоваться такси. А тогда денег-то не было. Популярность была, а денег не было. И с такси возникали перебои. То есть плюсов никаких, одни минусы.

— Неужели никогда не звездила? Не пользовалась именем, известностью хоть в каких-то ситуациях?

— Из серии «пришла капризная звезда» — такого не было. Потому что у меня опять-таки были, наверное, правильные установки, я считала, что я прежде всего должна оставаться порядочным человеком. Вообще хочу сказать, я человек не из этого бизнеса.

— Никогда в жизни не поверю. Ты же с 3 лет на табуретке стояла, пела и об этом бизнесе мечтала.

— Я артистка, но в плане поведения совершенно не звезда. У меня нет этих капризов. Я человек очень четкий, очень входящий в ситуацию. Всегда хочу, чтобы людям, всем вокруг было хорошо. Я не эгоистка, а артист должен быть эгоистичным. Может быть, это меня и спасло, я не улетела в «звездный городок».

Трудное сольное плавание

— Пропустим личный период «Дельфина и русалки», который сопровождался безумным успехом. Перейдем сразу в то время, когда ты отправилась в сольное плавание.

— Могу сказать, что сольный период начался еще тогда, когда мы с Игорем Николаевым были в браке. Наверное, интуитивно я понимала, что надо уже мне существовать самостоятельно. Да я и к Игорю пришла в принципе пусть и маленьким, но уже самостоятельным артистом. Поэтому я и решила, что пора делать «автономные» шаги, тем более у меня были силы.

— Ты ожидала, что это будет настолько сложно?

— Это было непросто, потому что публика не воспринимала меня как отдельную артистку. Все хотели видеть дуэт. Трудно было доказывать, что я могу сама держать аудиторию, что у меня интересная программа. Это был такой сложный период. Но потихонечку я наладила сольную историю и еще при Игоре долго и ярко гастролировала «в одиночку». Ну а когда пошли семейные пертурбации, то настал период уже немножко других сложностей. Дело в том, что найти замену тем песням, которые писал Игорь, было невозможно. Надо пополнять репертуар новыми произведениями, я их не находила. К тому же я никогда не занималась аранжировкой, музыкальным продакшеном и т. д. Никогда в него не вникала, это была прерогатива Николаева. В этом плане тоже все было очень трудно.

— А поступали предложения от других продюсеров?

— Тогда продюсеров как таковых не существовало, вернее, их было совсем немного. И мне предложений от них не поступало. Нужно было самой найти людей и собрать ту правильную команду, которая помогла бы мне в музыкальном смысле. В итоге все сложилось, но было трудно.

Сын маму любит и  петь согласился

— Сейчас у тебя есть совместные треки с мужем Сергеем Глушко. Это он захотел, чтобы состоялся ваш дуэт? Или ты? Сергей, как я понимаю, тоже в детстве пел?

— Сергей пел в детстве, но для него это было из разряда хобби. Он никогда не ассоциировал себя со сценой, хотя у него очень красивый мужской тембр и он мог бы по большому счету состояться как артист — и неплохой. Но ему этого было не надо.

— То есть выступать вместе — твое предложение?

— Нет, это было предложение центрального телеканала — создать такой необычный дуэт. Нам тогда предложили на выбор две песни: «Мы — эхо» и «Веришь или нет». Мы остановились на «Веришь или нет». Это была достаточно детская песенка в первом варианте, а мы из нее сделали очень недетскую. И в октябре на своем юбилейном концерте я ее исполнила с сыном.

— Несмотря на то что сын у тебя, говорят, довольно-таки застенчивый парень.

— Застенчивый и достаточно непуб­личный. Я уговаривала Архипа: «Ну, ладно, ты просто маму поддержи. Все-таки это бенефис, и семья у нас такая яркая, музыкальная. И номер у нас с тобой будет такой красивый, трогательный». Так как маму он очень любит, он маму поддержал.

— Хотя мы, родители Архипа, люди публичные, сын у нас скромный и все, что связано со сценой, пиаром, ему не интересно. Фото: Из личного архива Наташи Королевой

— Архип учился музыке?

— Да, он играл на фортепиано, занимался частным образом. Для мамы. А отучился 7 лет и сказал: «Все, мне это неинтересно».

— А способности у него есть?

— Есть, но нет желания. Я всегда чувствую такие желания, их, наверное, надо культивировать, а не заставлять детей делать то, что они не хотят.

Будет что Вспомнить

— Наташа, твой первый киношный опыт — это «Старые песни о главном» или «Новые приключения Буратино»? Это еще до ГИТИСа было, соответственно. Думаю, что именно участие в тех проектах и сподвигло тебя пойти в ГИТИС. Или это никак не связано?

— Никак не связано. Я люблю учиться. И в какой-то момент поняла: мне надо свою квалификацию немножко поднять. А куда идти? Я частным образом занималась вокалом с лучшим педагогом, который есть в нашей стране. Но необходим еще момент какого-то актерского мастерства. То, что было заложено цирковым училищем и моими хорошими педагогами по актерскому мастерству, надо было улучшать. И тогда я решила, что нужно идти в ГИТИС на актерское отделение.

— И как ГИТИС окончила, тебе предлагали играть в театре?

— Да, предлагали. Но я испорчена шоу-бизнесом, к сожалению. И театр надо любить. У меня Сережа любит театр, а я к нему отношусь как-то ровно. Я поняла, что могу, но не хочу тратить на это много времени.

— Мне кажется, надо все-таки болеть этой профессией.

— Ну если бы я сыграла в какой-то знаковой пьесе или у какого-то знакового режиссера, потратила бы время, возможно, что меня заинтересовал бы этот процесс. Но у меня не было такого предложения.

— Еще я с удивлением узнала, что ты и Сергей отметились в литературе. И у Сергея вышла книжка, и у тебя роман. Насколько для тебя это было проходящим? Или, написав книгу, ты поняла, что еще когда-то к этому вернешься?

— Думаю, все-таки это было проходящим. Это вообще было неожиданное предложение. Я удивилась: «Я? И написать книгу? Имею ли я на это право?» Но меня уговорили. Вот таким образом случилась книга, достаточно, кстати, интересная.

— А однажды тебе предложили участвовать в довольно откровенной фотосессии для обложки мужского журнала. Как реагировал Сергей? Или ты его не спрашивала, приняла сама решение и все?

— Тогда я просто сказала, причем и сыну, и мужу, хотя Архипу было 5 лет: «Слушайте, мне тут съемку такую предлагают, мама будет голенькая». Малой говорит: «Мама, нормально, все хорошо у тебя, не переживай». А муж ясно что говорит, он же в определенном жанре работает.

— Но все-таки ты его жена…

— Он понимает: если уж я соглашаюсь на такую авантюру, значит, понимаю, на что иду. Не то чтобы я прямо так хотела сниматься, но подумала: «Хорошо, я сейчас этого не сделаю, а пройдут годы и я пожалею. Нет, пусть будет что вспомнить. Необязательно вспоминать все правильное».

— Да, и получилось очень красиво. Желаю тебе, Наташа, в будущем исполнения всего задуманного, умело принимать вызывы жизни и успешно двигаться дальше.


Наташа Королева

Настоящее имя: Наталия Порывай

Родилась: 31 мая 1973 года в Киеве

Семья: мать — Людмила Ивановна, профессор, заслуженная артистка Украины; сестра — Ирина Осауленко, певица; муж — Сергей Глушко, актер, певец, известен под псевдонимом Тарзан; сын — Архип (16 лет)

Образование: окончила Киевское эстрадно-цирковое училище, ГИТИС

Карьера: певица, актриса, телеведущая. Заслуженная артистка Российской Федерации, кавалер ордена Дружбы. Трижды лауреат премии «Золотой граммофон» и трижды лауреат премии «Песня года». Снялась в 15 фильмах и сериалах. Занимается бизнесом — владеет двумя салонами красоты

Вам могут понравиться
Загрузка...