Наргиз Закирова: «Сначала я влюбилась в его голос, а потом и в него самого...»

Одна из самых ярких вокалисток проекта «Голос-2» в эксклюзивном интервью рассказала о конкуренции за кулисами шоу, экспериментах над внешностью, а также о том, почему у ее троих детей разные отцы.

18.11.2013, 13:00, Елизавета Золотых

Участники проекта «Голос-2» закончили сражаться на ринге в музыкальных поединках. После битвы мы встретились с одной из самых ярких вокалисток конкурса — 42-летней Наргиз Закировой из Нью-Йорка.


— На «слепом прослушивании» к вам повернулись все четыре наставника. А вы выбрали Леонида Агутина. Почему?

— На форумах некоторые пишут: мол, Агутин так себе певец — чему он может научить? Я не согласна. В юности, когда взахлеб слушала его песни, он был чуть ли не единственным, кто работал на нашей эстраде «живьем», позволял себе босым выходить на сцену. С самого начала у Агутина был свой неповторимый стиль. Его образ и музыка воспринимались нами словно глоток свободы, прорыв! В качестве же наставника Леонид вообще подарок. Интеллигентный, неавторитарный. Но нервы у людей все равно сдают. Когда определяли дуэты для поединков, даже истерики случались. Некоторые со мной вдруг здороваться перестали. Что поделать, в стрессовых ситуациях часто вылезают неприглядные вещи.


— Вы хотели принять участие еще в первом «Голосе» год назад. Что помешало?

— Навалилось, как говорится, все и сразу. Я собиралась уже лететь в Мос­кву. Но отец попал в больницу с четвертой стадией рака легких. Вдобавок на Нью-Йорк обрушился ураган «Сэнди». А мы живем в 10 минутах ходьбы от океана, и от нашего дома остался лишь покосившийся каркас. Утонули, слава Богу, только вещи. Но об отъезде в Россию не могло быть и речи. Организаторы проекта пообещали позвонить, когда начнется второй сезон. Я, честно говоря, не надеялась. Но когда это случилось, готова была прыгать до потолка, как девчонка. На этом конкурсе я и чувствую себя юной дебютанткой. Каждый раз перед выходом на сцену меня всю колотит.


— Между тем вы из известной музыкальной семьи и выступаете буквально с пеленок…

 Читайте также 
Самые драматичные поединки шоу «Голос»
— С четырех лет. Как только начала чуть-чуть соображать. (Смеется.) До какого-то момента мне вообще казалось, что вне музыки жизни не существует. Мой папа, Пулат Мордухаев, был барабанщиком в самом крупном эстрадном оркестре Узбекистана, а мама, Луиза Закирова, — певица, заслуженная артистка республики, стояла у истоков узбекской эстрадной песни. Я росла закулисным ребенком. Ездила на гастроли, засыпала под громкую музыку. В 14 лет меня пригласили записать песни на стихи Ильи Резника к фильму «Невеста из Вуадиля». Одну из них — «Помни меня» — мы исполнили дуэтом с моим дядей Фаррухом Закировым (руководитель ВИА «Ялла». — Прим. «ТН»). Когда фильм вышел на экраны, песня стала популярной. И как раз тогда в Ташкент приехала комиссия, отбиравшая участников для первого конкурса в Юрмале. Пригласили и меня. Я пела на одной сцене с Ольгой Кормухиной, Валентиной Легкоступовой. Получила приз зрительских симпатий. Дома меня ждал теплый прием, узнавали на улицах, просили автографы. А вот учителя в школе, наоборот, взъелись. Что скрывать, прилежной ученицей я никогда не была. А с этим конкурсом стало совсем не до уроков. В отместку педагоги начали распус­кать слухи, что на Юрмалу я попала по блату, только благодаря дяде Фарруху. В общем, десятый класс я окончила кое-как. И когда все сверстники поступали в вузы, я отнесла документы на отделение вокала в эстрадно-цирковое училище. Там было учиться легко, и я спокойно могла заниматься музыкальной карьерой. Личная жизнь тоже сложилась. В 18 лет вышла замуж, родила дочку Сабину.


— Карьера идет в гору, а вы вдруг замуж выходите. Неужели в 18 лет почувствовали, что созрели для семейной жизни?

— Я почувствовала, что по уши влюбилась! Он был известным в Узбекистане певцом. Поэтому, когда выходила замуж, была уверена: все у нас получится не хуже, чем у Джона Леннона и Йоко Оно. И для меня настоящей трагедией стало известие о том, что на гастролях он мне изменил. Но поревела и… простила. Хотя внутри что-то сломалось. С этого времени я тоже стала позволять себе романы на стороне. И чувства вины при этом никакого не испытывала. Так мы и жили — каждый своей жизнью. А в один прекрасный день я собрала вещи и ушла. Вскоре вышла замуж во второй раз. И опять по большой любви. Муж был редактором музыкального конкурса «Голос Азии». Казалось, мы с ним на одной волне. Даже не знаю, как все сложилось бы на этот раз, если бы я с родителями и дочкой не уехала в Америку. Сегодня я ни о чем не жалею. Наоборот, холодею при мысли о том, что могла не поехать. Но тогда колебалась до последнего. В Узбекистане у меня была группа. На концертах аншлаги. После того как перекрасилась в блондинку, меня называли узбекской Мадонной. Однако официально я все-таки была неформат. Например, со мной выступал мужской балет, стройные парни в смелых костюмах, и этого было достаточно, чтобы местная пресса обвинила меня в пропаганде гомосексуализма. Муж планировал уехать со мной, но, когда нам пришел вызов, у него еще не были готовы документы.  И мне, беременной, пришлось лететь без него. Первое время в Америке страшно вспоминать. Кругом полная неопределенность, вот-вот рожу. Бедный мой сыночек, ему в животе пришлось несладко!


— Но в итоге же его отец к вам приехал?

— Да, через четыре месяца. Я тогда с головой ушла в постродовую депрессию. Помню, как остро нуждалась в его участии, заботе, а он встретил меня буднично, с холодком. В общем, как-то сразу у нас не заладилось. А потом и вовсе стало плохо. Во время ссор он мог поднять на меня руку. И когда нашему сыну Ауэлю было два с половиной года, мы разъехались.


— К счастью, своего мужчину вы все-таки встретили. Только что из Нью-Йорка звонил ваш муж, и даже по короткому телефонному разговору понятно, что отношения у вас очень нежные. Как вы познакомились?

— Забавно, но это произошло благодаря моему бывшему. Однажды он звонит: «Мы сидим в ресторане. Тут один итальянец поет, ты должна его услышать. Это что-то!» Я отнекивалась, но он был настойчив. Заинтриговал. Приехала. Захожу на песне Брайана Адамса. И не верю своим ушам: так круто она звучала. Затаив дыхание, подхожу к сцене — там стоит Фил. Меня как по щелчку переклинило! Сначала с первой же ноты влюбилась в его голос, а потом с первого взгляда в него самого. Ресторан оказался русским. Знакомые уговорили спеть, и я затянула «Без меня тебе, любимый мой…». Меня услышала менеджер заведения, и я получила работу. Мы с Филом часто пересекались, много болтали за жизнь. Я, кстати, благодаря ему подтянула свой английский. И в конце концов так договорились, что уже 15 лет вместе!


— А Филу не хотелось тоже попробовать свои силы в «Голосе»?

— Нашей дочке Лейле всего 12 лет, она ходит в школу. Мы не могли оба от нее уехать, бросить! (Смеется.) А вот на кастинг в американское шоу «The X Factor» ходили втроем. Лейла тоже очень музыкальная девочка. Прежде чем добрались до прослушивания, простояли пять часов в очереди. Но в следующий тур прошла только я. Потом меня пригласили на второй круг, затем на третий. Состоялась встреча с продюсерами. Обещали перезвонить, но звонка так и не последовало. Одновременно решался вопрос с «Голосом». Я не стала ждать у моря погоды и улетела в Москву.


— У вас на руке появилась новая тату — «ГОЛОС». Глядя на вас, понимаешь, что боди-артом увлекаетесь давно.

 Читайте также 
Наталья Водянова станет ведущей проекта «Голос»
— Еще в детстве, помню, рисовала на себе узоры фломастером. Но первую татуировку сделала уже в Нью-Йорке. Это был знак «ОМ» — символ силы, которая ведет к просветлению. На мне нет ни одного случайного изображения. Все они связаны с каким-то человеком или событием. Однажды я захотела научиться набивать тату сама. Мастер из салона посвятил меня во все тонкости, а когда я была готова перейти от теории к практике, произнес: «Теперь приведи того, на ком будешь тренироваться!» Повесив нос, я вернулась домой и рассказала обо всем Филу. Он говорит: «Раз для тебя это так важно, беби, я буду твоим подопытным кроликом». Хотя он дико боится всего, что связано с уколами. В этом весь мой муж! Ради меня готов на любые подвиги. Лет пять назад я осуществила то, о чем давно мечтала, но не решалась. Да и дреды, которые тогда носила, замучили. Взяла в руки ножницы и по волосам чик-чик. Говорю мужу: «Брей меня!» Когда он закончил, глянула на себя в зеркало, и аж в глазах потемнело от неожиданности. Шок сменился слезами. Фил вокруг бегает, убеждает, что ему нравится. Все бесполезно, я реву. Тогда он сел в машину, уехал и вернулся через час бритый наголо, как я! А ведь у него была фирменная длиннющая седая коса. Вот сейчас все это рассказываю и понимаю, как страшно соскучилась — по нему, по детям. Они тоже. Муж иногда кричит мне в трубку: «Перестань быть звездой! Приезжай домой! Я тебя и такую люблю…»


Теги:  Наргиз Закирова, Голос-2



Нравится Нравится
Загрузка...
Загрузка...
Loading...