Михаил Зеленский: «Лена мне доверилась и я захотел оправдать ее надежды»

Незадолго до Нового года ведущий ток-шоу канала Россия «Прямой эфир» Михаил Зеленский и его супруга, фигуристка, бронзовый призер Олимпиады в Турине Елена Грушина, окрестили младшую дочь — десятимесячную  Полину. А старшая, четырехлетняя Соня, уже заявила родителям, что «женится» на соседском мальчике Пете…

21.01.2013, 11:00, Марина Кузнецова

Михаил: Соня давно просила у нас с женой братика или сестричку, но когда мама вдруг исчезла, то есть уехала в роддом на несколько дней, она немножко растерялась. Я стал объяснять, что мама скоро вернется, причем не одна, а с сестричкой. Дочь задумалась… А когда мы с Леной приехали из роддома с маленькой Полей в свертке, первым делом вручили Соне куклу — подарок от сестренки. Так нам посоветовали сделать врачи, чтобы у старшей дочери не возникло ревности. Соня до сих пор четко знает, что игрушку ей подарила сестра, и относится к ней как-то особенно. И, слава Богу, никакой ревности к сестричке не возникло: Соня рассматривала ее пальчики, трогала ручки, вызывалась помочь надеть памперс — не отходила от малышки ни на минуту. Соня чувствует ответственность за нее. Если видит, что Поля хочет забраться на слишком высокий стул или рискует упасть откуда-то, сразу зовет нас на помощь. Не так давно мы крестили младшую дочь. Поля очень любит воду, поэтому ждала, что ее искупают так, как она привыкла. А отец Андрей, он же крестил и нашу Соню, просто опустил ее ножки в воду — дочка от неожиданности расплакалась! Крестной пригласили старшую сестру Лены — Светлану. А крестным папой стал выдающийся фигурист Игорь Анатольевич Бобрин, он, кстати, тренировал нас с Леной во время участия в «Танцах на льду». 


— Именно на «Танцах на льду» вы с Еленой и познакомились. Получается, Игорь Анатоль­евич крестный не только младшей дочери, но и вашей пары!

Михаил: Да, наша первая встреча произошла на проекте, в гримерке. Лена специально прилетела для участия в шоу из Америки, где прожила больше десяти лет. Ни я, ни она до последнего не знали, с кем будем кататься: продюсеры держали это в секрете. Отношения завязались, конечно, не сра­­­­зу — у меня не было цели покорить девушку. Во время шоу я постоянно фонтанировал идеями, например мечтал сделать на льду сальто назад. Но Лена и Игорь Анатольевич были категорически против. Кстати, Лена оказалась более рисковым человеком. С непрофессиональным партнером, то есть со мной, соглашалась исполнять элементы, трюки, которые никогда не делала даже в профессиональном спорте! Я видел, что она доверяет мне абсолютно. И в какой-то момент очень захотелось оправдать это доверие.


— Вы оба раза присутствовали на родах. Второй раз, наверное, уже и советами помогали как опытный отец?

Михаил: Я, как и первый раз, вел себя достаточно невозмутимо, спокойно — держал Лену за руку. Даже успевал бегать курить с медсестрами. Учился ведь в мединституте, так что теоретически был подкован. Но советами, конечно, не помогал, а то отправили бы меня за дверь — и правильно бы сделали.

Елена: Мы все гадали, будет ли у папы съемка в этот день или нет — все ведь зависит от его работы. Но Полина решила родиться ночью, и Миша был рядом. Его присутствие очень помогло мне морально.

Михаил: Честно скажу, никаких существенных изменений после рождения дочерей я в себе не заметил. Мы с Леной шли к этому осознанно. Еще до рождения Софьи много говорили о том, как каждый из нас видит ее и наше будущее, какие методы воспитания я и Лена принимаем, а какие нет. Та же история и с Полиной. Ответственность я почувствовал намного раньше — когда встретил Лену и понял, что хочу быть с ней рядом, хочу, чтобы у нас были дети. Я сам вырос в атмосфере любви, заботы, взаимного уважения. Уверен, родители обязаны показывать детям некую модель поведения. Полина и Соня на нашем с Леной примере видят, как должны относиться друг к другу мужчина и женщина. Чего мужчина не может допустить по отношению к женщине. Я даже не курю дома при девочках, хотя в жизни делаю это часто. Но бросить не могу: работа нервная! (Смеется.)


— Неужели никогда не спорите из-за принципов воспитания? Все-таки Елена спортсменка, а вы творческий человек.

Михаил: Нет, взгляды совпадают. Например, мы оба стараемся минимизировать просмотр телевизора, увлекаем Соню всевозможными играми, занятиями. Я скачал ей на компьютер огромное количество обучающих программ, которые она с удовольствием смотрит. У меня изначально в голове был список мультиков, которые мы будем показывать дочери. Преимущественно советских, на которых сам вырос. И когда мы едем в машине, дочь их смотрит, а я с удовольствием слушаю. Улыбнулся недавно, когда шел мультик «Трое из Простоквашино». В какой-то момент Матроскин говорит, что надо идти покупать на рынок мясо, а Шарик ему отвечает: «Нет, Матроскин, мясо надо покупать в магазине, потому что там костей больше!» (Смеется.) Соня этого юмора, конечно, не понимает: родилась в другое время.

Елена: Соня у нас очень непосредственная. Например, ей нравится соседский мальчик Петя, они часто вместе играют, и у них какое-то особое взаимопонимание, что называется. Так, дочь уже заявила ему: «Петя, я на тебе женюсь!» И нас в известность поставила. (Смеется.)

Михаил: Если дочь выбрала Петю, значит, будет Петя зятем, я не против. Главное ведь попытаться понять и принять решение ребенка, поддержать его в любой ситуации.


— Елена, на одну из первых тренировок Михаил принес авоську с грушами, небанально обыграв вашу фамилию. С тех пор часто делает сюрпризы?

Елена:
Миша очень заботливый. И выражается это не только в подарках и цветах, а и в отношении.  Со съемок едет — сто раз позвонит, чтобы узнать, не нужно ли чего купить домой. Если есть время, всегда поможет убраться, ужин приготовить. Например, Миша очень любит жареную картошку и без всяких возражений сам чистит ее. (Смеется.) Муж — человек вдумчивый, рассудительный, умеет разрешать конфликтные ситуации путем диалога. Он, безусловно, хозяин в семье, но все вопросы мы обсуждаем вместе. Миша никогда не примет решения, не посоветовавшись со мной. 


— Елена, вы сейчас большую часть времени проводите дома, занимаясь воспитанием детей. Думаете о том, чтобы вернуться к работе, карь­ере?

Елена: Конечно. В «Крылатском» я тренирую деток. Я уже возвращалась к ним спустя какое-то время после рождения старшей дочери. Сейчас Полина подрастет, и думаю, что снова выйду на лед. Очень важно иметь свое дело, нельзя зацикливаться только на домашних заботах. И мы с Мишей говорили о том, что, как только девочки станут старше, я возобновлю работу тренером. Пока я все время провожу с малышками, Полину еще кормлю грудью. У нас не было и нет няни — это наша принципиальная позиция. Ребенка должны воспитывать родители, а не чужие люди. Когда Сонечке еще не было двух, мы отдали ее в ясли, чтобы она привыкала к коллективу. Дважды в неделю ездим с ней на каток. Пока сложно сказать, станет ли Соня заниматься этим серьезно — планов растить из нее фигуристку точно нет. Каждый будний день дочь встает в 06:15-06:30, чтобы собраться в детский сад, куда ее папа отвозит.


— С кем Соня больше откровенничает?

Михаил: Конечно, с мамой — попросту она с ней больше времени проводит. Но есть и у нас один ритуал: если я укладываю ее спать, она непременно заводит со мной беседу о животных. Например, говорит: «Пойдем поразговариваем про животных!» И я готовлюсь отвечать на ее очередной вопрос из серии: «А вот почему зайцы зимой белые?», «Отчего у жирафа длинная шея?» Отвечаю правдиво, ничего не выдумываю. (Улыбается.) Мы и в  зоопарке довольно часто бываем с Соней, Поля пока маленькая для таких прогулок. Но больше всего старшей дочери нравится в Пушкинском музее. После походов туда она увлеклась рисованием и сейчас довольно много времени проводит с карандашами, кисточками или пластилином в руках. Потом просит повесить ее работы на стене в детской. В садике одну из ее работ отметили и выставили на всеобщее обозрение. Дочь очень этим гордится, а мы радуемся за нее.


— Насколько вы строгий папа? Девочек надо баловать, понятное дело, но как часто вы говорите Соне нет, когда она просит очередное платье или игрушку?

Михаил: Стараюсь соблюдать баланс между строгостью и справедливостью. Вместо того чтобы сказать нет, стараюсь поставить Соню перед выбором. Заставляю ее подумать, нужен ли ей, например, второй зайчик или, может быть, через какое-то время любовь к ним пройдет, и ей захочется чего-то другого, а деньги уже потратили… После таких, иногда довольно долгих, разговоров она сама принимает решение. С Полиной по мере ее взросления будем действовать по тому же принципу.


— А каким принципом вы руководствовались, принимая приглашение стать ведущим ток-шоу «Прямой эфир»? На одном из форумов прочитала отзыв: «У Михаила такое интеллигентное лицо, а все туда же — обсуждать, кто с кем развелся и почему!»

Михаил:
В том то и дело, что для меня очень важно хоть в какой-то мере переломить сложившееся мнение о ток-шоу как о месте, где копаются в чужом грязном белье. Очень важно, чтобы люди, которые отказывались идти на подобные программы, а затем все-таки поверили нам и пришли, поняли, что они не ошиблись, что сделали правильный выбор. Приятно, когда после съемки люди подходят, благодарят и говорят: такая программа нужна. Для меня эти отзывы очень ценны. Очень хочется, чтобы мы все вместе учились каким-то вещам. Например, если люди расстаются, то делать это нужно по-человечески, интеллигентно. И популярные, известные люди должны на своем примере показывать, что можно разойтись без скандалов, уважая друг друга. Бывает, уже после эфира наши герои, долго не общавшиеся, копившие в себе обиды, решают вдруг пойти на диалог. После долгих месяцев молчания один набирает телефонный номер другого. И это замечательно. Мы довольно часто посвящаем программы детям-инвалидам. Нередко папа, узнав, что ребенок родился неполноценным, с ограниченными возможностями, бросает маму с малышом, и это стало, к сожалению, обычным явлением. Я же восхищаюсь семьями, в которых такой малыш связал родителей еще больше, и они с гордостью рассказывают о нем.  


— Вас часто сравнивают с ведущим еще одного популярного ток-шоу на другом канале страны. Не вызывает раздражения?

Михаил: Я спокойно отношусь к подобным сравнениям. Да, кто-то говорит, что темы одни и те же, кто-то считает, что ведущие похожи. Ну захотят люди посмотреть две программы — посмот­рят две. А не захотят — выберут одну. У каждого свои достоинства, каждый по-своему интересен. Ни в коем случае нельзя недооценивать людей, которые делают нечто схожее с тобой, наоборот, нужно отметить все интересное и создать что-то свое, индивидуальное. У каждого ведущего своя аудитория и свой зритель.


— Вы ведь не раз принимали участие в игре «Форт Боярд». О чем вы думали, к примеру, когда вас раскачивали над фортом на металлической раме?!

Михаил: Тебя не просто поднимают и раскачивают, в какой-то момент ты еще должен отпустить руки и схватить ключ или подсказку! Конечно, есть страховочные тросы и тому подобное, но мысль, что они могут не сработать, не покидает ни на секунду. Приблизительно о том же думаешь, когда ползешь за ключом по отвесной стене форта, а под тобой несколько десятков метров пустоты. Незабываемые ощущения, грандиозное приключение!


— На первый взгляд в вашей жизни все стабильно и размеренно: вот уже тринадцать лет работаете на телевидении, занимаетесь любимым делом, воспитываете детей… А было в жизни место экстремальным поступкам?

Михаил:
Уж не знаю, насколько смелым и экстремальным можно назвать этот момент, но для меня это был серьезный шаг. Когда, несмотря на мечту родителей видеть меня врачом, я после первого курса бросил медицинский и буквально за неделю до окончания прослушивания поехал в Москву из Хабаровска, где мы тогда жили, поступать в театральный институт. Мне казалось, что я хочу стать актером. Тогда для 17-18-летнего парня это было очень важным и, наверное, рискованным решением. В Москве меня никто не ждал, об актерской профессии я не знал ровным счетом ничего, да и как сложится жизнь, если не поступлю в театральный, тоже не представлял. Поступить не поступил, но жизненный опыт приобрел и понял, насколько важно — вовремя остановиться, подумать, сделать правильный выбор, принять решение. В конечном счете все складывается так, как должно быть.


— Порой нелегко сделать решительный шаг, учитывая, что мы живем в городе, ежедневно отнимающем массу энергии.

Михаил: Да, в Москве бешеный ритм, безумные пробки. Но подождите — ведь мы сами выбрали для себя такой образ жизни. Много вы знаете людей, которые готовы остановиться, сказать себе: «Я так не хочу» и уехать «в деревню, в глушь, в Саратов»? Мы можем бесконечно долго плакать о том, как нам тяжело, но что-то сделать, изменить в своей собственной жизни — нет. Думаю, что большую часть нашей энергии мы отнимаем у себя сами как раз такими страданиями. Если хочется что-то изменить в жизни — значит, нужно делать это, а не рассуждать.


— И у вас, и у Лены за плечами был первый брак. Вы для себя решили, почему уходит любовь?

Михаил: Любовь не уходит, она просто перерождается, переходит в другое качество. Кого-то это устраивает, а кого-то нет. В том смысле, что кто-то готов к отношениям, которые трансформировались во что-то иное, а кто-то нет. Мы с бывшей супругой Ольгой (одноклассницей телеведущего. — Прим. «ТН») в какой-то момент поняли, что видим наше дальнейшее будущее по-разному, приняли это как данность и решили развестись. Обошлись без драм. Кто хочет себе устроить трагедию — тот устроит, а мы не хотели. Ну а потом, уже прошло достаточно много времени после развода, и ситуацию можно оценивать спокойно, без лишних эмоций. И у меня, и у Оли все сложилось хорошо. Что касается нас с Леной, то мы сумели достойно закончить преды­дущие истории, нам хватило мудрости сделать какие-то выводы, не повторять собственных и чужих ошибок. В моем нынешнем браке для меня очень важно, что Лена не пыталась меня изменить. Она принимает меня таким, какой я есть. Ни я, ни Лена никогда не позволяем себе давать советы другим. Если кто-то считает, что должен и может кого-то переделать, то такому человеку остается лишь пожелать удачи, сил, невероятного терпения. И чтобы потом он не спросил себя: а зачем я все это делал?


— Важно, чтобы в паре совпадали интересы? Или сходятся противоположности?

Михаил: Главное, чтобы было уважение к интересам друг друга. Чтобы не было ощущения, что человеку, который с тобой рядом, все равно. Даже если муж — футбольный фанат в семье, необязательно, чтобы и жена стала поклонницей. Она просто должна относиться к его увлечению, работе с пониманием и уважением. Например, когда по ТВ идут какие-то чемпионаты по фигурному катанию, мы смотрим всей семьей. Конечно, Лена оценивает их с точки зрения профессионала, а я наблюдаю как любитель. Мне интересно, какой мини-спектакль спортсмены создают на льду. Смотрю как завороженный! Также и Лена смотрит «Прямой эфир» — делится впечатлениями, замечаниями по теме или о гостях, но не оценивает как профессионал.


— Вы пять лет вместе. С первыми кризисами в отношениях уже сталкивались — из серии «любовь живет три года»? 

Михаил: Считаю, что подобные разговоры — некая отговорка, придумка для самого себя. Когда один человек интересен другому, неважно, сколько лет прошло с тех пор, как они вместе. А когда у человека через три года что-то такое наступает, он говорит: «Надо же, случился типичный кризис, как и предупреждали психологи. И даже книжечку по этому поводу написали — как будто про меня!» И этот человек некую схему на себя перекладывает. Откуда взяться охлаждению в отношениях, если люди друг другу интересны? Да, в начале был период, когда Лена держала эмоции при себе, была закрытой — в спорте не принято изливать душу. Нам это мешало, так как я, наоборот, человек открытый. Тогда мы садились за овальный стол в нашей на тот момент съемной квартире, и я говорил: «Лен, давай будем учиться разговаривать друг с другом!» 


— Вы интересный мужчина, успешный телеведущий. Часто чувствуете на себе внимание других женщин? Ведь у нас далеко не  всех дам останавливает тот факт, что мужчина женат…

Михаил: Здесь все просто: если мужчина не хочет, он не даст повода к ревности или даже мыслям на эту тему своей второй половине. То же можно сказать и о женщине. Я дорожу нашей семьей, благополучием и стараюсь делать все, чтобы сохранить отношения. А может, ничего такого и нет, о чем вы спрашиваете. (Улыбается.)

Елена: Когда мы вместе в компании, я нередко вижу, как на Мишу обращают внимание другие женщины. Но он  умеет так деликатно показать некую грань, которую не стоит переступать, что это вызывает у меня отдельное уважение. Муж мягко дает понять, что не стоит переступать границу, отделяющую дружеское общение от флирта. У меня был опыт в отношениях, когда мужчина говорил: «Но она же сама на меня вешалась! А что я мог поделать?!» Неправда. Если человек не захочет, он не даст повода даже думать об измене. Мне с мужем в этом смысле спокойно.




Михаил Зеленский

Родился: 7 сентября 1975 года в Москве

Семья: жена — Елена Грушина, фигуристка; дочери  — Софья (4 года), Полина (10 месяцев)

Образование: окончил Хабаровский институт физкультуры (факультет спортивного менеджмента), Институт повышения квалификации работников ТВ и радиовещания и МГУ им. Ломоносова (факультет журналистики)

Карьера: с 1997 по 1999 год работал ведущим передач на «Радио России Ностальжи» и телеканале ТВ Центр. В конце 1999 года стал ведущим программы «Вести» на телеканале Россия, в 2001-м — информационной программы «Вести-Москва». С 2006 года — ведущий телеканала Россия 24, с апреля 2011 года — ведущий ток-шоу «Прямой эфир» на канале Россия

Вкусы: еда — жареная картошка; авто — желтый «Фольксваген-жук» 1973 года выпуска


Теги:  Михаил Зеленский, Елена Грушина, развлекательные шоу, интервью со знаменитостями, звездные истории



Нравится Нравится
Загрузка...
Загрузка...
Loading...