Михаил Светин: «Трагедия моей жизни в том, что я обидел Данелию»

Ушел народный артист Михаил Светин...  Он давно не давал интервью и отказывался  от участия в ток-шоу даже за гонорар. Но за  несколько месяцев до трагедии он сделал исключение для нашего издания. Тогда ничто не предвещало беды, Михаил Семенович активно играл на сцене родного театра Комедии, подумывал о том, чтобы навестить летом дочь и внучек в Америке, и неплохо себя чувствовал. Во всяком случае, когда в театре не работал лифт, вбегал без одышки в свою гримерку на четвертом этаже. Его глубоко личный рассказ мы уже публиковали, но давайте перечитаем, теперь  он звучит совсем иначе...

01.09.2015, 12:00, Алла Занимонец

Михаил Светин и Бронислава Проскурнина  | Фото Валерий Гордт

— Популярность ко мне пришла поздно, только после 45 лет, когда я снялся в комедии Гайдая «Не может быть!», а затем у Данелии — в «Афоне».

 Читайте также 
«Ку! Кин-дза-дза» Георгия Данелии получил «Азиатского Оскара»
«Афоня» — это трагедия и грусть всей моей жизни. Георгий Николаевич пригласил меня, неопытного киноактера, на небольшую роль шофера Воронкова, а до этого я сыграл всего в паре картин. Съемки проходили в Ярославле. Данелия встретил меня в гостинице и повел к себе в номер. Говорит: «Сейчас сбегаю за бутылочкой и позову своего сына (он ему на картине помогал), хочу вас познакомить». Приносит выпить, приводит Колю — полненького симпатичного парня (спустя несколько лет Николай, сын Данелии и Любови Соколовой, погиб при невыясненных обстоятельствах. — Прим. «ТН»). Мы с Георгием Николаевичем хорошо посидели, душевно пообщались. Никогда больше я не сталкивался с таким трепетным отношением режиссера к актеру.

Мне предстояло сыграть всего две сцены — с Леней Куравлевым под ливнем и на собрании, где обсуждают поведение Афони. Начали с ливня. На площадку подъехала пожарная машина, все бегают, шланги раскручивают, готовятся. А я заранее себя накачиваю, стараясь вызвать необходимый эмоциональный градус. Данелия это заметил, подошел и тихо сказал: «Миша, еще рано, не заводи себя, не траться».

 Читайте также 
Георгий Данелия: «Оскар» я получал с зубами в кармане
Эта забота меня очень тронула. Начинаем снимать — дубль за дублем, пока под струями холодной воды мы с Куравлевым окончательно не продрогли. Данелия принес нам водки, чтобы согреться, и обратился ко мне: «Миша, за три дня не успею тебя снять, придется на день задержаться». И тут что-то на меня нашло: «Никак не могу! В Питере завтра съемка, я обещал приехать». У меня была эпизодическая роль в телеспектакле, и, разумеется, я мог бы ее перенести, но меня понесло: «Меня ждут, мы договорились». Данелия взвился: «У тебя, значит, важные съемки, мать твою! А у меня что?!» Развернулся и ушел.

В итоге он поднял всю группу — человек сорок — еще до восхода солнца. Все вышли на площадку, недовольные, злые… Сцену на собрании, правда, отсняли быстро, я уехал, и больше мы с Георгием Николаевичем не виделись. И озвучил моего героя другой актер.

 Читайте также 
Георгий Данелия раскурочил дома санузел для съемок
Я потерял близкого мне по духу режиссера, сильно его обидел. До сих пор стыдно за совершенную глупость. И ведь не спишешь на молодость — мне было уже за сорок! Почему я вдруг начал вести себя как капризная звезда — не понимаю. Конечно, надо было по­ехать к Данелии, извиниться. Но я этого не сделал. И сейчас… спустя ровно сорок лет говорю: «Георгий Николаевич, простите меня».

Я часто вел, да и сейчас веду себя как глупец. Чувствую, что меня уже никто не остановит. (Смеется.) Например, отказался сниматься у Гайдая в его последнем фильме «На Дерибасовской хорошая погода, или На Брайтон-Бич опять идут дожди». Прочел сценарий, расстроился. Звоню Гайдаю: «Леонид Иович, что же такое! В предыдущем фильме «Частный детектив, или Операция «Кооперация» я висел на крюке и говорил дочери: «Надо прощаться». А здесь опять: «Надо сдаваться». Снова та же эмоциональная краска!» И Леонид ­Иович Гайдай, у которого большие актеры с радостью снимались в маленьких эпизодах, после паузы спросил: «Миша, а что бы вы хотели сыграть?» — «Надо подумать», — важно ответил я. «Тогда до лучших времен», — сказал мне Гайдай и повесил трубку. Это был наш последний с ним разговор. Каца сыграл Джигарханян.

— Интересно, как реагирует ваша жена, когда вы так поступаете?

— Она говорит всегда одно и то же: «Дурак». А кто спорит? (Смеется.)

Теги:  Михаил Светин, Бронислава Проскурнина, семья, фильмография



Нравится Нравится
Загрузка...
Загрузка...
Loading...