Максим Леонидов: «Я обрел покой и никому не завидую»

13 февраля солисту легендарной группы «Секрет» исполнится 55. Каждой пятерке в этой цифре Максим посвятил по концерту — в Москве и в Санкт-Петербурге.

07.02.2017, 12:30

Фото: Андрей Федечко

— Максим, тридцать лет назад вас пригласили на самую крутую передачу того времени — «Музыкальный ринг», где вам впервые пришлось отвечать на неприятные вопросы…

— Сейчас они кажутся такими наивными… Знаете, ведущая программы Тамара Максимова целый год уговаривала нас принять участие в этой передаче. А мы считали, что не готовы к такому судьбоносному эфиру. В то время программу смотрели так же, как «Семнадцать мгновений весны», — всей страной. С абы какой музыкой туда не пойдешь, вот мы и ждали выхода нашей первой пластинки, которую записали на собственные деньги. Заработали на ней целых семьдесят рублей! Остальное ушло в закрома родины.

Знали бы вы, с какими трудностями нам пришлось столкнуться. Если бы не Давид Тухманов, который на худсовете сказал: «Мне все нравится», — неизвестно, чем бы вообще дело кончилось. А так сделали несколько поправок, мы согласно покивали головой… и выпустили старый вариант. После таких встрясок диалог с публикой на «Музыкальном ринге» нас беспокоил меньше всего. Во-первых, нас четверо, а во-вторых, мы были уверены в своей офигительности. Голыми руками таких не возьмешь!


— И все-таки вопросы вас задевали.

— Знаете чем? Непроходимой глупостью. Было даже горько за этих людей. Помню, стоял и думал: «Боже, это же надо быть таким козлом. Сейчас ведь придется на пальцах объяснять матчасть». Почему-то всех особенно беспокоило наличие у нас собственного фан-клуба.


— Первого в стране — это все меняет.

— Сами мы могли запросто обойтись и без него, однако наш директор Сергей Александров считал, что любая культурно-просветительская работа среди молодежи пойдет нам в зачет. Ну и потом, если играть в битлов, так до конца: у любой уважающей себя группы должен быть свой фан-клуб. Город пошел нам навстречу: на Петроградской стороне выделили небольшой клуб с актовым залом, где все и собирались. Мы приезжали туда всего пару раз. Хорошее было дело! Если бы в свое время мне сказали, что в городе есть фан-клуб моей любимой группы, я бы с удовольствием туда пошел пообщаться со своими единомышленниками, обменяться сувенирами. Но всему свое время. Сейчас я даже представить не могу свою встречу с Полом Маккартни, которым я грезил в юношестве. О чем я буду с ним говорить? А он со мной? Перед глазами сразу встает картинка: я приезжаю в Зимбабве, где мне говорят: «Один музыкант очень хочет с вами встретиться». Мы пожмем друг другу руки, похлопаем по плечу и все. Кому это нужно? Нет, всему свое время. В нежном пубертатном периоде люди ищут себе кумиров, предмет для подражания, ролевую маску. Но когда взрослый мужчина бежит за лимузином Пола Маккартни, согласитесь, это странновато.


— В фильме «Как стать звездой» моим партнером стал попугай Вака. Абсолютно тупая птица: я пытался с ним общаться, но ничего не вышло. Фото: Fotodom



— Встречаясь со своими фанатами, чувствовали себя крутыми певцами?

— К тому времени у нас давно было ощущение собственной значимости. Но одно дело — думать о себе как о пупе земли, другое — объективно считать себя очень популярным артистом. Мы же не слепые, видели, что происходит. Признаюсь, я вообще артистов не очень люблю: слишком зацикленные на себе персонажи. У меня тоже был в жизни период, когда я ходил с павлиньим хвостом. Это произошло после «Девочки-виденья». Случались и вещи, за которые теперь стыдно. Хотя я против того, чтобы без конца себя корить.


— Нашелся человек, который поставил вас на место?

 Читайте также 
Максим Леонидов: «Когда Саша на сцене одернула юбку, мама шепнула мне: «И ножки хорошие!»
— Нет, я ведь никогда не был хамом. Скорее, это мое внутреннее ощущение. До сих пор многие говорят, что Леонидов — очень самовлюбленный тип. Но мне кажется, они путают самовлюбленность с чувством собственного достоинства. Это принципиально разные вещи. И потом, нет ничего плохого в том, чтобы любить себя. Кстати, «Секрет» особо никогда не звездил: у нас не было повышенных требований к гримеркам, к гостиницам, к личному транспорту. Да, мы ездили по Питеру на лимузине, но это была игра. В Москве и в провинции мы передвигались на том, что Бог пошлет.


— Где добыли лимузин?

— Арендовали на «Ленфильме». Причем у нас было сразу две машины: «правительственный» лимузин ЗИЛ-114 и автомобиль, на котором, по слухам, возили Хрущева. Но его не очень охотно давали. На гастролях нас селили в люксы, но мы все равно сбивались в одну комнату, например в ванную. Помню, Фоменко лежит в ванне, ест яблоко и читает книжку, тут же, на крышке унитаза, сидит Заблудовский с сигаретой и с гитарой, рядом стоим мы с Лешей Мурашевым. Обсуждаем!


— Спорили до остервенения?

— Мы вообще с Фоменко не можем спорить в силу особенностей наших характеров: это обязательно закончится руганью. Так что предпочитаем держать фитиль подальше от бомбы. (Смеется.)


— Мы вообще с Фоменко не можем спорить: это обязательно заканчивается руганью. Так что предпочитаем держать фитиль подальше от бомбы. Фото: Интерпресс/ТАСС




Теги:  Максим Леонидов, интервью

Комментировать


Нравится Нравится
Загрузка...
Loading...



Комментарии (0)

Ваше имя:

Текст комментария: