Людмила Нильская: я сказала: «Ноги моей в вашем доме больше не будет!»

Чтобы максимально лаконично описать жизнь Людмилы Нильской, достаточно двух слов — «американские горки». На самом деле крутые виражи судьбы актрисы очень схожи с этим аттракционом, где за головокружительным взлетом следует стремительное падение, с ощущением — в бездну, и затем — вдруг, рывком — опять сумасшедший взлет...

12.05.2017, 10:00, Татьяна Зайцева

Людмила Нильская. Фото: Сергей Иванов

— Людмила Валерьевна, нынешний год у вас юбилейный, а юбилей невольно побуждает оглянуться назад, осмыслить пережитое. Вас, как известно, жизнь экзаменовала многими испытаниями. К каким-то основополагающим выводам они привели вас?

— Несомненно. Во-первых, я научилась понимать и прощать как себя, так и других. Постепенно пришло осознание: за ошибки нельзя осуждать. Человек имеет право ошибаться, это нормально. Возможно, все мы здесь для того и оказались, чтобы усвоить какие-то уроки. Во-вторых, мне стало ясно: все, что нам дается, не просто так и надо учиться быть благодарным даже за плохое, потому что и в этом непременно кроется что-то хорошее. В-третьих, мой личный опыт доказал, что после любого испытания, падения, когда кажется, что фортуна отвернулась навсегда, можно подняться и возродиться — для чего нужно просто оттолкнуться от дна и начать выбираться наверх. И наконец, надеяться можно на единственного человека — на себя самого.


С Николаем Ивановым в фильме «Кузнечик» (1978). Фото: Из личного архива Людмилы Нильской


— А что вы считаете «падением» в вашей жизни?

— Ну, как такового падения не было. То, что пришлось пережить, точно не катастрофа — у людей бывает и похуже. Но эмиграцию в США в 1994 году, где я провела почти десять лет, считаю серьезным для себя испытанием. А решилась я на нее, потому что здесь совсем растерялась. Работать по профессии стало трудно, все разваливалось. Я задумалась о будущем сына, которому к моменту нашего отъезда не было еще двух лет. И тут муж начал уговаривать переехать в Америку, где у него жил отец-пенсионер. Сначала я отмахивалась, всерьез даже не рассматривала такую перспективу. Чушь! Чем я там буду заниматься?! Прежде чем окончательно согласиться, я года два думала. Мне показалось, что в стабильной, экономически развитой стране мы обретем счастье, покой и финансовое благополучие... Я ошиблась. Боже, если бы раньше хоть разок мне довелось побывать в США, ни за что не поехала бы туда на ПМЖ.

— Но почему вы так разочаровались — не получилось сделать актерскую карьеру?

— Что вы, о таком я даже не думала, понимала, что это невозможно, абсолютно исключено. Мы с Георгием просто решили перечеркнуть прежнюю жизнь и начать новую, с нуля. Все, что смогли, распродали и отправились в дальний путь с билетами в один конец... Приехали в Денвер, столицу штата Колорадо. Там и стали обустраиваться. Снимали таунхаус, потом в кредит купили дом, но постепенно все разлетелось в пух и прах.


— После роли Ядвиги в фильме «Государственная граница» меня многие спрашивали: «Вы полька?» (1980). Фото: Из личного архива Людмилы Нильской


Деньги, которые привезли с собой, закончились быстро. А небольшое пособие — так называемые подъемные, выдаваемые приезжим — рассчитано только на первое время. Муж открыл автомастерскую. Ради этого мы сожгли последний мост, связывающий нас с домом: продали замечательную двухкомнатную квартиру на Соколе, выделенную мне театром. И эти деньги вложили в затею мужа. Глупейшую — поскольку в ремонте машин он не понимал ничегошеньки. Любить машины еще не значит уметь их ремонтировать.

Я попыталась работать продавщицей в крупном магазине женской одежды. Тоже не выдержала: целая смена на ногах, за все время присесть можно два раза по 15 минут. Я под предлогом собирания одежды ухитрялась пристраиваться на стульчик в примерочной, чтобы хоть на минутку вытянуть отекшие ноги. Если б меня застукали, наверняка донесли бы начальству — там так принято.

Потом я определилась в социальную службу: ухаживала за русскоязычными старушками-эмигрант­ками. Это было не слишком сложно. Ну, пропылесосить у них дома надо было, пыль протереть, продукты купить, приготовить что-то. А кого-то просто повозить по медицинским центрам, по магазинам.  Некоторые клиентки узнавали меня как актрису. Относились по-разному. Одни с сочувствием даже, другие откровенно издевались, демонстрировали свое превосходство.  Один случай особенно сильно врезался в память. Полдня возила бабульку по ее делам, потом привезла домой. Распаковала продукты, все разложила по местам, уборку в доме сделала, после чего поехала к себе. Вдруг от нее звонок: «Люся, вернись срочно!» «Наверняка с ней что-то случилось», — подумала я и метнулась обратно. Влетела в квартиру, с порога спрашиваю: «У вас все в порядке?» Она говорит: «Нет». И приподнимает электрический чайник со словами: «Почему за чайником не протерто?» Я почувствовала себя оплеванной. Но что могла сделать? Сказала только: «Всего наилучшего, больше моей ноги в вашем доме не будет!» Повернулась и ушла.


В роли Лидии Чебоксаровой в фильме «Бешеные деньги». С Александром Михайловым (1981). Фото: Из личного архива Людмилы Нильской


В бизнес мужа, естественно, требовалось постоянно вкладывать дополнительные средства, а вот прибыли мы так и не дождались. Итог: рухнуло все. Полный крах, фиаско! Платить бесконечные налоги, страховки за дом, машину, медицину становилось все тяжелее. Мы перебрались в центр Массачусетса — Бостон. Там жила старшая сестра мужа, которая приютила нас в подвале своего дома. Я чувствовала себя приживалкой — без денег, без перспектив, никому не нужной. Жуткое состояние обреченности и подавленности. И тут еще один, главный, удар: измена мужа...

В поисках заработков Жора начал ездить в Москву. Я ничего не замечала, а потом почувствовала, что муж стал каким-то другим — отстраненным, что ли. Но мысль о его двойной жизни даже в голову не приходила. Оказалось, у него завелась молоденькая барышня, причем связь не сиюминутная. Когда муж сообщил мне об этом, я пережила настоящий шок. Едва придя в себя, сразу же предложила подать на развод. Понимаете, в семейной жизни может случиться всякое, и, как бы ни было неприятно, больно, на разовую супружескую измену закрыть глаза можно. Но простить параллельную, двойную жизнь близкого человека, его ложь — нет, невозможно. Предательство не прощается.

Теги:  Людмила Нильская, интервью

Комментировать (2)


Нравится Нравится
Загрузка...
Loading...



Комментарии (2)

Елена, 16 Мая 2017#

Людочка, спасибо вам ОГРОМНОЕ за роль Галины!!! Успехов, здоровья, любви!
Людочка, спасибо вам ОГРОМНОЕ за роль Галины!!! Успехов, здоровья, любви!

Света, 20 Мая 2017#

Какие всё таки бабы дуры. Выйти замуж за никто и ничто. Пугачевой надо книгу написать " Как женщине уважать себя"
Какие всё таки бабы дуры. Выйти замуж за никто и ничто. Пугачевой надо книгу написать " Как женщине уважать себя"

Ваше имя:

Текст комментария: