Онлайн-журнал о шоу-бизнесе России, новости звезд, кино и телевидения

Любовь Толкалина: «Сниматься в кино вредно для фигуры!»

0

Купальник с хвостом, борьба за красивую фигуру, знакомства на пляже и другие интересные летние темы — в интервью с актрисой Любовью Толкалиной.

— Cамым необычным купальником в моей жизни, наверное, можно считать костюм русалки, в котором я, будучи первокурсницей, сыграла в кино впервые. Это был фильм-сказка «Царевна-лягушка», где я получила сразу две роли — дворянки (невесты старшего сына) и русалки, потому что режиссер узнала, что я синхронистка. Меня загримировали до неузнаваемости, сделали синевато-бледной, прицепили семь килограммов рыжих волос и поместили в сложносочиненный русалочий наряд: на гидрокостюм и моноласту вручную пришивалась сетка, расшитая блестками и металлическими кольцами. Подготовка к съемке заняла четыре часа, и выбраться из этой ловушки самостоятельно, так же как и передвигаться по суше, было невозможно. На руках меня донесли до моря. Море штормило — дело происходило в середине октября в Ялте. Водолаз, который должен был меня страховать, в семибалльные волны входить отказался наотрез. А я — артистка, я не водолаз…

Вопреки здравому смыслу все же решили снимать. Сорок минут меня бултыхало между камнями в десяти-градусном Черном море, пока не уплыл мой парик. После чего мое хвостатое синевато-бледное тело перенесли в вагончик, где Виктор Авилов — он играл Кощея Бессмертного — великодушно грел меня шутками и алкоголем. Костюмеры в это время отдирали от моих онемевших ног русалочий хвост.

Вернувшись в Москву, я попала в больницу. Было обидно, потому что в результате эту сцену переснимали в Московском дельфинарии.


Но русалочий костюм неожиданно вернулся ко мне спустя почти 20 лет! В сценарии киноальманаха «Баку, я люблю тебя!», который продюсировал Егор Кончаловский, была новелла про водолаза, снятая впоследствии режиссером Ильгаром Сафатом. Когда-то я снималась в Баку и очень люблю этот город. Знаю, что с Каспийским морем связано много легенд. Оно — единственное в мире, где всегда жили и продолжают жить русалки. Я рассказала об этом Егору. Ему понравилась идея. Все с радостью решили, что русалку должна сыграть артистка Толкалина. Оператором подводных съемок был Григорий Яблочников, который снимал меня 20 лет назад в «Царевне-лягушке». За это время он женился на художнице по костюмам, той самой, что сшила мне русалочье облачение для моей первой роли. Костюм все эти годы благополучно пролежал у них на даче в гараже. Я растрогалась, когда надела его. Еще и потому, что он оказался мне великоват.

— Про самый необычный купальник выяснили. Теперь давайте поговорим про те, что попроще…

— Начнем с того, что купальник — моя любимая форма одежды! Конечно, я люблю больше цельнокроеные купальники. Наверное, потому, что все детство провела в таких. Я занималась в детском театре на воде «Лотос», где мы участвовали в спектаклях на основе синхронного плавания. Стоит мне надеть цельнокроеный купальник, как в теле сразу же появляется ощущение тонуса и формы, подтянутости. Я регулярно ходила в спортивный магазин за новыми купальниками: от хлорки они быстро теряли цвет и форму. Хороший купальник тогда найти было очень сложно. Сейчас их великое множество. Но мне по-прежнему нравятся спортивные, на широких лямках. Они отлично сидят, и в них удобно плавать.

Любовь Толкалина

— Я люблю цельнокроеные купальники. Стоит надеть такую модель, как в теле сразу же появляется ощущение тонуса и формы, подтянутости! На Любови: купальник — Melissa Odabash/«Эстель Адони». Фото: Наталья Харитонова

— Но они же несексуальные!

— Почему? Очень даже! А если плыть баттерфляем, то вообще ­неважно в чем! Поверьте, этот стиль никого не оставляет равнодушным. (Смеется.) В детстве я 10 лет прозанималась плаванием — без ложной скромности скажу, что плаваю я красиво. Часто становлюсь «событием» и на пляже, и в бассейне.

— Наверное, мужчины подходят, хотят познакомиться?

— Бывает, подходят. Но охотники просто «повисеть на ушах» попадаются редко. Сразу видно, что девушка — спортсменка, а значит, с характером. Чего с глупостями-то приставать!

Любовь Толкалина

— Без ложной скромности скажу, что плаваю я красиво. Часто становлюсь «событием» и на пляже, и в бассейне. На Любови: купальник — I.D. Sarrieri/Estelle Haute Creation. Фото: Наталья Харитонова





— Так сколько в вашем гардеробе купальников и как часто покупаете новые?

— Интересный вопрос. Не знаю, много. Кроме купальников для бассейна, есть еще бикини для пляжа. Вот эти, в отличие от спортивных, должны быть невесомые на тонких завязках, чтобы быстрее слетали. (Смеется.)

— ?!

— Я люблю далеко заплывать и плавать в море голышом. Для этого хороши купальники, где мало ткани и никаких чашечек с push up. Захожу в воду, развязываю бюстик. Пока плаваю, он болтается у меня на поясе. Иногда бывает, что обратно плыву в одних плавках, потому что верх утонул. Поэтому у меня много случайных купальников, купленных в прибрежных магазинах.

— Наверняка, если любите плавать голышом, происходят забавные случаи?



— Я люблю Хорватию и Адриатическое море, особенно холодное, бодрящее. Вода в нем газированная. ­Меня от нее хорошенечко «вставляет», другого слова не подобрать. Несколько лет подряд мы с семьей в августе ездили в местечко Брела. Я просыпалась на рассвете и шла плавать. Один раз я заплыла далеко за буйки. Пока дрейфовала, лиф уплыл. И тут над головой раздается мужской голос, спрашивают по-сербски: «Вы завтракали?» Смотрю: рядом покачивается лодка. В ней — молодой мужчина, вероятно, торговец фруктами. В корзинах — персики, груши, яблоки. Он начал их доставать из корзин, класть в воду и рукой направлять в мою сторону. Я отвечаю: «Не завтракала, но мне некуда положить фрукты, спасибо». А он тогда: «Не выпить ли нам кофе вместе?» Я, решив переменить тему, говорю: «Да ну его, кофе. Расскажите мне лучше про войну (имеются в виду военные действия на территории Юго­славии в 1999 году. — Прим. «ТН»)». Тогда он садится на край лодки, и я вижу, что ног-то у него нет… «Ну, что тебе еще рассказать про войну? Была у меня девушка, такая же красивая, как ты, а теперь ее у меня нет».

Когда я плыла обратно, плакала. Вот такой эпизод.

Любовь Толкалина

— В отличие от спортивных купальников, бикини для пляжа должны быть невесомые и на тонких завязках. На Любови: купальник — Melissa Odabash / «Эстель Адони», пончо laurel. Фото: Наталья Харитонова

— Грустно… Но вернемся к купальникам. Чтобы носить те, что любите вы, желательно иметь хорошую фигуру. У вас она безупречная, а что делать остальным? Как вы считаете, если женщина далека от параметров 90-60-90, стоит ли ей носить на пляже что-то прекрасно крошечное?

— Женщина сама выбирает, в какой форме ей удобно жить. Хочет ли она гнаться за современными стандартами красоты или гармонично ощущает себя в том, что подарено Богом. Для женщины очень важна внутренняя гармония, принятие себя. Честно сказать, с первого взгляда заметно, работает над собой человек или нет. ­Ухоженную ­женщину видно сразу. Вы говорите, мне повезло с фигурой? Форма требует работы. Я стараюсь бегать каждое утро, плаваю, у меня есть свой комплекс упражнений йоги. Если съемки идут без перерыва и выходных, нет сил и настроения заниматься спортом, то я, как и все, начинаю кабанеть. (Смеется.) Вообще, сниматься в кино вредно для фигуры! Баранки, вафли, печеньки — все это поглощается с чаем без меры. Причем со сладким чаем! Я люблю поесть и делаю это по своей спортивной детской привычке вечером. А это криминал! Потому что всем известно, что бока, живот и попины «ушки» — последствия коварного вечернего углевода. Я с ним сражаюсь всю

жизнь. В этом году к 8 Марта на телеканале Моя Планета мы сделали 12 передач под названием «Ускользающая красота». Это был мой первый опыт телеведущей. Мы исследовали все способы приведения себя в форму — от методов тибетской медицины до современных ультразвуковых косметических аппаратов. Эти передачи есть в Сети, из них можно многое узнать о йоге для женщин, различных видах массажа, криокамерах, «ленивом» спорте, пиявках, иголках, обертываниях. Получился своеобразный путеводитель по миру красоты.

А для закоренелых лентяек (смеется) сейчас есть столько купальников, замечательно корректирующих фигуру! Они способны зрительно уменьшить талию, подобрать животик, увеличить грудь. Хотя я предпочитаю немножко над собой поработать. В одном из интервью с Натальей Водяновой я вычитала: «Когда я вижу запустивших себя людей, думаю: если они так относятся к своему телу и к себе, то как же они отнесутся ко мне?»

— Ну да. Вы следите за фигурой, потому что вам положено. Вы — актриса…

— Я — актриса, но я же человек. Как все, люблю спагетти, ризотто, жареную картошку и торт «Наполеон»! И, в принципе, могу себе все это позволить. Полчаса бега — и лишние калории как рукой сняло. Но это дивиденды моего спортивного прошлого. «Клетка форму помнит», как говорят. Три-четыре дня мне вполне хватает для того, чтобы привести тело в идеальное состояние. И потом, я никогда себя не раскармливала, потому что первым поправляется лицо. А это для экрана — табу.

Любовь Толкалина

— Вы думаете, мне просто повезло с фигурой? Такая форма требует работы! На Любови: топ, купальник — всё Melissa Odabash/«Эстель Адони». Фото: Наталья Харитонова



— А как же та трогательная история из вашей с Егором Кончаловским жизни, когда на втором свидании он вас не узнал, настолько сильно вы поправились?

— О да! Было. Тогда я бросила плавание и только поступила во ВГИК. Летние каникулы провела по старинке в деревне и вернулась кровь с молоком, как и полагается. Единственное платье, которое налезло, было то, что сшили мне на выпускной. Но и оно подвело меня. Когда села в машину Егора, платье разошлось по швам. (Смеется.) Было смертельно стыдно.

— Иногда женщина, набрав лишнее, говорит: «Пусть муж меня любит такой, какая есть!»

— А разве жизнь замыкается на любви мужа? Лично мне важно чувствовать, что тело в форме, что нигде ничего лишнего. Стоит наесть бока, я теряю легкость и даже эмоциональную подвижность, а мне это не по душе.

Помню, как в детстве нас, девчонок, бывало, выстраивали перед тренировкой в шеренгу на бортике бассейна, а тренер проходил вдоль, контролируя осанку каждой. Обычно мне доставался шлепок по животу и между лопаток. С тех пор я привыкла держать спину прямо и подтягивать живот. Замечала не раз, как это действует на людей. Идешь, скажем, в толпе, где тебя никто не видит. Но стоит вдохнуть, расправить плечи, устремить подбородок и грудь вперед, подобрать живот — и ты объект внимания десятков глаз.

— Чудесный совет нашим читательницам! Посоветуйте еще, что, к примеру, делать, когда вечером страшно хочется есть?



— Попробовать отвлечь себя. Мне помогает просмотр эмоционального фильма. Если уж совсем невмоготу, я пью молоко. Я девица деревенская, и молоко с хлебом — моя любимая еда с детства.

— Август — сезон отпусков. Вы уже съездили на море отдохнуть?

— У меня на август по графику стоят гастроли в Крыму. И нет лучшего отдыха, чем заниматься любимым делом. Я почти никогда не лежу на пляже. Отпуск нужен для того, чтобы привести себя в форму, а не выйти из нее. Это мое кредо. Я провожу время на пляже, если только срочно требуется прочитать сценарий или просто хочется почитать. Через два дня я обязательно найду все местные музеи, древние развалины, амфитеатры, монастыри, горные тропы или станции виндсерфинга. Я увлекаюсь этим видом спорта уже несколько лет. Он здорово приводит и в тонус, и в форму. Реакция, баланс, адреналин! Виндсерфингом увлекается и моя дочь Маша. Она в восторге от ветра и скорости. А вот плавать не любит. Боится акул и открытой воды.

Вообще с водой не стоит шутить даже суперпрофессионалу — все-таки стихия. Однажды, Маше исполнилось тогда лет десять, мы были на побережье­ Ла-Манша, в английском Брайтоне. Маша училась в летней языковой школе, на выходные мы с друзьями поехали к морю. Были сильные волны, но я решила: да и фиг с ними. С разбегу я нырнула, Маша следом. Это было страшно! Волна, полная мелких камней, ракушек и мусора, перевернула меня два раза вниз головой, как в барабане стиральной машины, и понесла на берег, а потом обратно, ободрав о дно. Я очень испугалась, но думала только об одном: «Где мой ребенок?» С трудом вынырнула, вдохнула. Смотрю: Машка улепетывает в противоположном от моря направлении. «Фу, — думаю, — пронесло, слава Богу!» Стала потихоньку выплывать. Есть специальная схема, по которой нужно выбираться из воды, если море штормит. Ко мне подбежала девушка-спасатель с красным флажком и с криками: «Banned!» («Запрещено!») Я вышла из воды, и находчивая Маша стала поливать меня коньяком из бутылки, потому что меня сильно ободрало и ранки кровоточили. Испугались мы тогда обе.

Любовь Толкалина

— Женщина сама выбирает, в какой форме ей удобно жить. Хочет ли она гнаться за современными стандартами красоты или гармонично ощущает себя в том, что подарено Богом. На Любови: купальник — Melissa Odabash/«Эстель Адони». Фото: Наталья Харитонова

— Сейчас Маше 15 лет. Вам удается деликатно объяснять подростку про пользу спорта или считаете, что это осознанный выбор самого человека — заниматься ему физкультурой или нет?

— Маша совсем не спортивная девочка. Все ее детство я пыталась с этим бороться. Безуспешно. Она занималась и синхронным плаванием, по моим стопам, и хореографией в чудесной школе танцев Гедиминаса Таранды, и акробатикой, и конной выездкой. Потом у Маши случилась травма позвоночника, и спорт вовсе отменился. Осталось только плавание — от бортика до бортика. Но это так скучно. Я очень расстраивалась. Мне сложно было принять, что дочь на меня не похожа. Это тема, над которой и сейчас я размышляю каждый день. В прошлом году Маша ходила на йогу, но тоже бросила. Я участвовала в передаче «Танцы со звездами», увлеклась танцами, познакомилась с лучшими учителями Москвы. Маша отказалась и танцевать. Сейчас у нее есть персональный тренер, который составляет для нее индивидуальные программы, она ходит в тренажерный зал несколько раз в неделю. Она совсем другая. Да и когда ей заниматься спортом? У меня в детстве был только бассейн. У нее — художественная школа, музыкальная, лекции в Музее изобразительных искусств имени Пушкина, французский и английский языки, дополнительная математика… Ох уж эта математика!


— Я знаю, что Мария Михалкова зарекомендовала себя как художник-иллюстратор.

— Это правда. В свет вышло новое издание книги Ларисы Максимовой «Детский лепет» — интервью на философские темы с детьми известных людей. Маша — автор иллюстраций.

— Сейчас у Маши такой возраст — наверное, каблуки, косметика, разные платья? Она растет девочкой-девочкой?

— С недавних пор я решила, что гардероб мы с ней будем делить на двоих. Так я пытаюсь научить дочку бережно относиться к дорогим вещам. Она понимает, что не стоит сразу портить новое платье, так как мама тоже планирует в нем где-то появиться. Я жду, когда в Маше проснется естественное желание хорошо выглядеть, быть опрятной, нарядной, выучиться ходить на каблуках. Я осознаю, что форсирую события, что всему свое время, нужно просто расслабиться. Необходимость — главный учитель в жизни.

Любовь Толкалина

— Я увлекаюсь виндсерфингом. Он здорово приводит в тонус. Реакция, баланс, адреналин! Фото: Наталья Харитонова

— Судя по фотографиям в соцсетях, вам обеим по вкусу длинные платья свободного кроя…

— Длинные платья гораздо сексуальнее купальников. Это моя страсть и слабость. Это вызывающая женственность, тайна и манкость.

— А что по поводу косметики? Маша пользуется вашей?

— На ее 14-летие, прямо к получению паспорта, я организовала для нее мастер-класс по макияжу. Надо сказать, что у Маши все хорошо со вкусом, в отличие от меня в ее возрасте. У меня сохранились первые фотографии на паспорт. Я была жалким созданием с проблемной кожей, со страшной челкой в стиле панк, с жуткими черными стрелками и красными губами. Перед каждым выходом из дома я наносила этот боевой раскрас. А папа, смотря на меня с ужасом, говорил: «Доченька, что же ты увидишь такими грязными глазами?»

— Хороший папа — не давал подзатыльник и не заставлял смывать.



— М-м-м, да. К моему портрету добавлялись еще невероятно кривые зубы и худоба  — из-за нее меня дразнили «карандаш в стакане». И цвет волос! Не забывайте, что от природы я рыжая, в папу. Это сейчас быть рыжей миленько, а в детстве жестоко дразнили. Рыжий — значит, не такой, как все, значит, надо заклевать. И начиналось: «Что я, рыжий что ли, это делать?», «Рыжая — бесстыжая», «Убил дедушку лопатой», «Красный — человек опасный», «По наглой рыжей морде» — в общем, всем известный набор дразнилок из народного фольклора. Сейчас смешно, а тогда мне хотелось плакать и драться.

Все школьные годы я провела с ощущением ущербности, оно преследует меня по сей день. Моя тотальная неуверенность в себе, которую я всю жизнь пытаюсь преодолеть, наверное, связана с этими травмами детства, когда меня принимали за кого-то другого, оценивая формально и совсем не так, как чувствовала я. И сейчас, и всегда я буду стремиться к одному — к обретению внутренней гармонии. Как известно, окружающий нас мир — наше зеркало. И мир внутри значит мир снаружи.

Благодарим бар&ресторан «ROYAL BAR» за помощь в организации съемки


Любовь ТолкалинаЛюбовь Толкалина

Родилась: 16 февраля 1978 года в деревне Михайловка (Рязанская обл.)

Семья: муж — Егор Кончаловский, режиссер; дочь — Мария (15 лет)

Образование: окончила театральный факультет ВГИКа (мастерская Алексея Баталова) в 1999 году

Карьера: служила в Театре Российской армии (1999-2003) и театре «Империя звезд» (2003-2007). Снялась более чем в 60 фильмах и сериалах, среди которых: «Затворник», «Антикиллер», «Игры взрослых девочек», «Матрешки», «Побег», «Талисман любви», «Консервы», «Хроники измены»

Загрузка...