Онлайн-журнал о шоу-бизнесе России, новости звезд, кино и телевидения

Кристоф Вальц: «Я знаю людей, для которых получение «Оскара» становится смыслом жизни»

0

Его называют «самым громким актерским прорывом последнего десятилетия». Двукратный обладатель премии «Оскар», звезда фильмов «Бесславные ублюдки» и «Джанго освобожденный», Кристоф Вальц рассказал «ТН» о том, какой из него получился несносный босс и что он хотел бы передать Андрею Кончаловскому.

В новой комедии «Несносные боссы 2», которая выходит 27 ноября, Кристоф Вальц исполнил роль не самого приятного начальника, с которым приходится столкнуться главным героям. В жизни Кристоф весьма обаятельный человек. Но что его роднит с героем, так это прагматичность, дотошность и манеры хорошо образованного представителя среднего класса. На нем всегда элегантный пиджак и модный галстук, из напитков он обычно выбирает чай с молоком (привычка еще с тех времен, когда актер жил в Лондоне) или газированную воду. За словом в карман не лезет и по любому вопросу имеет собственное мнение. Кристоф встретился с корреспондентом «ТН» в лондонском отеле Corinthia.

— Вы как-то обмолвились, что любой жанр нас чему-то учит. А что скажете о комедии?

— Наверное, она показывает, как мы смешны, когда заняты самими собой и пытаемся быть серьезными.

— Писали, что сначала вы отказались от роли в «Несносных боссах 2», но потом изменили свое решение. В чем причина?


— Я не видел себя частью этой команды. Джейсон Судейкис и Крис Пайн — импровизирующие комедианты. Я же не могу и не люблю импровизировать — меня это подавляет и напрягает. Поэтому сначала я сомневался. Но когда прочитал сценарий, в котором четко прописана моя роль, я убедился, что с задачей, которую ставит режиссер, справлюсь. Я просто играл свою роль, остальные — импровизировали.

— Настоящая слава к вам пришла лишь в 53 года благодаря фильму «Бесславные ублюдки». Каково это — вдруг проснуться знаменитым после 30 лет относительно тихой карьеры?

— Я ответил на этот вопрос пять лет назад. Теперь я просыпаюсь каждый день одинаково знаменитым. Мне нравится осознавать, что я известный актер и занимаюсь любимым делом.

Вальц был театральным актером — играл в труппах Австрии, Германии и Швейцарии, затем, в конце 1970-х, начал сниматься в телесериалах (наши зрители могли его видеть в сериале «Комиссар Рекс»). И если бы не блистательно

исполненная им роль штандартенфюрера СС Ханса Ланды в «Бесславных ублюдках», сегодня мало кто знал бы Вальца за пределами немецкоговорящей Европы.

Сам актер позже рассказывал, что чуть не упустил свою птицу счастья. Когда его агент передал предложение Тарантино сыграть роль нациста, Кристоф даже не стал слушать. «Спасибо, но мне это неинтересно, — сказал тогда Вальц. — Я не хочу быть в Америке вечным фрицем». Однако прочитав сценарий, как и в случае с «Несносными боссами 2», убедился, что игра стоит свеч.

«Ланда — цельный персонаж, в нем множество разнородных черт, но все они гармонично соединены», — говорил Вальц. Кристоф свободно владеет немецким, французским и английским языками. Возможно, именно поэтому Тарантино и выбрал его на роль Ханса — ведь ­немецкий ­офицер разговаривает в фильме на трех языках. Как бы то ни было, эта работа оказалась поворотной в судьбе актера. По мнению многих кинокритиков, Вальц начисто переиграл всех звездных партнеров по фильму, включая Брэда Питта. Он собрал самые престижные призы — приз Каннского кинофестиваля за лучшую мужскую роль, «Оскар» за лучшую мужскую роль второго плана и др. Этот успех называли самым громким актерским прорывом десятилетия. Сейчас актер продолжает сниматься в Голливуде и реализует себя как кинорежиссер и режиссер оперы.

Кадр из фильма Несносные боссы 2

Кадр из фильма Несносные боссы 2. Фото: Caro Premier Film Company



— Кристоф, почему вы стали актером?

— У меня не было особого выбора. (Смеется.) Все мои родные связаны с театром или кино. Дед и бабушка — известные в Вене ­театральные актеры, а мама с папой — художники по костюмам на киностудии.

Если серьезно, то не знаю, как ответить на ваш вопрос. Вот ко мне подходят молодые люди: «Я так хочу быть актером!» Спрашиваю: «Почему?» — «Ну как… я очень это люблю…» — «Что именно?» И тут они теряются.

— Сложно, наверное, любить подъемы в пять утра, съемки в мороз и жару…


— …сидение без работы по пять лет. Но люди идут в эту профессию, отказываясь от стабильного заработка. Почему я решился на это 30 лет назад? Был молодым дураком. А сегодня я осознаю, что нахожусь в немногочисленной группе привилегированных людей, которые могут в нашей индустрии говорить нет. В профессиональном плане я сейчас наслаждаюсь лучшим временем в своей жизни. Хотя мне очень нравилось играть в театре. Особенно в первые годы. Когда я учился в Нью-Йорке, меня распирало от восторга, несмотря на то что приходилось подрабатывать, чтобы сводить концы с концами.

— Вы тогда были официантом в ресторане. Справлялись с этой ролью?

— Работа официантом, кажется, уже включена в курс обучения актерскому мастерству — все студенты прошли через нее.  (Смеется.) Я, кстати, был в ресторане на хорошем счету — ведь я из Вены, где кафе больше, чем людей.

Эта работа многому учит. Например, тому, что можно хорошо обслуживать посетителей, не теряя собственного достоинства и не заискивая. Как объяснить человеку, что крупная сумма счета — результат того, что его компания из пяти человек выпила по три напитка каждый? Спокойно, но настойчиво. Также в актерстве — не нужно быть покорным, по-овечьи следуя за режиссером. Но и часто лезть к нему со своим видением тоже не стоит.

Кристоф Вальц и Квентин Тарантино

С Квентином Тарантино. 2013. Фото: East News

— Знаю, что вас пригласили во Фламандскую оперу, в Антверпен, в качестве режиссера-постановщика оперы «Кавалер розы» Рихарда Штрауса. Вы строгий босс?


— Я не босс! Когда я был маленьким, мы не употребляли этого слова — это американизм. У нас были «вышестоящие», или «шефы». По понятным причинам после Второй мировой войны вышло из употребления слово «фюрер». Это лидер, который ведет тебя к какой-то цели.

Так вот я скорее любящий, понимающий, поддерживающий творческий партнер. А постановку оперы рассматриваю как творческий эксперимент.

— Желаем успеха! Можно сказать, что вы перешли на новый творческий уровень?

— У меня есть любимое выражение: «На каждое время найдется своя пара туфель». Я его прочитал в лондонском обувном магазине John Lobb. Там при входе висит картина, и на ней нарисованы шесть пар обуви: сандалики ребенка, ботинки подростка, потом кроссовки, затем солдатские боты, статусные дорогие туфли и стариковские шлепанцы. Так вот, на мне, наверное, сейчас дорогие туфли. (Смеется.)

Кристоф Вальц с супругой

С женой — художником по костюмам Джудит Хольсте. 2013. Фото: Daily Picture



— В преддверии сезона «Оскара» не могу не спросить вашего мнения о российском режиссере Андрее Кончаловском, который попросил убрать себя из списка номинантов. Он считает, что фильмы на русском языке ничуть не хуже тех, что на английском, и ему кажется несправедливым выделение отдельной категории для «фильмов на иностранном языке».

— А кто сказал, что «Оскар» должен давать оценку всем достижениям мирового кинематографа? Знаете, откуда вообще взялись эти награды? Луис Б. Майер, руководитель киностудии Metro-Goldwyn-Mayer (кстати, выходец

из Российской империи), в 1928 году сказал коллегам: «Февраль в Голливуде — мертвый сезон, тут совершенно нечего делать. Может, устроим что-нибудь такое, чтобы развлечься?»

Понимаете, когда проводят гонки «Формулы 1», никому не приходит в голову сказать: «Простите, но мне кажется, вы должны разрешить и мне прокатиться на мопеде…» Я думаю, Андрей сильно недопонимает суть церемонии.

— Но Канны принимают всех на равных, а «Оскар» слишком американизирован.

— Да, вы правы, «Оскар» именно такой — это же Американская киноакадемия! Даже то, что в «оскаровскую» гонку включают британские фильмы, основано исключительно на схеме распространения: эти картины выходят по обе стороны океана и делят рынок.

Я знаю людей, для которых получение «Оскара» становится смыслом жизни. Не буду называть имен — думаю, они известны всем. Я считаю эту амбицию смехотворной.

Кристоф Вальц с семьей

С женой и младшей дочерью. 2011. Фото: All Over Press

— Прожив в британской столице почти 15 лет, вы покинули ее. Почему? Устали от Лондона?

— Я переехал сюда во время правления Маргарет Тэтчер. Город менялся на моих глазах. Перекраивание финансового рынка было не только культурной и социальной катастрофой — это поменяло даже внешний вид города. В результате я просто уехал. Сейчас делю время между Берлином и Лос-Анджелесом.

— Спасибо за беседу.

— Вам спасибо. Передайте, пожалуйста, Андрею Кончаловскому, что я его люблю и ценю как профессионала.


Кристоф ВальцКристоф Вальц

Родился: 4 октября 1956 года в Вене

Семья: гражданская жена — Джудит Хольсте, художник по костюмам; четверо детей от первого и второго брака

Образование: посещал актерский факультет Венского университета музыки и театра, Институт театра и кино Ли Страсберга в Нью-Йорке

Карьера: играл в сериалах преимущественно детективного жанра, таких как «Телефон полиции — 110», «Инспектор Кресс», «Комиссар Рекс» и др. Снимался в фильмах: «Жизнь за жизнь», «Бесславные ублюдки», «Джанго освобожденный», «Зеленый Шершень», «Резня», «Несносные боссы 2» и др.

Обладатель премий «Оскар», Каннского кинофестиваля, «Золотой глобус», BAFTA

Загрузка...