Онлайн-журнал о шоу-бизнесе России, новости звезд, кино и телевидения

Колин Фаррелл: «Стараюсь не поддаваться страху»

0

Я застала Колина Фаррелла в номере отеля London в Западном Голливуде лежащим на диване. «Можно я буду лежать?» — спросил меня Колин. И пока я отвечала, что да, конечно, и меня это не смущает, Колин встал, но снова завалился набок, однако потом поднялся и облокотился на спинку дивана, хотя голова у него все же немного наклонилась влево — в сторону подушки.

А я хорошо помню, как пять лет назад Колин поразил меня своим бодрым видом на студии Pinewood в Торонто во время нашего полуночного интервью по поводу фильма «Вспомнить все». Я спросила его тогда: «Вы не выглядите усталым, хотя провели на студии более 12 часов, — как это у вас получилось?» И Колин ответил: «Да я же ничего не делал — просто лежал себе на матрасе». Во время полусотни проб, свидетелем которых я была, Колин действительно лежал с закрытыми глазами на матрасе, а Джессика Бил хватала его за голову и кричала: «Wake up!» («Просыпайся!») Я сказала Колину «Wake up!», подражая Джессике. Он засмеялся: «Ну тогда я был еще молодым и проделывал умопомрачительные трюки, а теперь мне 40. И к тому же я сова, а сейчас только девять утра». Однако профессионализм взял вверх, и мы приступили к интервью, посвященному выходу его нового фильма «Фантастические твари и где они обитают».

— Что за волшебника вы играете?

— Грейвз — вроде полицейского-следователя. Сильный маг, очень искусный: он хороший парень, директор службы безопасности Магического конгресса США — сокращенно МАКУСА.­ Кроме того, мой персонаж следит за тем, чтобы граница, разделяющая простых смертных, то есть номаджи, и волшебников, не нарушалась. В его обязанности входит поддержание и защита безопасности всех волшебников в Северной Америке. Если же между номаджи и волшебниками происходят контакты, грозящие перерасти в столкновения, или есть подозрение, что применяется черная магия, то Грейвз расследует подобные случаи.

— Не чувствовали ли вы себя в изоляции, ведь в картине «Фантастические твари…» снималось много британских актеров?



— (Cмеется.) Я не националист. Я ненавижу границы: думаю, они слишком уж однозначны. Я всегда смотрел фильмы о Гарри Поттере и думал: «Как, должно быть, здорово играть в таких картинах!» В них столько ума, достоинства, и они столько людей сделали счастливыми, включая меня. Наш фильм не такой, но все равно в нем показан отдельный мир. Это оригинальный сценарий, написанный Джоан Ролинг, и быть частью такого проекта — большая радость для меня. Когда мне позвонил режиссер Дэвид Йейтс и предложил сыграть Грейвза, я был в восторге. Вы сами имели возможность пообщаться с ним и наверняка поняли, какой это чудесный, добрейший, умнейший человек, обаятельный и влюбленный в свою работу. Сделанные под его руководством последние несколько фильмов имели огромный успех у зрителей, и даже критики хвалили Йейтса, а не ругали. Опыт показывает, что успех фильма невозможно гарантировать, но это не значит, что ты не можешь надеяться на победу.

— Расскажите о своем общении с Джоан Ролинг.

— Так получилось, что я ни разу не встречался с ней. Мой съемочный процесс длился около пяти месяцев, но в кадре я находился только в определенные дни, да и те были как бы вразнобой. Поэтому мне просто не повезло, я не присутствовал на площадке в те дни, когда Джоан приходила туда. Но, поработав над сценарием и получив возможность вдохнуть жизнь в то, что было ею создано, ты чувствуешь, будто встречался с ней.

— Ваша история разворачивается в Нью-Йорке в 1926 году. Чем вам нравится это время?

— Преимущество актерской работы состоит в том, что ты можешь погрузиться в различные миры. Время было действительно интересное, хотя и сложное. Все эти маленькие пирожковые, магазины сигарет и рестораны в духе Джона Стейнбека. На диетах тогда никто не сидел. А от цен на еду просто захватывает дух, потому что стейк стоил где-то пять центов. А ведь это действительно так было. (Смеется.)

— А вы интересуетесь историей?

— Я интересуюсь людьми — нашими современниками и теми, кто жил до нас. Но если сценарий этого требует, я изучаю тот период истории, в котором разворачивается действие фильма.

— В каких фильмах вы любите играть — в масштабных или камерных?

— Я ничего не имею против блокбастеров, меня в них все устраивает. Денег платят больше, а интеллектуальный и эмоциональный уровень обычно ниже, чем в маленьких фильмах. Я не хочу судить большое кино, но что есть, то есть. Снимаюсь и в тех, и в других. Я всегда так делал, даже во времена «Разрыва» и «Дома на краю света», то есть чертову дюжину лет тому назад. Я играл в фильмах разных жанров и различных бюджетов.

— Ваши дети внесли в съемки «Фантастических тварей…» какой-нибудь вклад?

— Один из моих сыновей был на съемочной площадке. Но моих мальчиков не особо интересует процесс съемки и тем более участие в нем — они приходят, чтобы повидаться со мной.

— Вы читаете им книжки?

— Да, мы прочитали много книг, которые они сами выбирали. Еще я придумываю для сыновей разные истории.

— Вы по-прежнему пишете стихи?

— Да, балуюсь ими. Делаю это в свое удовольствие.

— Собираетесь что-то опубликовать?

— Может быть, я соберусь с духом. На обложке будет мое имя, и я оплачу все расходы по изданию. Я был бы счастлив, если бы стал публикуемым поэтом. Тогда я смог бы вычеркнуть этот пункт из списка других вещей, которые сделают нас счастливыми. (Смеется.)

— Но вы уже известный артист! И все равно беспокоитесь о том, чтобы ваше имя было на слуху?

— Думаю, что немного. Я редко где появляюсь. У меня нет «Инстаграма» или своей странички в «Твиттере». Меня не интересуют другие актеры, социальные сети и все такое прочее. Если вам захочется, вы можете застать меня в Starbucks, но ничего более интересного­ я не делаю. Знаю, в шоу-бизнесе важно, чтобы люди не забывали о моем существовании. Мне говорили, что нужно больше общаться, делиться своим мнением. Но я успел стольким поделиться — хватит на всю жизнь. В актерской профессии я уже пятнадцать, нет, двадцать лет и продолжаю сниматься. Более того, я по-прежнему получаю огромное удовольствие от работы. Даже больше, чем раньше.

Фантастические твари и где они обитают, кадр из фильма

С Эдди Редмейном (кадр из фильма «Фантастические твари и где они обитают»). Фото: Jaap Buitendijk/Warner Bros.

— Как изменились ваши отношения со студиями?

— Да никак. У меня есть удачный и неудачный опыт работы с ними. Все зависит от того, про какую студию вы спрашиваете. У них много денег, и они хотят зарабатывать еще больше. Иногда киностудии производят качественный продукт, который приносит им прибыль. А иногда прибыль приносят даже не качественные фильмы.

— А что вы думаете о Голливуде в целом?

— Это очень подвижная система. Как только вы думаете, что выбрали правильный путь, вдруг все меняется. Такие игроки, как Netflix и Amazon, меняют правила игры, руководство студий, агенты и актеры дрожат от страха. Но индустрия выживет, она вырастает, меняется.

— Вы говорили, что сейчас получаете больше удовольствия от актерской игры, чем прежде. Как думаете, с чем это связано?

— Произошла парадоксальная вещь. Я стал меньше беспокоиться о работе, меньше времени ей уделять. Но получаю удовольствие от присутствия на съемочной площадке, от чтения сценария и т. д. Когда я начинал, слишком увлекался процессом, как это случается с 20-летними. Вы оцениваете себя по тому, чем вы в данный момент занима­етесь. При этом постоянно заглядываете в себя и ищете

в самом себе и в своем окружении признание. Теперь я чувствую себя самодостаточным. У меня два сына, друзья, отношения с которыми с годами стали более зрелыми, и любимая работа.

— Вас часто спрашивают, что вы думаете о политике?

— Нет. С близкими друзьями мы говорим о том, что происходит в политической и социальной сферах, о тех ужасах, которые творятся в мире. Стараемся не забывать и о том, что есть что-то хорошее. Я просто живу своей жизнью, смотрю фильмы, воспитываю детей, немножко читаю, немножко музицирую и много хожу пешком.

— Вы сказали, что вам нравится выбирать роли, которые вы не играли раньше. Но легко ли это делать сейчас в Голливуде?

— До недавнего времени мне предлагали в основном роли в боевиках. Наверное, потому что в начале карьеры я много работал в этом жанре, а если уж ты в чем-то преуспел, то тебе обязательно будут предлагать нечто похожее. Однако сейчас я снимаюсь в фильмах совершенно разных жанров. Так уж вышло, что последние пару лет меня больше привлекали не главные, а второстепенные роли.

— На какие категории вы разделяете людей в реальной жизни?

— В реальной жизни часть моих друзей — гении, а другая часть — просто тупые. (Смеется.) Нет, на самом деле все мои друзья в какой-то степени гениальны.

— Я думаю, что вы намного гениальнее других людей, судя по вашей игре, пониманию себя и окружающих и умению это объяснить. Вы сами тоже так считаете?

— Нет, я считаю, что мне были предоставлены великолепные возможности, и я ими воспользовался, вот и все. Не буду говорить о религии или роли случая, но даже с точки зрения науки, даже если мы возьмем молекулярный уровень, мы увидим, что источником наших способностей являются гены, а вовсе не мы сами. Да, я знаю, что у нас свобода выбора и прочее и что наш выбор определяет нашу жизнь. Но ведь наш выбор тоже зависит от наших врожденных способностей. Утверждать, что кто-то гениальнее потому, что он актер, — значит пустить пыль в глаза. Мы все должны понять свое предназначение. Вы — свое, я — свое, а парень, который варит сейчас кофе, — свое. У всех одна цель.

— Какая, по-вашему, у нас цель?

— Стараться не поддаваться страху. То, что происходит вокруг, — это ужасно. И не скрою, что иногда мне становится страшно. Нет, я не живу в постоянном страхе, потому что, видит Бог, мы все каждую минуту рискуем умереть. Тому есть множество очевидных и случайных, абсурдных причин. Смерть одного человека — это трагедия, но мы видим, как погибает большое количество невинных людей, причем они ­умирают жутким образом. Их убивают демонстративно, в общественных местах. Я думаю, что страх, который вошел в нашу жизнь, — вещь объяснимая, но иррациональная. Поэтому я стараюсь не поддаваться ему. Но пару недель назад я был

в кинотеатре, и вдруг что-то бабахнуло — сработала сигнализация. Я подпрыгнул, как будто меня ужалили. А ведь какие-нибудь пять лет назад я бы так не реагировал. Я не живу в страхе, но в тот момент мое бессознательное взяло вверх. Для многих из нас мир сильно изменился. Он уже не кажется таким безопасным, как когда-то. Поэтому вполне понятно, что нам бывает страшно, что мы переживаем и волнуемся. Если что-то где-то происходит, а вам необходимо по каким-то делам туда ехать, то не стоит слушать «умников», которые говорят, мол, не поддавайтесь страхам, не позволяйте им себя запугать и т. д. При подобных обстоятельствах вполне естественно испугаться и остаться дома. То, что происходит в мире, — это попытка похитить у нас наши сердца, нашу совесть, наши свободы, на которые все живущие на этой планете имеют право. Если им удастся это сделать, то это, конечно, не смерть, но по своим последствиям — катастрофа. Нужно стараться не поддаваться страху.

— Фильм «Фантастические твари и где они обитают» еще и об аутсайдерах. Вы считаете себя аутсайдером?

— Нет, не считаю. Хотя я редко куда-то хожу. (Смеется.) Не люблю клубы, вечеринки. Мне просто не хочется туда идти. Ну, порой я куда-нибудь выезжаю.

— А вам нравится Колин Фаррелл?

— Мы с ним ладим. У нас бывают черные и белые полосы, но это как у всех. (Смеется.)

— Каким персонажам в фильме вы симпатизируете больше всего?

— Мне нравится свой собственный персонаж, потому что я долгое время был в его шкуре. Правда, я не видел фильм. Когда увижу, тогда пойму, кто мне еще интересен и кому я сочувствую.


Колин Фаррелл

Полное имя: Колин Джеймс Фаррелл

Родился: 31 мая 1976 года в Дублине

Семья: отец — Имон Фаррелл, футболист; мать — Рита Фаррелл, домохозяйка; сестры — Клодин, Кэтрин; брат — Имон; сын от канадской модели Ким Борденейв — Джеймс Падрейг (13 лет); сын от польской актрисы Алиции Бахледы — Генри Тадеуш (7 лет)

Образование: посещал школу актерского мастерства в Дублине

Карьера: с 1996 года снимался в кино, на телевидении. Роль Александра Македонского в фильме Оливера Стоуна «Александр» сделала его знаменитым. Снялся более чем в 50 фильмах и сериалах, среди которых: «Страна тигров», «Война Харта», «Особое мнение»

Загрузка...