Хелен Миррен и Уилл Смит: «Когда испытываешь боль, нет ничего мучительнее времени»

15 декабря в российский прокат вышла картина «Призрачная красота» — трогательный фильм о любви, утратах и ценности времени. Мы решили поговорить с актерами Уиллом Смитом и Хелен Миррен. Он играет отца, потерявшего дочь. Она исполнила роль Смерти.

16.12.2016, 13:45, Жанна Присяжная

Кадр из фильма «Призрачная красота». Фото: Пресс-служба «Warner Bros.»

Уилл Смит
Уилл Смит
Биография Фото
Хелен Миррен
Хелен Миррен
Биография Фото
В фильме «Призрачная красота» речь идет об успешном бизнесмене, потерявшем ребенка и утратившем смысл жизни. Его мучают философские вопросы о любви и смерти. Не в силах справиться с болью, он обращается к Вселенной. В картине звездный состав: кроме Уилла Смита и Хелен Миррен, заняты Эдвард Нортон, Кейт Уинслет, Майкл Пенья и Кира Найтли. К слову, Кира полтора года назад стала мамой, поэтому она отказывалась от всех съемок. Но, когда к ней попал сценарий «Призрачной красоты», сделала исключение, сказав, что давно не испытывала подобных чувств от чтения материала.


— Хелен, вчера весь кинотеатр плакал в голос при просмотре фильма, но люди и смеялись от души! В этой грустной истории, как ни странно, именно ваш персонаж — Смерть — практически единственное светлое, легкое, комичное существо… Как такое возможно?

— Поскольку в этой картине мне выпала роль воплощать Смерть, я просто попыталась вдохнуть жизнь в Смерть — вот и все! Вышло у меня смешно или нет, судить вам.

Поначалу мы долго обсуждали с продюсером Дэвидом Франкелом, как преподнести эту героиню. Сценарист Аллан Лоб видел ее как актрису из Нью-Йорка. А я на собственном опыте знаю, каково это — быть актрисой из Нижнего Ист-Сайда, я ведь начала свою карьеру в театре, была полностью в него погружена. Если бы мне не повезло, если бы ко мне не пришла популярность и успех, я была бы совсем как моя героиня Бриджит (Смерть изначально предстает в лице пожилой женщины по имени Бриджит. — Прим. «ТН»). Повторила бы ее жизненный путь: играла бы на подмостках небольшого театра и любой ценой старалась бы найти деньги на новую постановку!


Хелен Миррен с мужем Тейлором Хэкфордом (Сен-Дени, Франция, 2016). Фото: Gettyimages.ru



— Уилл, Хелен, а почему вы взялись за такие роли? Ведь согласиться сыграть Смерть или потерявшего ребенка отца, скажем так, решение не из легких…

Хелен: Меня привлекла история, она оригинальная — я никогда не читала ничего подобного. Сама концепция «Призрачной красоты» мне понравилась: каждый по-своему понимает, что такое любовь, ускользающее время или смерть, но это самые главные понятия, которые сопровождают человека на протяжении всей его жизни.

Уилл: Когда я впервые прочитал сценарий, сразу почувствовал… рождественское настроение, которое дарили нам классические голливудские фильмы. Там жизнь замечательна, наполнена магией, а каждое событие — урок. Все эти «ингредиенты» есть и в «Призрачной красоте». Но в этой истории также много реального, тяжелого. У меня в жизни был период, когда я гнался за воплощением своей мечты — делал карьеру. Поэтому мне
 Читайте также 
Хелен Миррен: «Сыграю Екатерину Великую, но только у русского режиссера!»
импонирует мой герой Говард. Руководствовался он только разумом, все у него было продумано, весь мир лежал у его ног. Но потом мы видим, как жизнь Говарда меняется: он теряет дочь — происходит внутренний перелом. Говард смирился с тем, что ему предстоит пройти через определенное количество потерь, боли и страдания для того, чтобы очиститься и вырасти. Боль и духовный рост взаимосвязаны.

Хелен: Да, Говард в определенном смысле бросает вызов Смерти, спорит с ней, злится. Очевидно, что этот человек испытывает невыносимую боль, он потерял свой путь, хватку и не знает, как жить дальше после той ужасной душевной травмы, которую получил.

Уилл: Мне кажется, что мой герой осознал: то, чего он хотел от жизни, находилось по другую сторону тяжелых испытаний. Процитирую философа и поэта Халиля Джибрана: «Наша боль — это нож, вырезающий полость для того, чтобы вместить в нас больше любви». Эта идея очень близка мне, и мне кажется, в этом и заключается призрачная красота. Для познания глубин любви необходимо познать определенное количество страдания.


Уилл Смит с женой Джадой на церемонии вручения премии «Оскар» (Лос-Анджелес, 2 марта 2014). Фото: Gettyimages.ru



— Уилл, как вы думаете, фильм изменил ваше отношение к смерти?

— Смириться с потерей близкого человека — одно из самых тяжелых испытаний в жизни. Во время съемок моему отцу был поставлен диагноз «рак». Через шесть недель после этого — 7 ноября 2016 года — он скончался. Такое роковое стечение обстоятельств помогло мне и как человеку, и как актеру. Когда я готовился к роли, начал изучать эзотерические и религиозные теории и практики, пытаясь найти ответ на вопрос: как мы можем пережить боль утраты? «Тибетская книга мертвых» и труды американского психолога Элизабет Кюблер-Росс позволили мне осознать многое, например скоротечность и непостоянство жизни. Я так и переключался между своими переживаниями и тем, что испытывает Говард. Пока отец был жив, я делился новыми знаниями и мыслями с ним — это помогло нам пережить процесс его ухода вместе и в итоге изменило меня раз и навсегда. Надеюсь, что зрители увидят все переживания, которые испытал не только мой герой, но и я сам.

Едва мы начали работать над фильмом, как я принял решение, что Говард будет буддистом — режиссер даже добавил кадр с изображением Будды: мой герой пишет письма Смерти, Любви и Времени.

Вы знаете о практике создания мандал? Когда монахи рисуют песком мандалу по 12-14 часов, работая над каждой деталью, а потом встают, смотрят на нее 60 секунд и стирают одним взмахом руки — просто уничтожают ее! Потрясающее произведение искусства, над которым работали часами. Это практика принятия непостоянства всего сущего как данности. Именно с такими мыслями я подошел к воплощению сцен с домино, в которых Говард создает немыслимо красивые лабиринты из костяшек, а потом роняет одну, встает — и без оглядки уходит, оставляя красоту падения костяшек домино пустоте.


Уилл Смит с детьми от второго брака Джейденом и Уиллоу, женой Джадой и сыном от первого брака Треем на премьере фильма «После нашей эры» (Нью-Йорк, 2013). Фото: Gettyimages.ru



— Говард обращается в своих письмах к трем абстракциям — Времени, Любви и Смерти. А какой из этих трех «фигур» вы сами боитесь больше всего? Что может принести боль?

Уилл: Смерть, если она будет одета как Хелен Миррен!

Хелен: Время. Мне кажется, когда ты испытываешь боль, нет ничего мучительнее времени…
 Читайте также 
Уилл Смит: «Вспоминаю себя в возрасте сына и поражаюсь - он совсем другой»

Уилл: Честно говоря, для меня самым больным местом всегда была любовь — ничто в этой жизни не приносит мне больше боли!

Хелен: Ты серьезно?

Уилл: Да, даже смерть моего отца… Даже ее я рассматриваю как боль от любви. Я помню, как смотрел в это страшное время на своего сына Джейдена и повторял ему: «Ты недостаточно меня любишь!» Постоянно говорил: «А что если я умру? Мы должны как можно больше времени проводить вместе!» Знаете, само желание быть любимыми, жажда любви гораздо больнее самой большой потери на свете.


— Как странно! Но любовь же прекрасна! А какие моменты в жизни изменили вас?

— Самые важные моменты в моей жизни связаны с любовью. Я безнадежный романтик! Моя жизнь перевернулась, когда у меня родилась дочь Уиллоу. Я держал ее на руках, рядом был сын Джейден — меня буквально пронизывали разряды любви. Это был самый спокойный, чистый и счастливый день в моей жизни, я чувствовал себя таким защищенным и беззаботным… Мне кажется, что на уровне подсознания я до сих пор каждый день гонюсь именно за этим ощущением покоя и защищенности.

И еще один такой момент был, когда весь актерский состав увидел Хелен Миррен в картине «Эскалибур»! (Смеется.)


В картине «Призрачная красота» Хелен Миррен предстает перед зрителями как актриса небольшого театра, которая соглашается за гонорар сыграть Смерть. Рабочий момент съемок. Фото: Пресс-служба «Warner Bros.»



Хелен: Я так рада, что вы не сказали «Калигула»…


— Уилл, неудивительно, что вам так хорошо удаются роли отца — один фильм «В погоне за счастьем» чего стоит!

— Я актер, и мой рабочий набор инструментов — личный опыт. Уиллоу недавно исполнилось 16 лет, она мой самый младший ребенок. Несколько дней назад наблюдал следующую картину: моя дочурка уезжала от меня на своем собственном автомобиле, со своими собственными водительскими правами.­ «Отпустив» ее, теперь я точно готов к более уникальным и глубоким ролям родителей на большом экране. Знаете, я и сам расту. Прошло 30 лет с тех пор, как я появился в Голливуде — я работаю там с 1996 года. Тогда в моем репертуаре были живые и спонтанные роли. Конечно, я стараюсь сохранить эти качества в своей актерской игре, но и добавить глубины, и использовать многоуровневый подход в работе!


— Уилл, знаю, вы занимаетесь музыкой — какие у вас планы?

— Да я всегда в процессе записи. Я думаю, что на данный момент у меня уже 60 треков — с кем я только не был в студии! Очень трудно записать музыку, которая передаст именно то, что на уме и на сердце. Пока что я не нашел выхода на музыкальную арену, но кто ищет — тот всегда найдет! А я не останавливаю поиски!


— Мы говорим накануне новогодних праздников. Скажите, а какая песня отвечает праздничному настроению?

— (Поет) «I Really Can't Stay. — But, Baby, It's Cold Outside…» Хит Эллы Фитцджеральд и Луи Армстронга. Я каждый раз перед праздниками твержу Джейдену: «Надо записать нашу семейную версию этой песни и отправить родственникам — как рождественскую открытку!»


Теги:  Хелен Миррен, Уилл Смит, Призрачная красота, интервью

Комментировать


Нравится Нравится
Загрузка...
Loading...



Комментарии (0)

Ваше имя:

Текст комментария: