Онлайн-журнал о шоу-бизнесе России, новости звезд, кино и телевидения

Харрисон Форд: «Если я прожил день, не умер и ничего себе не сломал — уже здорово!»

0

В долгожданной картине «Звездные войны: Пробуждение силы», выходящей на экраны 17 декабря, космический ковбой Хан Соло снова бороздит неспокойные просторы Галактики. Исполнитель этой роли Харрисон Форд рассказал нам о секретах успешного брака и о главной страсти своей жизни — не к девушкам, а к самолетам!

В новом фильме режиссера Джей Джей Абрамса события разворачиваются спустя 30 лет после гибели Дарта Вейдера и Императора. Очередной угрозой миру в Галактике становится государственное образование Новый Порядок, которым руководит злодей Сноук. Хан Соло, его бессменный помощник Чубакка и принцесса Лея приходят на помощь молодым повстанцам: бывшему пилоту Нового Порядка Финну и его подруге, отчаянной бунтарке Рей. Киностудия и режиссер немало понервничали от осознания ответственности перед ожиданиями публики и решили до премьеры не показывать фильм

практически никому. Хотя для некоторых счастливчиков все-таки было сделано исключение. Среди них оказался и Форд, у которого я пытаюсь узнать о секретах самой ожидаемой картины года во время нашей встречи в Лос-Анджелесе.

— Во-первых, я хочу, чтобы вы все увидели сами. Не стану портить вам впечатление, — отмахивается актер. — Но клянусь — вы не будете разочарованы!

— Ваш герой Хан Соло переживает много потрясений?

— Да. У него интересная драматическая линия. Я и Кэрри Фишер (исполнительница роли принцессы Леи. — Прим. «ТН») не просто узнаваемые лица с рекламных плакатов. У наших героев есть возможность помочь Галактике!

— Как насчет спецэффектов?



— Абрамсу принадлежит столько ноу-хау в этом проекте! Он как ученый, заведующий тайной лабораторией! Например, на площадке с нами снималась Люпита Нионго, но ее персонаж был дорисован с помощью технологии motion capture. Она играла с двумя камерами, прикрепленными к голове. Изображение ее героини есть на постере, но никто даже не может узнать в ней Люпиту!

— Вы легко сработались с новым актерским составом?

— Да. Все они замечательные ребята. Особенно много я работал с Джоном Бойегой, играющим Финна. Он тот еще фрукт, кстати…



У Хана Соло и его спутника Чубакки есть возможность помочь Галактике. Кадр из фильма «Звездные войны: Пробуждение силы»

— Джон рассказал мне, что вы теперь с ним лучшие друзья!

— Ха! Слушайте больше! Близкую дружбу со мной так легко не заработаешь. Джон хвастун… Хотя в Лондоне (съемки проходили на британской студии Pinewood. — Прим. «ТН») он водил меня в ресторан нигерийской кухни. Я попробовал рыбу, очень вкусную. Бойега оплатил счет, за что спасибо ему, конечно! Ресторан, правда, был не самый дорогой в городе.

— Можно сравнить режиссерское мастерство Джорджа Лукаса и Джей Джей Абрамса?



— Я бы в принципе не стал этого делать. Все равно что разбираться, какой фрукт лучше — яблоко или апельсин. Оба хороши. Могу сказать, что у них общего — они хорошо управляют огромной группой людей, превращают их в послушных и работящих солдат.

— Вы хотите сказать, что из них получились бы хорошие военачальники?

— Полководцев судят по тому, выиграли они войну или нет. То же самое с режиссерами — картина получилась успешной или провалилась.



— Говорят, вы не верили в успех первого фильма звездной саги.

— У меня нет коммерческого нюха. В середине 1970-х наша съемочная группа в Англии смотрелась экзотично. Даже местные осветители и операторы не могли толком понять, в чем сюжет. Но я очень хотел получить ту работу, потому что был молодым, не слишком успешным актером. У меня уже были дети, надо было кормить семью.

— Вы, кажется, тогда подрабатывали плотником?

— Да, простым плотником, как Иисус. Но эта работа помогла мне получить первую роль в кино. У меня появился заказ установить дверь в офисе Фрэнсиса Форда Копполы в Сан-Франциско. Пока я молотил по гвоздю, Коппола подошел ко мне и спросил: «Хочешь сняться у меня в кино «Апокалипсис сегодня»? Я подумал и сказал: «Хорошо. Только можно сначала закончу с дверью?»

— И после этого фильма вы уже открывали двери в офисы других режиссеров ногой?

— Роль у Копполы была мизерная, она мало что дала. Но Фрэнсис познакомил меня с молодым режиссером Джорджем Лукасом, у которого я снялся в его ранней картине «Американские граффити». «Звездных войн» тогда даже в планах Лукаса не было!


Как ни странно, получить роль Хана Соло… тоже помогло искусство плотника. Режиссер перед съемками «Звездных войн» решил, что не будет снимать актеров, с которыми уже работал ранее. Его агент по кастингу все-таки вспомнил роль Форда в «Американских граффити» и пошел на хитрость — пригласил Харрисона «чинить крышу» в павильоне, где проходили пробы. Конечно, он «случайно» столкнулся с Лукасом, и агент уговорил заодно попробовать и Форда. На роль Хана Соло также претендовали Курт Расселл и Кристофер Уокен, но Форд оказался смешнее и обаятельнее. ­Лукасу понравилось, что Харрисон легко мог играть и хитрость, и вредность. Такие черты делали Хана Соло человечным. Впоследствии, посмотрев фильм, в этом герое смогли себя узнать миллионы молодых парней по всему миру.

— В Британии в последней переписи населения был вопрос о религиозной принадлежности. Четыреста тысяч человек указали в графе «джедай», что официально сделало «конфессию» четвертой по популярности в стране. Что вы могли бы сказать всем «адептам», которые с нетерпением ждут премьеры вашего кино?

— Надеюсь, все «джедаи» не будут разочарованы нашей историей о битве добра и зла, это ведь есть в учении любой религии. Я лично по религиозным убеждениям «демократ». У меня есть какая-то невероятная вера в то, что нужно и можно давать свободу всем и во всем. Главное, чтобы свобода оставалась в пределах уголовного кодекса.

— Правда, что после первого фильма вы так невзлюбили своего героя, что уговаривали Джорджа Лукаса «убить» его?

— Было дело. Понимаете, Хан Соло не стал бы моим другом в реальной жизни. Он может схитрить, обмануть, обращает внимание на личную выгоду и часто ставит ее выше морального долга. Я бы лучше сходил на ужин с Индианой Джонсом, чем с ним.

— Раз уж вы вспомнили Индиану… Мне все детство не давала покоя сцена в фильме «Индиана Джонс и Храм судьбы». Там ваш герой по­падает на прием к индийскому правителю, где его угощают деликатесами: охлажденными мозгами обезьян и змейками. Как все было снято?

— Обезьяньи головы были бутафорские. А вот змейки — настоящие, но ни одно животное на съемках не пострадало!

— Так змей проглатывал индус, отчего Индиане стало плохо…

— Он их выплевывал, бедный парень-актер! Дубль за дублем… Мне не пришлось играть отвращение!


Чем поражает Форд при знакомстве, так это простотой в общении. Он открывает перед журналистом дверь в зал и предлагает пройти первым. От комплиментов насчет красивого интерьера с цветами, который ему предоставила киностудия, отмахивается: «­Заставили все белыми и розовыми орхидеями… Я им кто, Анжелина Джоли?! Что будете пить, кстати?» Он здоровается с обслугой, терпеливо фотографируется с проходящими мимо охранниками (у него самого нет телохранителей) и ведет себя как простой американец, а не как голливудская звезда.

— Скажите, ради чего вы изначально пришли в кинематограф? Вас манил Голливуд, вы были увлечены киногероями?

— Как ни странно, нет. Сегодня я встречаю поклонников, которые знают о кино в сто раз больше, чем я сам. Всему виной мое участие в школьном драмкружке. Тогда я открыл для себя невероятную возможность — рассказывать истории.

— Вы были заметным ребенком, из тех, кто участвует во всех утренниках и находится в центре внимания?

— Что вы! Во-первых, я по натуре интроверт. Соответственно, я был очень тихим и незаметным мальчиком, стеснялся лишний раз поднять руку в классе или, не дай Бог, выйти к доске. Когда задирались другие мальчишки, мне нечем было ответить. Драться я не любил и молча убегал. Зато выходить на сцену с прописанными заранее словами для меня оказалось находкой. Я выходил, сиял, а потом, за кулисами, снова становился стеснительным Харрисоном. Когда я окончил школу, понял, что не очень люблю работать руками, с инструментами. Это было не мое, понимаете?

Харрисон Форд с супругой

— Счастье — странное понятие. Бог его знает, что оно в себя включает. Жить надо так, чтобы не было времени задуматься: «А счастлив ли я?» С женой на 86-й церемонии вручения премии «Оскар» (Лос-Анджелес, 2014). Фото: PA Wire/Press Association Images / ТАСС

— Как же вы стали плотником?

— Отец научил в детстве, но это неважно! Так вот, я решил, что не хочу искать настоящую работу, а подамся в актеры. Пока что дела идут неплохо.



— Как же вы, интроверт, справляетесь со славой, в лучах которой вам пришлось прожить большую часть жизни? Вы на публике тоже играете роль, надевая маску «знаменитого актера Харрисона Форда»?



— Нет у меня никаких масок, одно лицо, и то все в шрамах. Во-первых, не обязательно быть сволочью — если фанаты подходят и задают вопросы, я на них спокойно отвечаю. Во-вторых, у меня есть принцип наслаждаться сегодняшним днем и не мыслить глобально. Например, у меня спрашивают, испытываю ли я ностальгические чувства по Индиане Джонсу или ранним фильмам «Звездных войн», а мне нечего ответить — ностальгия не включена в мой эмоциональный набор. Я прожил день хорошо, не умер, ничего не сломал — уже здорово! Такой подход помогает интроверту двигаться по жизни — маленькими шажками.

— Могу отметить, что в ваши 73 года вы в отменной физической форме. Активно занимаетесь спортом?

— В последнее время в основном на тренажерах или бегаю. Иногда бываю в спортзале у сына Уилларда в Лос-Анджелесе, но там в основном преподают единоборства. Я занимался некоторое время джиу-джитсу, пока не надоело.

— Вы также летаете на самолетах, причем в кресле пилота…

— Меня захватывает необыкновенное чувство, когда поднимаю огромную тяжелую машину в небо и полностью отвечаю за нее. Здесь есть что-то мужское, настоящее, и это моя многолетняя и непроходящая страсть.

Такая страсть чуть не стоила актеру жизни, причем не один раз. Последняя авиакатастрофа произошла в марте 2015 года.

— Что же случилось с самолетом?

— Я его сломал.

— Ну как же так, мистер Форд, вы полетели на старой винтажной машине, на нее смотреть страшно…

— Да ладно вам, совсем не страшно! Но я предпочел бы, конечно, приземлиться спокойно в аэропорту, а не в поле, с переломом правого колена, ушибами головы и порванной брюшной стенкой.

Форд целый месяц провел в больнице, куда к нему ежедневно ­приезжала жена, актриса Калиста Флокхарт (звезда сериала «Элли Макбил»). Они вместе уже 13 лет. В первый раз он женился в далеком 1964 году, а развелся в 1979-м. Второй брак, со сценаристом Мелиссой Мэтисон, продлился 18 лет. Те отношения распадались долго и мучительно, виной чему отчасти было нежелание Форда платить отступные. Последней каплей, переполнившей чашу терпения Мелиссы, стали фотографии с вечеринки в нью-йоркском баре, где ее пока еще муж развлекался в обществе актрисы Лары Флинн Бойл, бывшей подруги

Джека Николсона. После чего последовало заявление в суд. Долгожданная свобода обошлась Харрисону недешево: он выплатил $90 млн. Встреча с Калистой Флокхарт произошла на церемонии вручения премии «Золотой глобус» в 2002 году, причем первый шаг к отношениям сделала именно девушка. Калиста не растерялась — проходя мимо Харрисона, державшего в руках бокал вина, «неудачно» повернулась и опрокинула напиток на себя. Форд, как джентльмен, бросился извиняться и предложил помочь высушить платье. То, что звучит как сюжет для романтической мелодрамы, стало историей их любви — Калиста и Харрисон начали встречаться, а затем поженились в 2010 году, после восьми лет, проведенных вместе. Церемония бракосочетания была скромной.

— После крушения Калиста, конечно, переживала больше, чем я сам, — вспоминает актер. — Но на мне все быстро заживает, внимание близких тоже помогло. Хотя в самолет, когда я за штурвалом, она не садится.

Харрисон Форд с семьей

Калиста Флокхарт и Харрисон Форд поженились в 2010 году. Они воспитывают сына Лиама. Фото: East News

— У вас самого не появилось страха полетов?

— Ничего подобного. У меня большой авиапарк, есть вертолет — я его предоставляю для спасательных операций в округе.

— Сами пилотируете?

— Иногда безвозмездно предоставляю в аренду, иногда летаю сам. Однажды мы искали парня, который заблудился в степи. Он был обезвожен и обморожен. Его подобрали, напоили водой, и уже в вертолете беднягу вырвало. Тогда я обернулся из кресла пилота и спосил: «Ну что, полегчало?» Парень подумал, что у него начались галлюцинации. Потом прислал открытку с извинениями.

— У вас есть дети от предыдущих браков. С Калистой вы вместе воспитываете 14-летнего приемного сына Лиама и, кажется, счастливы… Или это только впечатление со стороны?

— Счастье — странное понятие. Бог его знает, что оно в себя включает. Жить надо так, чтобы не было времени задуматься: «А счастлив ли я?» Если вы хотите, чтобы я дал совет, как наслаждаться жизнью, скажу так: живите сегодняшним днем, не переживайте о будущем и уделяйте внимание тем, кто уделяет его вам. Остальное приложится!


Харрисон ФордХаррисон Форд

Родился: 13 июля 1942 года в Чикаго

Семья: жена — Калиста Флокхарт, актриса; дети — Бенжамин (48 лет), Уиллард (46 лет), Малкольм (28 лет), Джорджия (24 года), Лиам (14 лет)

Карьера: снялся более чем в 60 фильмах, среди которых: «Звездные войны», «Индиана Джонс», «Прямая и явная угроза», «Самолет президента», «Презумпция невиновности», «Шесть дней, семь ночей», «Доброе утро»

Загрузка...