Онлайн-журнал о шоу-бизнесе России, новости звезд, кино и телевидения

Юлия АУГ: я с радостью нарушаю правила

0

Видеосервис START представил премьеру многосерийной мистической драмы «Пассажиры» режиссера Карена Оганесяна. Одну из главных ролей в сериале о водителе необычного такси (его сыграл Кирилл Кяро), которому пассажиры открывают душу, исполнила Юлия Ауг. О новой героине, своих жизненных правилах, отношениях с дочерью актрисой и собственных судьбоносных встречах Юлия рассказала «Теленеделе».

—  Расскажите, чем вам будут памятны съемки в проекте «Пассажиры»?

— Бывают такие проекты, где любовь случается с первого приезда на площадку. Начнем с того, что мне сразу очень понравился сценарий, а потом уже на площадке понравилась сама атмосфера. С большим удовольствием встретилась в кадре с Кириллом Кяро, с которым мы очень давно знакомы – мы оба из Эстонии. Кирилл замечательный человек,  удивительный, тонкий, чуткий партнер и я очень его люблю. Так же не могу не сказать, что мне очень понравилось работать с режиссером Кареном Оганесяном. Он невероятно точный, и работать с ним как-то очень просто и легко, Карен всегда дает предельно понятные задания. Я понимаю, что сплошные восхитительные эпитеты выглядят довольно странно, и я выгляжу, возможно, как какая-то восторженная идиотка. А на самом деле, все это истинная правда! Сам по себе проект очень необычный, новый формат для России – короткие новеллы, локальные истории внутри которых раскрывается и судьба и персонаж. У тебя нет возможности спрятаться за аттракцион, оказаться в невероятных пространствах и развлекать этим зрителя. Нет, у тебя есть только салон такси, и внимание зрителя зависит только от тебя, как от актера. В общем, все было невероятно круто, мне очень понравилось!

— В чем трагедия вашей героини?

— Мне досталась героиня, каких я играю довольно часто. Людмила сильная женщина, которая работает судьей, причем, очень высокого ранга и положения, ведет резонансные дела. Могу ее себе представить, поскольку хорошо знакома с судебной системой, в Москве, по крайней мере, точно. Ее трагедия в абсолютном отсутствии взаимопонимания с сыном, в неумении ни слышать его, ни говорить с ним. Единственное, что она умеет – говорить с позиции силы, диктовать условия, и если ее не слышат – наказывать. А глубинная трагедия состоит в том, что в свое время с ней ровно так же поступали ее родители. В юности она тоже мечтала стать другим человеком, совсем не судьей. Ей хотелось слушать музыку, которую слушали ее сверстники, но родители общались с ней с позиции силы. И это ее сломало. Но не сломало ее сына, вследствие чего и возник конфликт.

— В жизни вашей героини все подчинено законам. Насколько вы сами категоричны в своих жизненных правилах? Вы контролирующая мать?

— Нет, я как раз с радостью нарушаю правила. Мне кажется, они для того и нужны, чтобы их осознанно нарушать. Я совершенно не контролирующая мать, даже не знаю точного адреса, где живет моя дочь. Знаю зрительно, могу приехать в гости, но только по предварительному звонку. И точно так же Полина, всегда спрашивает меня «Мамочка, что ты завтра делаешь, какие у тебя планы? Хотела бы с тобой встретиться». Для меня личное пространство и границы – очень важные вещи, которые неукоснительно соблюдаются. Возможно, еще и потому, что мы родом из Эстонии, а там соблюдение личных границ человека абсолютная константа. Там каждый ребенок с рождения знает, что нельзя пойти в гости к человеку, если ты заранее с ним об этом не договорился. Даже если это твоя мама, твоя дочь, или еще какой-то близкий родственник, или друг. Потому что человек должен быть готов с тобой встретиться.

— Дочь часто обращается к вам за профессиональными советами?

— Не могу сказать, что часто, но случается. Иногда бывает, что какой-то материал вызывает у нее сомнения, возникают вопросы. Тогда она присылает мне сценарий и просит прочитать. Или, например, во время карантина нужно было записывать много самопроб, и Поля просила меня помочь. Бывает, что дочь просит меня прочитать и разобрать с ней роль. Но и я обращаюсь к ней практически за такой же помощью, и точно так спрашиваю совета и прошу оценить важную для меня работу. Я точно знаю, что у Полины тонкое чутье и очень хорошая, практически режиссерская голова. Например, я записала для Storytel моноспектакль «Сад» по пьесе Алексея Шипенко (папы режиссера Клима Шипенко). Для меня это был второй опыт (первым была запись аудио-книги) и очень важная для меня история, поскольку именно драматическое произведение я записывала впервые. Эта работа была очень близка мне, и я просила Полину послушать, потому что мне было важно ее мнение.

— В вашей истории события разворачиваются в салоне необычного такси. А вы часто пользуетесь этим видом транспорта? Вспомните самого необычного водителя такси, которого вы встречали?

— Вот уже год, как я не пользуюсь услугами такси, так как у меня появился личный водитель. И, пожалуй, наша встреча, самое необычное, что произошло за последнее время. Конечно, во время съемок у меня всегда есть служебная машина, но все остальное время я всегда пользовалась такси. Учитывая, что живу за городом, поездки на такси были неотъемлемой частью моей жизни. Раньше в Фейсбуке у меня даже была рубрика «Байки такси», где я рассказывала о водителях, о том, как проходит поездка. Было много разных негативных историй, но так же и позитивных, и невероятно интересных. Попадались очень необычные персонажи, например, однажды я ехала с водителем — казахом по национальности, который учился в университете, изучал русскую литературу, очень любил Лермонтова и всю дорогу читал мне наизусть поэму «Демон».

Мой личный водитель Герман тоже совершенно уникальный человек, он военный хирург, бывший спецназовец. Но три года назад у него случился инфаркт, после чего он больше не мог делать операции, у него запрет на эту деятельность. Он мог бы преподавать, или работать в поликлинике, но этим заниматься не хотел и пошел работать в такси. В том числе и потому, что там можно заработать больше денег. Как-то на вызов ко мне приехал именно Герман, привез меня в Домодедово (там у меня была встреча) и предложил подождать, чтобы потом отвезти обратно. По возвращению домой он оставил мне свой телефон, как это часто бывает, и пару раз я даже ему звонила, когда нужно было куда-то ехать. Но как-то не складывалось, он не мог приехать в то время, и я перестала звонить. А где-то через полгода, он снова приехал на вызов, но я его естественно не узнала. Водитель привез меня на место и снова предложил подождать, чтобы отвезти обратно. А когда мы доехали домой, спросил «Извините, а вы меня совсем не помните?». И рассказал о нашей предыдущей встрече, но вспомнила я его только после того, как он назвал свое имя, достаточно необычное. Герман спросил, собираюсь ли я завтра куда-то ехать и, получив утвердительный ответ, предложил меня отвезти. Я несколько растерялась «Даже не знаю… Я же вам звонила пару раз, но вы были на заказах». Он ответил, что не поедет ни на какие другие заказы и приедет в обозначенное время. В итоге, Герман приехал на следующий день, потом еще и еще раз и так месяца два. А потом я ему сказала «Герман, не имеет вам смысла дальше работать в такси. Вы меня не бесите, я вас, судя по всему, тоже. Так что пересаживайтесь на мою машину». Он уволился из такси и теперь у меня есть личный водитель. И жизнь наша сразу стала как-то значительно легче, комфортнее и безопаснее.

— Прошлый год был юбилейным и для вас, и для Полины. Отмечен ли он какими-то важными событиями, повлиявшими на вашу жизнь?

— Да, я полностью расплатилась с ипотекой, это самое большое и серьезное событие в моей жизни. И теперь я  живу в своем собственном доме. В работе 2020 год был для меня удачным, что конечно удивительно. Когда в марте все остановилось из-за карантина, у меня на тот момент был один театральный проект в Питере и три должны были вот-вот запуститься в кино – два полных метра и сериал. Когда в России был объявлен локдаун, и все остановилось, стало очень страшно. Было совершенно непонятно, что с нами будет дальше. В итоге, сериал и один полный метр, так и не реанимировались, к сожалению, а один проект возродился и был отснят. Театральный проект тоже выжил и в августе мы сыграли премьеру. А кроме этого, случилось еще много очень интересных и качественных проектов, в том числе и «Пассажиры». Так что 2020 год был очень плодотворным и одним из самых удачных в моей жизни.

— В свои 25 вы были такой же, как Полина сейчас, узнаете себя в ней?

— Нет, я была другой! Начнем с того, что в 25 лет я уже родила Полину. У меня была семейная жизнь, но с точки зрения карьеры все точно было не так интересно, как у Полины сейчас. Я снималась в одном проекте на тот момент, и у меня был театр, где все складывалось не слишком удачно. Репетировала одну главную роль, и то меня потом с нее сняли. Все было очень зыбко в тот период и удовлетворенности от профессии точно не было. Рождение Полины даже стало каким-то спасением, потому что было ощущение, что в профессии у меня ну совсем не складывается. А то, что я родила Полину, принесло в мою жизнь понятный и осязаемый смысл.

— Полина еще не задумывается о материнстве?

— Предметно не задумывается, но периодически говорит «А ведь ты в моем возрасте уже растила меня!». На что я ей отвечаю, что сейчас другое время, и у нее сейчас другие цели и задачи.

— В недавнем посте вы сообщили, что совсем не гуманист и довольно часто у вас возникает желание прострелить неприятному человеку коленку. Как вы в итоге находите выход этой разрушительной энергии?

— В конкретном случае, о котором я писала – этот пост и стал выходом той самой негативной энергии. Хотя, я прекрасно понимаю, что мое желание прострелить коленку неприятным людям, совсем не гуманистическое желание. И в этом нет ничего прекрасного, как и в главной героине фильма «Догвилль», на который я сослалась. Все это я осознаю, но иногда мне действительно хотелось бы некоторых людей физических повредить. Сейчас такое удивительное время, что в развитии именно этого качества в людях огромное значение оказал интернет. Люди не стесняются своего собственного говна, которое в них есть. Более того, абсолютно смещены понятия о том, что прилично, что не прилично, что хорошо, а что плохо.

В том конкретном случае, о котором я писала и сейчас говорю, повторяю, выходом негативной энергии был сам пост. В реальности я просто удалилась из чата нашего поселка, и больше ничего в нем не читать, не писать не буду. Меня добавили в этот чат, который создан для того, чтобы правление поселка сообщало жителям какие-то новости и решения. Очень забавно, кстати, что наш поселок называется «Дружба». За последние два месяца нахождения в чате, я присутствовала как минимум при десяти коллективных срачах. И каждый раз поражалась тому, что в общий чат пишут люди, которые даже не представляются. Поначалу пыталась говорить «Здравствуйте! Меня зовут Юлия Ауг, я живу на участке 52, давайте знакомиться». Нет, никто знакомиться не хотел. У некоторых людей хотя бы указаны имена в чате – Олег, Мария, а некоторые участники вообще без опознавательных знаков, только номер телефона. И вот этот неизвестный мне человек (я примерно представляю, из какой он социальной среды) вдруг начинает писать речи, которые, на мой взгляд, нельзя произносить вообще. Например, что «Некая молодая жирная особа перекрыла путь и всем нахамила! Как же хочется, чтобы она истекла своим салом!». Это относится не ко мне, а вообще к неизвестному человеку, я даже не знаю, о ком идет речь. Но в моем мире люди так не разговаривают и проблемы так не решают. Возмущение моментально зашкаливает, и я начинаю писать «Господа, так нельзя разговаривать. И так нельзя обращаться к людям. Ужасно, если вы этого не понимаете. Держите себя, пожалуйста, в руках». На что мне пишут другие участники чата «Юля, успокойся, не обращай внимания, людей не переделаешь». И дальше, когда я говорю, что если мы будем позволять подобные вещи, то наш мир никогда не станет лучше, надо мной начинают просто ржать. Вот тогда у меня и появляется желание прострелить коленку.

— Как поднимаете себе настроение в моменты подобных огорчений и разочарований в людях?

— Помогаю другим людям. С одной стороны это банальная формула, а с другой стороны она очень хорошо работает. Если тебе самому плохо – помоги кому-нибудь, и тебе станет легче.

— А собаки, которых у вас три, помогают восстановить душевное равновесие?

— Конечно, они моя главная отдушина! Вот мы с вами сейчас разговариваем, а один из них – Декстер, сидит рядом, слушает и ноет, зовет на улицу.

— Как поживает герой ваших постов – песочеловек Парень Мишка, которого вы привезли в Москву после недавних съемок в Ростовской области? Чем он так тронул ваше сердце?

— Мишка живет замечательно, я нашла ему в Москве хороший дом. На самом деле, это очень тяжелая история, потому что если бы я могла, то я бы как минимум, еще трех собак оттуда вывезла. В станице Обуховка Ростовской области мы уже три года снимаем сериал «Соседи», этой осенью шли съемки четвертого и пятого сезонов. Хорошо знаем всех местных жителей, они к нам прекрасно относятся, угощают яблоками, виноградом и прочими гостинцами. Наш кино-караван стоял на центральной площади рядом с церковью и все местные собаки тусили около нас, так как частенько им перепадала еда после обедов. Среди всех собак  я сразу отметила черного Мишку, которого раньше никогда не видела. Правда о том, что его зовут Мишка я узнала в последний день, а до того мы его звали Парень. Собака с удивительными глазами, очень похожими на глаза человека. Мишка сам выбрал меня, каждое утро, когда я приезжала на съемочную площадку, он бежал мне навстречу. Он был очень голодный, и я стала его подкармливать, честно делила напополам свой обед. Однажды стояла на площади и гладила другую собаку, Мишка прибежал, влез между нами и стал отпихивать мою руку от той собаки. А когда я продолжила ее гладить, он взял мою руку зубами и отвел в сторону, как бы говоря «Я же твой!». Спустя время я решила повторить, чтобы посмотреть на его реакцию. И он снова не разрешил мне никого гладить. Этот момент стал переломным, я поняла, что должна забрать его в Москву, хоть и не смогу оставить себе.

Юлия с псом Мишкой

— Ваша собачья банда его бы не приняла?

— Может быть, и приняли бы, но для них это точно стало бы большим стрессом. Мои собаки уже очень старые, Декстеру и Жаку по 12, а Хаусу 9 лет. Жак вообще очень сдал в последнее время, стал совсем дряхлым и видимо, потихонечку уже уходит от нас. Да и я сама очень часто уезжаю, и с собаками остаются мама и дочь. Моя ответственность не позволяет повесить на них еще одну собаку, особенно такую яркую и энергичную. Но оставить Мишку в провинции я не могла, и стала активно искать ему хозяев. Откликнулось довольно много людей, готовых его забрать, а потом мне написала Аня Озар – режиссер, сценарист, и моя ученица, сейчас я как раз начинаю сниматься у нее в очень интересном проекте. Аня написала «Удивительно, но у меня в детстве была точно такая собака, они похожи, как две капли воды. Я бы с радостью его взяла». Я привезла Мишку Ане, а так как мы дружим, я могу с ним видеться. У Ани есть еще собачка Герда, которая просто влюбилась в Мишку и они теперь спят только в обнимку.

Юлия с мамой и дочерью Полиной

— А в чем была основная драма ситуации?

— Драма в том, что там остался Мишкин друг, который плакал настоящими слезами, когда я его увозила. Местные жители изначально сказали мне, что у всех собак есть хозяева, и только у Мишки нет дома. Когда то у него была хозяйка, но потом она продала дом и уехала в Ростов, бросив собаку на произвол судьбы. Когда я приняла решение, что заберу Мишку в Москву, мне было важно знать, что у него точно нет хозяев. За два дня до окончания съемок я вызвала зоотакси, и тут произошла история, которая меня потрясла. С Мишкой все время бегал его друг – белая собака с черной головой. Когда я приняла решение и всем сказала, что забираю Мишку – и ему в том числе, Мишка начал заходить ко мне в актерский вагончик и лежать у моих ног. Но ко мне в вагончик начал заходить и этот пес с черной головой, он так на меня смотрел, будто все понял и говорил «Возьми меня тоже!». Но мне сказали, что у этой собаки есть хозяин и я не решилась его взять. И вот когда приехала перевозка и Мишку посадили в клетку-переноску, Белый заплакал настоящими слезами. Я такого никогда в жизни не видела. Пес лежал на земле, свернувшись калачиком, дрожал крупной дрожью, а из глаз у него катились слезы. Водитель такси даже предложил забрать Белого, но я не могла этого сделать, считая, что у него есть хозяева.

В итоге, мы уехали, а на следующий день мне в Инстаграм написал человек «Вы увезли мою собаку. Белый вернулся домой, он плачет, и я боюсь, что у него разорвется сердце». Сначала я подумала, что пишет какой-то мошенник, но, тем не менее, сказала ему, что мы тут последний день, и он может приехать, чтобы поговорить. Это оказался очень приятный молодой человек по имени Роман, никакой не мошенник. Год назад он переехал в станицу после смерти мамы, которая оставила ему дом. Приехал туда со своими двумя собаками и кошками, а эти два друга – Мишка и Белый спустя какое-то время стали приходить к нему ночевать. Он построил им будки и стал пускать во двор. То есть, весь день они бегали по Обуховке, а ночью приходили домой. Роман попросил вернуть ему собаку, на что я ответила отказом, поскольку уже отправила Мишку на передержку в Ростов. Объяснила ему «Вы даете ему ночлег, но целый день он бегает по улицам, где ездят машины, его могут задавить, обидеть люди, или другие собаки. Я наблюдала за ним 2.5 месяца и видела, какой он был голодный и как вырывал еду из рук. Если хотите, я и Белого заберу, раз он так страдает». Белого Роман мне не отдал, но мы остались на связи, переписываемся в Вотсапе, Главное, что Белый пережил эту ситуацию и привел к Роману еще одного бездомного черного пса, который стал ему новым другом. А Рома теперь держит их во дворе и больше не выпускает на улицу.

— Чудесная Рождественская история! А что вас еще радовало и вдохновляло в последнее время?

— Меня больше всего разочаровывают люди, но они же меня и больше всего вдохновляют. Прошлый год очень серьезно выкрестализовал определенные стороны личности очень многих людей. Я смотрю на своих друзей, на то, как они невероятно достойно себя ведут в наше непросто время, и восхищаюсь ими. Наблюдаю, сколько людей в этом году родили детей, взяли собак из приютов, открыли фонды, начали помогать кому-то. Еще в первый карантин многие мои знакомые – режиссеры, актеры, фотографы, пошли работать волонтерами в больницы в красные зоны. И это самое высокое и важное, что можно было сделать человеку в это время. Я бы, наверное, тоже так поступила, не будь у меня дома 90-летней мамы, за которую я несу ответственность.

Досье
Родилась: 8 июня 1970 года в Ленинграде
Образование: ЛГИТМиК, РАТИ (режиссерский факультет)
Семья: дочь Полина Ауг (25 лет)
Карьера: актриса Гоголь-центра, сыграла более чем в ста фильмах и сериалах, среди которых «Овсянки», «Земский доктор. Возвращение», «Интимные места», «Екатерина», «Ученик», «Зорге», «Гадалка», «Соседи» и др.

Фото: START / личный архив

Этот и другие материалы из журнала «Теленеделя» можно также прочитать здесь.

Загрузка...