Онлайн-журнал о шоу-бизнесе России, новости звезд, кино и телевидения

Яна КРАЙНОВА: с возрастом я как хорошее вино – становлюсь лучше, мудрее, свободнее

0

Успех и народную любовь Яне Крайновой десять лет назад принес телесериал «Дневник доктора Зайцевой». С тех пор в ее профессиональной копилочке уже около 30 ролей, а на канале НТВ только что состоялась премьера сериала «Статья 105», где Яне досталась главная роль – следователя, специализирующегося на серийных убийцах.

О своей новой героине, которую она практически придумала сама, авантюризме, реализации себя в профессии и личной жизни, а так же о Каннском фестивале, куда улетела накануне открытия, Яна рассказала «Теленеделе».

— Поздравляю с премьерой сериала «Статья 105» на НТВ, где вы сыграли специалиста по поимке маньяков. Расскажите про свою героиню Екатерину, кажется, что она во многом похожа с вашей предыдущей героиней — криминалистом Мариной из «Гадалки»? И есть ли в ней что-то от вас самой?

— Перекликаются они разве что тем, что обе работают в органах. Но между ними есть глобальное отличие. Марина в «Гадалке» весьма сексуальная, хоть и кажется холодной, но прекрасно помнит о том, что она женщина и пользуется этим. Своим внешним видом она подчеркивает фигуру, любит пускать в ход свое обаяние. Катя же ходит в мужских брюках, мужских ботинках, в мужском пиджаке и с мужскими часами. Она не помнит, и думаю, не знает, что она девочка. И боюсь, что сексуальной жизни у нее тоже нет, причем давно, потому что папа ее воспитывал, как мальчика, которым она себя и ощущает. На самом деле, всю эту предысторию придумала я сама: про взаимоотношения с папой, придумала, что он тоже из органов, генерал, и потому воспитывал дочь очень жестко. Меня саму папа воспитывал не как девочку принцессу, которой достаточно быть милой и обаятельной, и носить красивые платья. Нет, мой папа всегда требовал, чтобы я была умной, если он в разговоре произносил какие-то сложные слова, всегда уточнял, знаю ли я их значение? И когда слышал в ответ «Нет», всегда говорил «Почему же ты не задаешь вопрос?». Так что я привыкла быть умной и образованной, у меня не было времени, чтобы бездельничать. Все время чему-то училась, что-то делала и в этом мы с Катей конечно похожи, я хорошо понимала ее психологию.  Во время съемок я всегда была в образе героини – собранной, жесткой, холодной и неприступной. Даже одеваться стала, как Павленкова и перешла на брюки. Предложила продюсеру и режиссеру в сценах, когда мы будем снимать дома, показать, как она живет и что все там не случайно – и интерьер, и вещи, и привычки. Я сказала, что, в силу ее характера, она может стоять на Садху – доске с гвоздями. На что меня спросили, могу ли я сама простоять на такой доске. А я уже к тому времени два года стояла на ней, у меня дома есть своя доска. Эту сцену мы сняли одним кадром, и зритель увидит, как именно я стою на доске с гвоздями.

Кадр из сериала «Статья 105»

— С какими сложностями пришлось столкнуться в процессе работы?

— Главная сложность была в том, что параллельно шли съемки еще и «Гадалки», наложились две главные роли. Бывало такое, что я приезжала домой с ночной съемки «Статьи», принимала душ, переодевалась и уезжала на всю дневную смену «Гадалки». Учитывая, что съемки были в ноябре, и ночные смены снимали на натуре – на улице, было очень холодно. А мы в легких осенних одеждах целый день, что физически было очень сложно, и я поняла, что больше подобного опыта не выдержу.

— Ваша героиня ловит маньяков, а вам с похожими персонажами когда-нибудь приходилось сталкиваться – с людьми одержимыми, теми же маниакально влюбленными поклонниками?

— Слава Богу, с какими-то явными маньяками я не сталкивалась, но были случаи, когда мне писали в соц.сетях и я по неопытности отвечала людям. Начинала общаться довольно близко, заочно помогала решать какие-то проблемы. А потом в какой-то момент поняла «Господи, я целый день переписываюсь с практически незнакомым человеком, и не успеваю ничего делать». Раз ответила, что у меня нет времени, и человек отреагировал весьма странно и резко. Когда я перестала отвечать, на меня посыпались обвинения, оскорбления, угрозы, что мой телефон появится в сети. Это был, конечно, жесткий урок, когда я поняла, как важно держать дистанцию с людьми, которых ты не знаешь.

На съемках сериала «Статья 105»

— На непростом пути к профессиональной востребованности и известности не было момента, когда опускались руки?

— Руки у меня, конечно, опускались, были разные периоды и в карьере и в личной жизни. Актеру вообще крайне сложно отделить личное от не личного, и если что-то происходит в жизни, это сразу же отражается на профессии. Если ты в плохом эмоциональном состоянии, тебя не утверждают в проекты, потому что тебе нечего дать на пробах, ты не в ресурсе. У меня были очень большие застойные периоды, но это все уроки, которые нужно было пройти. Хотя, я сейчас это понимаю, а в тот момент уже думала «Ну все, тут мне ничего не светит, значит, пора встретить мужа и рожать детей». Пауза в профессии длилась ровно до тех пор, пока я не поняла, что мне нужно изменить в себе, как в личности. Пришла и в психотерапию, чтобы расти и развиваться и стала двигаться семимильными шагами. Последние три года я постоянно развиваюсь, понимая, что я и есть свой инструмент. Чем круче буду я сама, тем круче будет моя работа и мои роли на экране.

— Приехав около 20-ти лет назад из Латвии в Москву, вы сразу почувствовали, что это ваш город? Где сегодня больше чувствуете себя дома – в России, или в Юрмале у мамы? 

— Москва, как абсолютно мой город, так и совсем не мой. Когда я только приехала, и уже жила в общаге, каждый раз выходя из нее, или ВГИКа я говорила «Так, надо срочно пойти к морю наполниться!». А потом вспоминала, что тут нет моря. Я родилась и выросла в Юрмале, где море было через дорогу, и все четыре года учебы туда возвращалась, потому что мне без моря кранты! Очень сложно было найти в Москве место, где можно было бы так эмоционально наполняться. В итоге этим местом стал ВГИК, но иногда он забирал у меня так много ресурсов, что я даже не замечала, что уже наступила весна, лето, осень… Долгое время я не воспринимала Москву родным домом, но когда лет пять-шесть назад подобрала кота, все изменилось. Сидя с котенком на коленках в съемной квартире, конечно же, на метро Рижская, я, наконец, прочувствовала «Ну, вот я и дома! Теперь у меня здесь есть живое существо». Москва проросла в меня с корнями, но Юрмала тоже мой дом, ведь это моя родина, и чем старше я становлюсь, тем сильнее это ощущаю. Москва – мой город в плане движа, я очень энергичный человек и мне нравится, когда много всего сразу происходит, когда есть маневры для импровизации. Раньше я очень часто летала к маме, а сейчас, в ковидные времена, мы нашли лазейки и чаще встречаемся в определенных места «на полпути» друг к другу. Но так как, слава Богу, документы мне позволяют, я все равно приезжаю в Латвию, и в Европу могу выбираться. Так что все хорошо, я постоянно благодарю небеса, что все так сложилось – родиться в Юрмале, жить в Москве и иметь возможность ездить по миру даже в наше непростое, странное время.

— Насколько вам – человеку творческому, нужно личное пространство?

— Я очень общительная и многие считают, что я экстраверт. Но мне очень нужно личное пространство, я люблю быть одна, мне никогда не скучно, всегда есть чем заняться, куда развиваться. Пандемия закрыла меня в Москве, весь карантин мы провели с котом в квартире, и это был лучший вариант! Я столько сделала в самоизоляции, сколько не делала никогда, вела подробный дневник на каждый день, бегала по утрам, когда на улицах было пусто. Это было очень плодотворное время, я была в отличной физической и ментальной форме. Меня накрыло лишь раз, когда пространство уже слишком «нагрелось» темами пандемии. У меня был прямой эфир с психологом, и я прямо на эфире расплакалась. И это тоже было очень важно для меня, показать, что я не железная, не всегда веселая, что могу отпустить эмоции, это тоже была своеобразная терапия. И вообще, я считаю, что в семье нельзя всем жить в одной комнате, должно быть минимум две спальни. И чтобы партнеры без обид могли сказать «Слушай, мне сегодня нужно поспать одной (одному), мне нужно наполниться».

— Как рискнули в наше пандемийное время, в разгар третьей волны отправиться на Каннский кинофестиваль?

— Это мои первые Канны, прямо сейчас я сижу на набережной Круазет, напротив дворца фестивалей — места, где все происходит. Я только что вышла с церемонии открытия в красивом шелковом платье цвета «шампань», в босоножках Ralph Lauren купленных в Нью-Йорке, получила много комплиментов и чувствую себя просто звездой! Практикую свой английский, вспоминаю французский и получаю море позитива, здесь невероятно отзывчивые люди! Вообще, эта поездка – чистая импровизация! Из Москвы я приехала к маме в Юрмалу, побыла там два дня и вдруг подумала «А ведь сейчас начинается Каннский фестиваль, а из Риги в Ниццу есть прямой авиарейс. Не совершить ли мне очередную импровизацию в своем стиле?». Взяла билеты за сутки, забукировала в ночи гостиницу по нормальной цене, а не так, чтобы почку пришлось продать (смеется). Сажусь в Риге в самолет и сразу вижу своего любимого театрального режиссера Дмитрия Анатольевича Крымова. А я только была на его премьере «Костик» в театре Пушкина. Меня очень впечатлил спектакль, но после премьеры я не решилась подойти к Дмитрию Анатольевичу. А тут, при получении багажа сталкиваюсь с ним и его супругой просто нос к носу. Решаю, что это судьба, подхожу и вываливаю все свои впечатления о спектакле и как я люблю его еще со студенческих лет. Минут 20 мы проговорили, даже сфотографировались. Это было первое чудо! Потом я доезжаю до набережной Круазет с чемоданом, очень жарко, я еще в рубашке и брюках, но решила первым делом получить аккредитацию. Познакомилась с очень интересными людьми, которые мне все показали, угостили шампанским. Кстати, там же в общественном туалете без проблем переоделась в легкий сарафанчик (смеется). И вот спустя три часа все-таки добираюсь до своего отеля, чтобы принять душ и понять, что делать дальше. В это же время я зачекинилась с парнем из Бельгии по имени Николя, который говорит «О, я вижу у вас бейдж, вы тоже туда?». Я ответила, что очень хочу попасть на церемонию открытия, но билет мне никак не подтверждается, все висит «в процессе». Выяснилось, что у него такая же история и Николя предложил поехать на церемонию вместе. Через час мы встречаемся, доехали на такси, вышли в каком-то определенном месте, где в очереди уже стояла его подруга Луиза из города Лилль. Мы заходим оттуда во дворец в последнюю минуту, и нас неожиданно пропускают. И я иду параллельно по красной дорожке с Джоди Фостер и Марион Котийяр и попадаю на церемонию открытия. То есть, в принципе, когда человек не со съемочной группой, не со своим фильмом и продюсерской компанией, а сама по себе – подобного с ним вообще не может случиться, его никогда не впустят. Но мне очень повезло!

В Каннах

— Насколько вы вообще авантюрный человек?     

— Я очень авантюрный человек, люблю импровизировать и ничего больше не планирую. Я полжизни планировала, контролировала и думала, что только так и возможно достичь успеха. Ничего подобного. Моя история кроется в отклике – слушать свое нутро: хочу через два дня в Канны, значит, беру и лечу. Да, за эту свободу действий я переплачиваю, потому что если планировать путешествия заранее, все обходится значительно дешевле. Но со мной это не работает. Если я запланирую и куплю билеты дешево, то потом обязательно появится какое-то более интересное предложение, а принять его я не могу, так как отдых уже оплачен. Да, я поеду, но мне там будет плохо, и  все обстоятельства будут складываться против меня. Поэтому я люблю быть свободным человеком, слушать свою интуицию, и готова за это переплачивать. В марте прошлого гола вот рванула в Нью-Йорк первый раз в жизни с одним лишь билетом туда. 11 дней погуляла по Нью-Йорку, сижу вечером в отеле, понимаю, что мне достаточно и покупаю на завтра билет. Прилетаю в Москву, и ровно на следующий день начинается локдаун и все границы закрывают.

— Экстрим и адреналин тоже любите?

— Нет, тут я очень осторожная, безбашенно никогда не рискую. Но освоить какой-нибудь новый вид спорта – всегда с удовольствием. Год назад встала на горные лыжи, на третий день уже ехала и одной рукой снимала селфи. На съемочной площадке же я готова на все, как только передо мной поставят камеру, я сделаю что угодно, любой трюк. Тут мозги отрубаются, потому что я актриса и должна сделать все с первого дубля. Но рисковать своей жизнью просто так, на какой-нибудь тарзанке не хочу, все-таки я женщина и будущая мать.

— Для вас этот год юбилейный — в сентябре исполнится 35 лет. Есть переживания по поводу цифр-дат?

— С возрастом я как хорошее вино – становлюсь круче, лучше, мудрее, свободнее и мне очень нравится все, что со мной происходит в последние три года. А в 35 лет все будет еще круче! На 32 года я рванула в Алма-Ату и провела в горах потрясающее время. В прошлом голу впервые захотелось остаться на день рождения в Москве и подруги организовали мне замечательный праздник. Плюс в этот же день вышел второй сезон «Гадалки» и мы успели вместе с создателями ее вместе посмотреть. А как уж мы отметим мой юбилейный год, пока не представляю, но уверена, что будет очень круто. Не надо бояться никаких цифр в паспорте, мне вообще никто не дает мой возраст, на экране я легко перевоплощаюсь и могу играть героинь, как моложе, так и старше себя. Самое главное, чтобы был огонь в глазах, энергия, интерес и жажда к жизни!

— В свой прошлый день рождения вы пожелали себе еще больше почувствовать свое предназначение… Есть прогресс в этом направлении?

— Думаю, что следующий мой год будет в большей степени связан с реализацией себя в личной жизни. А самое главное, что случилось в 2021-м году – обретение еще больше самой себя, причем, во многих сферах. И признание, что я, оказывается, могу быть не только актрисой, но еще и женой и матерью. Так что эта женская часть меня тоже раскрывается. Так же, важно услышать, где твои пределы физические, не гнать до полного издыхания, а уметь вовремя остановиться. Признаться, в первую очередь себе, что пора отдохнуть, и это совсем не стыдно, а нормально. Это такое счастье, ведь чем больше ты узнаешь себя, тем свободнее, ресурснее и интереснее ты становишься.

— Многие творческие люди живут только работой и забывают об отдыхе. Вы умеете отдыхать?

— Я научилась отдыхать, хотя раньше тоже очень зацикливалась на работе. А когда ее не было, словно пребывала в анабиозе, все время в режиме ожидания. Не можешь, например, начать учить новый язык, потому что постоянно думаешь «А вдруг появится проект?». И так месяц проходит, второй, третий, а твоя собственная жизнь проходит мимо. И в какой-то момент я это поняла, что жизнь – она каждый день, а не только в работе. Поэтому я стала развиваться, учить итальянский язык, путешествовать, заниматься йогой, стоять на гвоздях. И когда приходит проект, все удается совмещать. Главное, не становиться марионеткой, когда на съемках фильмах ты самозабвенно играешь, а потом тебя вешают на крючок, или кладут в сундук, до следующей работы.

С Дмитрием Крымовым

— Вы признаетесь, что давно работаете не только над своим  телом, но и занимаетесь саморазвитием, психологией. Расскажите, какие медитативные практики в своей жизни используете, и что вам это дает?

— Раньше я очень много писала, давала себе установки на день, у меня был «дневник благодарностей», «дневник дня», записывала все, в том числе и что нового я узнала за сегодня. Писать на самом деле очень здорово, потому что просто думать – не работает, до мозга это не доходит, нужно обязательно врубать моторику, чтобы образовалась новая нейронная связь между рукой, которая пишет и сигналом в мозг, тут рождается определенное состояние. Писала очень много желаний, штук по сто, чтобы разобраться чего я хочу и что мне можно. То есть, нужно разрешить себе все самое лучшее. У нас ведь как большинство постсоветских детей воспитывали родители «Нет, не все сразу, это стыдно, это не для нас, мы не можем себе это позволить, будь поскромнее». Все это и во мне было, и я долго эти гвозди выковыривала из своей головы. Сейчас по утрам мне уже не нужно ничего писать, я открываю глаза и говорю «Сегодня со мной случится чудо!». Я благодарю за каждый день, что я проснулась, мне хорошо, я улыбаюсь, и со мной происходят удивительные вещи. А еще у меня есть ритуал, каждое утро, выходя из дома, я говорю «Здравствуй, мир! Вот она — я! Счастливая и любимая женщина, и актриса, реализованная по всем статьям. Сегодня мое слово дня – гармония! С Богом!»

— Какие-то женские слабости у вас есть, чем можете себя побаловать?

— Женские слабости у меня, конечно, есть, они должны быть. И это тоже была большая победа – начать позволять себе слабости. Да, я не ем молочку, сахар и глютен, но если завтра я проснусь и пойду завтракать в какое-то красивое кафе, я с удовольствием съем там круассан! Потому что я в Каннах и тут обалденные французские круассаны. Не нужно себя истязать и доводить до крайностей. Да, Крайнова была в разных крайностях, но сейчас я хочу прийти к необходимому балансу. Может быть, я сейчас не в том идеальном теле, не такая спортивная и худая, что была в «Гадалке». Но зато я сейчас в здоровом, счастливом теле, я любима, люблю, мне комфортно и хорошо. И я получаю столько комплиментов, сколько не получала находясь в худющем теле, потому что мое эмоциональное состояние было совершенно другим. Оно тоже было худое, от слова худо. А сейчас я излучаю принятие, гармонию и ко мне тянутся люди.

Досье

Родилась: 28 сентября 1986 года в Юрмале
Образование: ВГИК (мастерская В. Грамматикова)
Карьера: снялась в 30 фильмах и сериалах, среди которых «Дневник доктора Зайцевой», «Новогодний папа», «Квест», «Улетный экипаж», «Гадалка», «Маршруты любви», «Невеста комдива» и др.

Фото: личный архив

Загрузка...