16+

Ирина Апексимова: в театре меня за глаза называют Дашиной мамой

Ирина редко дает интервью и не любит фотосессии: говорит, что не нравится себе на фотографиях. Но накануне премьеры спектакля «Чайка 73458» в Театре на Таганке, где Апексимова сыграет вместе со своей дочерью, актрисой Дарьей Авратинской, она нарушила правило и согласилась на встречу.

19.04.2017, 18:09, Алла Занимонец

Ирина с дочерью Дашей. Фото Николай Денисов

Корреспондентам «ТН» удалось застать маму и дочь вместе перед началом репетиции. Мы решили воспользоваться случаем и расспросить Дашу о том, каково быть дочерью звездных родителей, а Ирину — о том, насколько сложно дается роль матери взрослой дочери.

— Даша, раньше ваша мама была категорически против того, чтобы выходить на сцену вместе с родственниками. По ее словам, это слишком сильно обнажает отношения. Как получилось, что «Чайка 73458» стала исключением? 

— С назначением на роли интересно получилось. То, что мама сыграет Аркадину, режиссер спектакля Дайнюс Казлаускас предполагал сразу. А с Заречной было непонятно. Дайнюс собрал на читку нескольких молодых актрис. То, что я дочь Апексимовой, режиссер не знал. И задумчиво сказал: «Очень странно: у вас с Апексимовой есть что-то общее, вы будто чем-то связаны. И это как раз то, что нужно». Когда открылась правда, он был сильно удивлен. Конечно, мы с мамой обрадовались. У меня лично никаких сомнений в том, играть ли вместе с мамой, не было.

Ирина: У меня были сомнения, стоит ли выходить вместе на сцену. Потому что будут сравнивать — и внешне, и с профессиональной точки зрения.

— Может, никто не узнает, что Апексимова и Авратинская — ближайшие родственницы?

Ирина: Да ладно! (Смеется.) Я согласилась на это только потому, что у нас практически нет парных сцен. Играть вместе с родными — дочерью, мужем — очень трудно. Чтобы отстраниться, смотреть на них глазами чужого человека, нужны большие душевные затраты.

Даша: Я даже не подозревала, насколько трудно абстрагироваться и вести себя как чужие. Поэтому репетиции нам обеим давались сложно. Были такие моменты, когда кто-то из нас делал неверный актерский шаг, и все — репетиция останавливалась, нам надо было успокоиться. Разумеется, никаких скандалов, истерик, ссор не случалось.


Ирина: когда люди говорят, что дочь на меня похожа, я удивляюсь — сама сходства не вижу. К тому же дочь гораздо мудрее меня. (2006). Фото: Persona Stars



— Но искры летели?


— Нет. Хотя было нелегко. Наедине мы можем сказать друг другу все, что думаем, а делать то же самое при коллегах, на репетициях, не стоит. Конечно, мама опытнее меня и хочет иногда что-то подсказать. Но вообще-то я такая же артистка, и делать замечание при посторонних людях (пусть и в мягкой форме) неправильно. И тогда начинались искания: как же вывернуться, чтобы наше с ней взаимодействие проходило спокойно.

До этой работы я часто обращалась к маме за профессиональным советом, а в «Чайке» — нет. Хочу сама дойти до сути. В итоге договорились с мамой вообще не обсуждать спектакль. Придем домой (а живем мы вместе) и аккуратненько так интересуемся друг у друга: «Ну, как репетиция?» — «Вроде неплохо» — «Даша, мне кажется, у тебя сегодня получилось». — «Спасибо, мам». Все, на этом разговор закончен.

Я начинающая артистка, мамины подсказки важны для меня, но почему-то я реагирую на них чересчур остро, обижаюсь. А потом говорю себе: «Мама сто раз права, я должна быть благодарна за помощь». Но нет, первый порыв — рубануть: «Спасибо, не надо советов». Но вообще-то маме сейчас не до меня. На сцене Театра на Таганке это будет ее актерский дебют.

— Вам самим как кажется: вы похожи?


Ирина: Когда люди говорят, что дочь на меня похожа, я удивляюсь, потому что сама сходства не вижу. К тому же Даша гораздо мудрее меня. С младенчества такие разумные вещи говорила, что я поражалась. Жаль, конкретный пример не вспомню.

Даша: Внешнее сходство между нами точно есть. Раньше я болезненно относилась к тому, что вообще на кого-то похожа. Не хотелось сравнений. А сейчас радуюсь, когда нахожу в себе черты и мамы, и папы. Так и должно быть — я же их дочь.

 Читайте также 
Ирина Апексимова соперничает с дочерью
Приятно радует, что мне досталась эмоциональная сдержанность мамы. Эта черта очень удобна, отлично отрезвляет обидчиков. Если кто-то пытается задеть меня за живое, обратной реакции не видит. Кажется, будто я не заметила агрессии. Внутри, конечно, все клокочет, но никто об этом не догадывается. Еще у нас с мамой похож вкус. Перед тем как отправиться на какое-нибудь мероприятие, советуемся друг с другом.

— Хорошо ли знаете и понимаете друг друга? Даша, можете, к примеру, по тому, как мама смеется или разговаривает, понять, что творится в эту минуту у нее на душе?

Даша: Конечно, я сразу вижу, если она нервничает, чем-то недовольна или, наоборот, радуется. Потому что мы близкие подруги. Как к маме я обращаюсь к ней за советом лишь в профессиональном плане. По всем остальным вопросам — как к подружке. Так происходит с моих 14 лет, когда закончился непростой переходный возраст и наши отношения «дочки-матери» перешли на новый уровень. Мамины друзья стали моими друзьями. Нам есть о чем говорить.
— Дружба родителей с детьми часто ведет к анархии…

Ирина: Иногда из меня все же вылезает «мама», вскарабкивается на трон и дает указания. И «убери свою комнату», и «вымой наконец посуду!». И все тогда убирается и моется. (Смеется.) Вообще дома я не очень сдерживаюсь — если мне что-то не нравится, высказываюсь конкретно.
Даша: Думаю, у нас в семье царит демократия. В случае принятия серьезных решений мы всегда собираемся на семейный совет. Например, когда маме предложили пост директора Театра на Таганке, она спрашивала наше с бабушкой мнение. Такого не бывает: «Вот я решила, нравится вам это или нет, но будет так». Теперь, когда бабушки не стало, мы вдвоем обсуждаем важные шаги — и мамины, и мои.

— Ирина производит впечатление закрытого и уравновешенного человека. Даша, приоткройте тайну: ваша мама действительно такая?

— Понятное дело, что на людях все носят маски. Слышала, что на некоторых людей мама производит впечатление еще более странное: закрытой, жесткой, холодной женщины. На самом деле она мягкая, женственная, слабая, нежная.

— Если продолжить фразу: «Моя мама — это…»

— Мама — мой лучший друг, настоящая женщина, директор. А еще это ребенок. И моя мама — это папа.

— Мапа?

— Мапа, да. Когда родители разошлись, мама оказалась ближе — она намного больше мной занималась.

— Ира, а вы продолжите фразу: «Моя дочь — это…»

— Моя дочь, это… В моем телефоне она записана как «Щастье».

— Через «Щ»?

— Через «Щ», конечно же. Дашу зовут «Щастье». Дочь — моя надежда, любовь, гордость. Мой большой друг. А еще — хороший человек.

— Даша, а можете ли вы дать за маму интервью? Вы хорошо знаете ее биографию?


Дарья: я сразу вижу, когда мама нервничает, чем-то недовольна или, наоборот, радуется. Потому что мы очень близкие подруги. Фото: Николая Денисова




Теги:  Ирина Апексимова, интервью

Комментировать


Нравится Нравится
Загрузка...
Loading...



Комментарии (0)

Ваше имя:

Текст комментария: