Онлайн-журнал о шоу-бизнесе России, новости звезд, кино и телевидения

Григорий Верник: «Когда ощущаешь любовь, ты не хочешь от нее уходить»

0

19-летний сын Игоря Верника сыграл свою первую большую роль в сериале «Мамы чемпионов», премьера которого состоялась на телеканале СТС.

—Гриша, расскажи: тебе сложно было окунаться в атмосферу жизни профессиональных пловцов, одного из которых ты сыграл?
— Я занимался плаванием в детстве с тренером. Первый раз оказался в бассейне в 3 года. Чемпиона из меня не растили, но в соревнованиях я участвовал, и в жизни мне это умение не раз пригождалось. Так что у меня не возникало на съемочной площадке проблем с тем, чтобы хорошо плавать и эффектно нырять. А помимо плавания я занимался теннисом, баскетболом, танцами.
— Чем еще знаменательны для тебя эти съемки?
— Это первый мой проект такого масштаба и первый персонаж, с которым мы долгое время жили бок о бок. Потому я в восторге. Что меня объединяет с героем? Я очень ревнивый, как и он. Также мой Женя находится в постоянном личном и спортивном соперничестве с героем Дани Акутина, и опять мы сов­падаем. Я считаю, что все мы пребываем в неком соревновании, и я приветствую в людях целеустремленность, амбиции, желание стать лучшим. Когда мне говорят: «Ты хорошо работаешь, молодец», я сразу еще больше стараюсь, еще больше горю этим делом. А если говорят: «Это плохо», мой запал пропадает. Меня стимулирует похвала. Возможно, это пошло из семьи…

С Данилом Акутиным Кадр из сериала «Мамы чемпионов» Фото: Instagram.com

Требовательно, но не жестко

— То есть тебя родители больше хвалили?
— У нас в семье никогда не было нездоровой жесткости, но тем не менее требовали с меня немало. И я считаю это правильным, ребенок должен быть всегда чем-то загружен. Я окончил музыкальную школу по классу фортепиано, отучился там мучительных семь лет. Устраивал жуткие истерики, бился головой и кричал, что не буду заниматься музыкой, обвинял родителей в том, что они меня не любят. В какой-то момент папа сказал: «Ты можешь сейчас разбить себе голову, но музыкальную школу ты окончишь». И после этих слов у меня не осталось аргументов: слезы моментально высохли, и зазвучало фортепиано. (Смеется.)
— Чем больше всего гордишься в свои 19 лет, какой победой?
— Не считаю, что достиг чего-то значимого в жизни. Конечно, я рад, что поступил в Школу-студию МХАТ, где был конкурс 200 человек на место и где когда-то учился мой отец. Сейчас главное, пока есть такая возможность, взять от педагогов как можно больше.
— Когда ты впервые понял, что хочешь быть актером?
— В силу определенных обстоятельств — мой отец артист — я постоянно находился за кулисами, на съемочной площадке, ощущал этот удивительный мир. Когда смотришь на все это глазами ребенка, думаешь: «Какая классная у папы работа! Ты дурачишься, и все тебя любят!» Потом, взрослея и окунаясь в профессию, ты понимаешь, что аплодисменты и красивые выходы — лишь одна сторона медали. А вторая ее сторона — адски тяжелая работа: и физически, и морально. В семье у нас никогда не звучало слов: «Ты должен стать артистом». Когда в 11-м классе передо мной встал вопрос, куда мне поступать, я, конечно, советовался с родителями, думал о профессии журналиста (моя мама журналист) или экономиста. Родители тогда сказали: «Ты должен выбрать то, что тебе нравится. А мы тебя поддержим». Собственно, так я и сделал — выбрал то, что мне больше всего нравится. Для меня актерская профессия интересна тем, что позволяет оказываться там, где никогда не бывал, стать тем, кем никогда не был.
— В школе из-за фамилии к тебе было предвзятое отношение?
— Нет, с тем, чтобы мне занижали оценки, я не сталкивался, хотя учителя математики, физики и химии не раз говорили: «Почему ты не стараешься?», а я отвечал, что их предметы мне никогда в жизни не пригодятся. При этом я учился хорошо там, где мне было интересно. Я горжусь своей фамилией, у меня потрясающие родители, дедушки-бабушки, дяди. И я стремлюсь к тому, чтобы про меня говорили не «сын Игоря Верника», а «Григорий Верник».

С сестренкой Вероникой Фото: Instagram.com

Уйти из дома? Ни за что!

— У тебя мужская харизма твоего отца, и я предположу, что женским вниманием ты не обделен с юных лет. Одноклассницы добивались твоей благосклонности?
— Никогда такого не было, никто меня не преследовал. Наоборот, я всегда находился в состоянии неопределенности и душевных мук. Когда классе в шестом ты задумываешься о девочках, то, конечно, начинаешь влюбляться и страдать. С моей школьной любовью мы встречались и расставались на протяжении четырех лет. До сих пор иногда общаемся, у нас сохранились хорошие отношения. Как и с остальными девушками, а у меня их было не так много. Я вообще серьезно отношусь к отношениям.
— Своих девушек с папой знакомишь?
— Да, конечно. И с папой, и с мамой. У нас так сложились отношения, что они не только родители, но и мои друзья. Считаю, что это самое главное. Когда у меня появятся дети, я буду выстраивать с ними такие же отношения, как у моих родителей со мной.
— Твой папа Игорь Верник говорит, что воспитывал тебя исключительно любовью. Так оно и было?
— В этом и состоит гениальность моих родителей! Я даже представить не могу, что мы могли бы разругаться до такой степени, что я ушел из дома. И это только их заслуга. Папа говорит правду, что воспитывал меня исключительно любовью. А когда ощущаешь такую родительскую любовь, ты не захочешь от нее уходить и ее терять
— Ты ведь живешь с папой, а с мамой как часто видишься?
— Я жил и с папой, и с мамой. А сейчас да, живу с  папой, так удобнее. Многие после развода живут в конфликте, не общаются, судятся за детей, а мои родители остались лучшими друзьями. Я всегда смотрел на отца и стремился быть таким, как он. Возможно, потому я так на него похож, в том числе и голосом, и энергетикой. И мама, и папа мне говорят: «Будь проще. Относись ко всему легко». И они всегда оказываются правы, что порой пугает. (Смеется.)

С родителями — Игорем и Марией Верник Фото: Instagram.com

О масштабе подарка

— Знаю, что у тебя есть сестренка. Круто быть старшим братом?
— Круто! Веронике скоро исполнится 9 лет, и я стараюсь быть ей не только братом, но и другом. Иногда мама говорит: «Не знаю, что делать, она меня не слушает». Тогда я захожу к Веронике в комнату, общаюсь с ней, и она выходит и делает все, о чем ее просила мама. Мы с сестрой играем в прятки, катаемся на роликах, скейтах. Жду, когда она подрастет и нам будет еще интереснее проводить время вместе.
— В этом году тебе исполнится 20 лет. А как давно ты ощутил, что детство закончилось? Было какое то событие, благодаря которому ты почувствовал себя взрослым?
— Я сейчас учусь на 2-м курсе Школы-студии МХАТ, летом снимаюсь в кино — по возможности… Родители меня поддерживают, в том числе и финансово, пока я не закончу институт. И вот лишь недавно я понял, что жесткой границы «ребенок-взрослый» не существует. И родители уже тебе доверяют, и ты начинаешь доверять себе, принимать решения. Главный признак взросления — момент, когда ты берешься нести ответственность за свои поступки и действия. Ну и конечно, приятно, приходя в ресторан с мамой, иметь возможность самому оплатить счет. Мама только отвернулась за деньгами, повернулась, а я уже оплатил. (Улыбается.)
— О каком подарке ты мечтаешь?
— Помню, однажды я опоздал с подарком папе на день рождения. Не отнесся к этому моменту должным образом, как следовало бы хорошему сыну. И папа мне тогда сказал: «Мне не важно, что ты подаришь. Возьми камень, напиши на нем «с днем рождения» и подари. Мне будет приятно». С той поры я так же к этому отношусь, понимаю, что главное — внимание, а не масштаб подарка.

Загрузка...