Онлайн-журнал о шоу-бизнесе России, новости звезд, кино и телевидения

Елена Валюшкина: «Жалею об одном — самое «вкусное» женское время я провела без любви»

«Я верю в свою счастливую звезду. Верю, что, несмотря на три пережитые клинические смерти, боль и потери, все будет хорошо». Про схватку с судьбой и плату за материнство, про съемки фильма «Формула любви» актриса откровенно рассказала «ТН».

0

— По роли в «Формуле любви» меня узнают до сих пор. Многие говорят: «Вы совсем не изменились, та же Мария Ивановна». Ну, ерунда, конечно, фильму уже 30 лет! Марк Захаров, режиссер картины, увидел меня, выпускницу Щепкинского училища, на показе в «Ленкоме» вместе со всем моим курсом. А в труппу пригласил меня одну. Если бы тогда я приняла это лестное предложение Захарова, наверняка моя актерская судьба сложилась бы иначе. Но я выбрала Театр имени Моссовета, где работал мой первый муж.

Вскоре Марк Анатольевич приступил к съемкам «Формулы любви» и вспомнил про меня. На тот момент он никак не мог найти актрису на роль Марии Ивановны. Знаю, что пробовалось много актрис — и известных, и нет, а сыграла я. Команда была блестящая: Абдулов, Фарада, Пельтцер, Броневой…

кадр из фильма "Формула любви"

— Марк Захаров долго искал актрису на роль Марии Ивановны. Знаю, что пробовались многие. А сыграла я. С Нодаром Мгалоблишвили и Александром Михайловым в фильме «Формула любви» (1984)

Премьера картины состоялась под Новый год в Доме кино. Ехала туда в эйфории, а выбежала в слезах! По первоначальному сценарию моя Маша — главная персона после Калиостро, вокруг нее крутится все действие. Но в итоге мою роль сократили вдвое. И все из-за глупого стечения обстоятельств. В разгар съемок Нодар Мгалоблишвили, сыгравший графа Калиостро, сломал ногу. Получилось это так: выходные он проводил со своими друзьями — грузинскими актерами — в общежитии «Мосфильма».

За столом всегда пел, у него божественный тембр голоса. И вот как-то вечером проходившая под окнами дама с собачкой, услышав его пение, бурно зааплодировала. Нодар — настоящий джентльмен, ради того, чтобы в знак благодарности поцеловать ей руку, спрыгнул со второго этажа. Его джентльменство всем нам вышло боком: Марк Захаров переписал сценарий, отменил многие сцены. По инициативе Абдулова Нодару был объявлен бойкот. Молчали мы долго, пока Захаров не собрал всех нас и не попросил: «Прекратите этот детский сад».



Публика восприняла картину на ура, через пару недель после премьеры мне уже было сложно спуститься в метро. Узнавали, подходили за автографом, мужчины через одного признавались в любви, предлагали руку и сердце. Я ждала хороших ролей в кино. Но предложений от знаменитых режиссеров так и не последовало. Думала, что вакуум в профессиональной сфере мне обеспечила злодейка судьба, а спустя годы выяснилось, что это дело рук моего первого супруга. Мобильных телефонов тогда не было, помощники режиссеров звонили на домашний номер и постоянно слышали фразу: «Артистка Валюшкина в ближайшие полгода плотно занята». Я пребывала в неведении, а муж — человек болезненно ревнивый — ликовал.

— Для вас его ревность оказалась неожиданной?


— Я вышла замуж в 20 лет, как только окончила театральный институт. Леонид Фомин, взрослый образованный мужчина, — педагог нашего курса, старше меня на 15 лет. Долгое время считала его самым-самым-самым, а то, что ревнует… Ну, обычное дело, мне же не с кем сравнивать. Возможно, моя любовь не угасла бы, если бы у нас родились дети. Но потомства Бог не дал, хотя с Леонидом Михайловичем мы прожили 12 лет. Я взрослела, терпеть ежедневные допросы с пристрастием на тему «Где была? Кому звонишь?» стало невыносимо. В один прекрасный день, когда мужа не оказалось дома, собралась с духом, покидала в спортивную сумку самое необходимое и ушла. В тот же вечер мой бывший муж возник на пороге гримерки. «Я тебя проклинаю! Умирать буду — не прощу», — сказал он, глядя мне в глаза, хлопнул дверью и ушел. И с тех пор со мной не общается — ни «здрасьте», ни «до свидания», никак.

Известно, что проклятие — сильная вещь, обязательно имеет последствия. Когда спустя многие годы я стала вести программу «Битва экстрасенсов», ее участники говорили, что в моей судьбе, явно нелегкой, прослеживается влияние магии: в моей жизни  всегда присутствовали бесконечные потери. Дадут — отнимут, поманят — оттолкнут… Все, что у меня на сегодняшний день есть, я получила вопреки обстоятельствам, а не благодаря. Это касается и личной жизни, и профессиональной. Несколько раз я находилась на грани смерти, выкарабкивалась чудом. Расскажу про одно из последних происшествий, подтверждающих то, что мистика сопровождает меня до сих пор.


В мае в Геленджике снимаем «Горько! 2». Съемочная группа подобралась отличная, работа идет легко, весело, с энтузиазмом. И тут получаю от одной своей приятельницы странную эсэмэску: «Лена, мне приснился жуткий сон, береги себя». Зная, что у Ольги отлично развита интуиция, немного напрягаюсь. На следующее утро нам предстояло сниматься в невеселых «интерьерах» — в гробах. Не страшно, главное, дабы не накликать беду, соблюсти давнюю актерскую традицию — положить под голову бутылку водки, а после съемок отдать коллегам — выпить за твое здоровье. Когда вокруг бассейна расставили семь гробов, я решила посмотреть, все ли в порядке, на месте ли бутылки. Вижу, все запечатаны, а у одной крышка криво закручена. Открываю, нюхаю — там вода! Устроила разнос реквизитору, потребовала заменить. И надо же — совпадение: именно в тот гроб режиссер меня и уложил! Снимаем, всем весело, кроме меня. Еще недавно смешливое настроение сменилось тревогой, озноб колотит. Следующая сцена — подводная. Прыгаем в глубокий бассейн. Звучит команда: «Камера! Мотор!» Кружим хороводом, по очереди подплываем к бортику, выпиваем шампанское, ныряем, и так несколько раз подряд. Неожиданно под водой ощущаю в шее нестерпимую боль — будто острым шампуром пронзили. Судорожно делаю глубокий вдох и… ухожу на дно, хватая ртом воду. Мысль одна: сейчас умру! Но почему-то легко всплываю. Выныриваю, захожусь в кашле и вижу протянутую руку нашей замечательной ассистентки по актерам Ксюши. Как в такой круговерти она меня заметила и вытащила, не понимаю. Когда при­ехала скорая, давление мое было критическим.

Следующие два дня, пока доснимали несколько сцен, на площадке дежурили медики. Придя в себя, позвонила Ольге — той, что написала мне про свой страшный сон. Хотела узнать подробности. Услышала такой рассказ: «Резкий звонок в дверь, иду открывать. На пороге ты в огромном пиджаке — с рукавами до колен. «Вы мне какой-то странный пиджак подарили, ходить неудобно», — говоришь. И вдруг за твоей спиной появляется моя давно умершая мама, тянет тебя за руку со словами: «Лена! Я тебя жду-жду, почему не приходишь? Пойдем, я все подошью, пригоню по фигуре, ступай за мной». Я ее оттолкнула, втащила тебя в квартиру и заперла дверь».

Ну что же, ее сон вполне мог оказаться вещим.



— Вы думаете, что то давнее проклятие повлияло на вашу личную жизнь? Каким образом?


— Через пару лет после развода с Фоминым я снова вышла замуж. В новом браке забеременеть не получалось, и даже «волшебное» ЭКО нам не помогало. Четыре попытки, и все неудачные! Кто знает, что это такое, тот поймет, какие муки пришлось пережить. И все же Бог меня услышал. Я забеременела, причем естественным путем, совершенно неожиданно, когда, измотанная болезненными процедурами, взяла паузу в лечении и запретила себе думать на эту тему. Родился здоровый красивый мальчик, Вася. У меня забрезжила надежда, что чудо может повториться еще раз. Так оно и вышло: сыну было пять, я снова оказалась в положении. Счастью не было предела ровно до того дня, когда пошла в женскую консультацию вставать на учет. При осмотре врач обнаружил миому и буднично спросил: «На какой день вас записать на аборт? Вы не выносите ребенка. В любом случае его потеряете и сами можете погибнуть».

Сказать, что фраза эта меня шокировала, — ничего не сказать. Но я все равно решила бороться. Объехала нескольких врачей и везде слышала одно и то же. Когда восьмой по счету доктор повторил про необходимость аборта, разрыдалась. Сижу в сквере, размышляю: «Видно, деваться тебе, Лена, некуда, придется смириться». Чуть ли не в ту же минуту раздался телефонный звонок. Звонила приятельница. «Поезжай на Пироговку, в отделение патологии беременных, я договорилась. Там опытные врачи, справятся».

Семь последующих месяцев я провела в больнице под капельницей. В выходные писала лечащему врачу расписку, что беру на себя все риски, и уезжала домой. Он отпускал с ­неохотой, каждый раз ­предупреждая о возможных опасностях. Я, радостная, садилась в «Ниву», неслась в деревню, где мы снимали дом. Через сутки, как правило, начиналось привычное кровотечение, я целовала Васю и уезжала. Однажды утром проснулась в луже крови, зову медсестру. Чувствую, что сознание плывет, вокруг меня круговерть лиц и голосов: «Бегом! У нас не больше 15 минут». А потом я отключилась. Душа попыталась отлететь, но врачи меня вернули на землю. Маруся родилась семимесячной, неделю не могла дышать, ее спасали неонатологи детской больницы. Думаю, что именно она помогла мне выкарабкаться и остаться на этом свете. Пришла в себя я очень быстро, выписалась и начала борьбу за жизнь дочери. Два месяца поднималась ни свет ни заря, везла в больницу бутылочки сцеженного молока. Подходила к кювезу, где лежала моя девочка, подключенная к аппаратам, и шептала: «Маша! Скоро домой, ты здорова». Первое время была настроена оптимистично: раз ребенок родился, значит, будет жить. Но потом заметила, что каждый день к одной из мамочек подходит доктор, отводит ее в сторону и говорит: «Ваша малышка слепая…», «У вашего мы обнаружили порок сердца». И женщины теряли сознание… Вечером, возвращаясь домой, я врубала в машине музыку и орала в голос: «А-а-а!» Ведь следующей мамашей, которой сообщат про ребенка-инвалида, могла оказаться и я. Но, слава Богу, все закончилось хорошо, Маша здорова.



— Рассказывая про борьбу за малышку, вы совсем не упоминаете о муже. В тот сложный период он вас поддерживал?


— Не помню, чтобы Саша как-то особенно со мной носился, но, наверное, говорил ободряющие слова, как иначе? Мое сознание было настолько затуманено, я настолько зациклилась на ребенке, что вообще не понимала, что происходит вокруг.

Именно с этого момента мы с Сашей пошли параллельными курсами. Так бывает в семьях со стажем, что поделать… Меня интересовали исключительно дети, Сашу — весь мир.

В том, что он постепенно отстранился от семьи, виню себя. Я настолько всегда была самостоятельной, аж страшно. Это большая ошибка, не стоит женщине демонстрировать силу любимому мужчине.

Елена Валюшкина с сыном Васей и дочерью Машей

— В том, что Саша постепенно отстранился от семьи, виню себя. Меня всегда интересовали исключительно дети, Сашу — весь мир. С сыном Васей и дочерью Машей. Фото: Арсен Меметов

На днях Вася у меня поинтересовался: «Мама, почему вы с папой не объявляете про свой развод? Когда друзья спрашивают о вас, я не знаю, что говорить!» Я ему за это благодарна, своим вопросом он развязал мне руки. Поскольку согласие ребенка получено, могу рассказать подробности. Осенью мы с Сашей действительно окончательно разошлись, хотя брак наш давно дышал на ладан. Но про это мы не распространялись, берегли детей. Официально мы развелись еще восемь лет назад ради решения квартирного вопроса, который по иронии судьбы так и не решили.


Расскажу нашу историю с начала. Мы с Сашей Яцко встретились в начале 1990-х в Театре имени Моссовета. Роман закрутился уже после моего развода с первым мужем. Мы играли в одном спектакле влюбленную пару, по ходу пьесы целовались, возникла естественная химия. Думаю, наш союз сцементировало страстное желание иметь детей. Саша еще ни разу не был женат, хотел создать семью, но не получалось… Я влюбилась как кошка, совершенно потеряла голову. Хотя после первого развода была уверена, что замуж больше не выйду, во всяком случае в ближайшие годы. Наверное, Саша меня тоже любил. Да и лестно мужчине было: после «Формулы любви» артистку Валюшкину знала вся страна, за мной ходили толпы поклонников.



Расписались мы через полгода, в декабре 1994-го, и я поменяла фамилию.


На «Битве экстрасенсов» все наши специалисты сказали, что мы с Александром Яцко — независимые друг от друга люди, без точек соприкосновения. Они правы, мы действительно совершенно разные. За 20 лет я так и не привыкла представляться: «Лена Яцко». Всегда говорила: «Валюшкина я». (Смеется.) Кстати, недавно я официально вернула девичью фамилию.

Первые годы нашей с Сашей совместной жизни можно назвать счастливыми. Я жила с ощущением полнейшего восторга от полученной свободы. Новый муж совсем не ревновал, никогда не спрашивал, где я и когда приду. Иди куда хочешь, живи как удобно. И я захлебывалась от неожиданного счастья: хочу — с подругой встречаюсь, хочу — по магазинам гуляю, и никто слова упрека не скажет. Тем не менее звонила ему, отчитывалась, где нахожусь и во сколько буду, слыша в ответ: «Возвращайся, когда сможешь…» Саша в то время много работал, был постоянно увлечен новыми проектами, я старалась не мешать своему талантливому мужу.

Так продолжалось очень долго и не закончилось с появлением детей.

 Елена Валюшкина с бывшим мужем Александром Яцко и детьми Машей и Васей

С бывшим мужем Александром Яцко и детьми Машей и Васей. (2007). Фото: из личного архива Елены Валюшкиной

У Саши непростой характер, его нелегко растормошить, увлечь делами семьи. Он из той породы одиноких волков, которых приручить, приучить к ошейнику и поводку невозможно. Я это понимала и, чтобы не обострять ситуацию, никогда не докапывалась, не выясняла с ним отношений, ни о чем не спрашивала. Жила, не анализируя, правильно поступаю или нет. Поставить точку помог случай.

Саша как-то надолго уехал, мне понадобилось срочно проверить почту, а компьютер завис. Метнулась было к Васиному ноутбуку, но он сказал: «Мам, я играю, возьми папин».


За все наши 20 совместно прожитых лет я, как человек воспитанный, ни разу не брала в руки телефон и компьютер Яцко. А тут будто судьба постучала по голове: «Валюшкина, про­зрей». В общем, случайно прочла то, что не мне было адресовано. И поняла наконец, что у мужа давно своя личная жизнь, мне в ней места нет и уже никогда не будет. Когда Саша вернулся, призналась, что прочла его переписку. Надеялась увидеть растерянность, услышать: «Лена, все не так, как тебе показалось», но нет, чуда не произошло. И тем не менее я рада, что все так вышло. Раз любви нет, не имеет смысла продолжать играть в семью. Родиться заново у меня явно не получится, так что позвольте в 52 года поступать так, как велит сердце.

Когда Саша забрал все свои вещи и наконец переехал, я испытала облегчение. Настала новая жизнь — без обмана! Я снова свежа и непорочна. (С улыбкой.) Помню, села в машину, врубила музыку и заорала, как тогда, с Машей: «А-а-а!» Но это был крик радости.



Вот так закончилась наша история, началась моя собственная. Я красивая умная женщина, с годами не превратилась в клушу, востребована в профессии. Жалею об одном: самое «вкусное» женское время — от 45 до 50 лет — я провела без любви.


С Сашей мы общаемся, но мало. Созваниваемся, чтобы обсудить дела детей. Вася унаследовал отцовский талант (Яцко по первому образованию архитектор), хочет поступать в МАРХИ. Из пригорода ездить на курсы далековато, поэтому живет с папой в Москве. Маша тоже растет творческой натурой, хорошо рисует, мастерит, вяжет, лепит. У нее, как и у Саши, абсолютный слух. Непонятно, кем станет, когда вырастет, может быть, и актрисой. Хотя профессия наша зависимая и завистливая.

В Театре имени Моссовета, которому я отдала 30 лет и сыграла более 30 главных ролей, сейчас для меня нет работы. Обидно? Очень! Но еще неизвестно, кто от нашей разлуки больше потеряет — я или театр.

У меня есть антреприза, я снимаюсь в кино, в ближайшее время выйдут три новых проекта. Вспоминаю, как Ирина Муравьева, с которой мы когда-то приятельствовали, учила: «Деточка, помни, театр, кино — это не главное! Приучай себя к мысли, что когда-нибудь их не станет в твоей жизни. Самое главное — это сама Жизнь». Действительно, проходит все: и красота, и молодость, и популярность. Мои роли стали возрастными, я уже играю мам главных героев, даже сыграла бабушку. Но в душе я — все та же Мария Ивановна из «Формулы любви», только немного закалившаяся в схватке с жизнью.

— Вы не скрываете свой возраст. Почему?


— Не хочу молодиться, но делаю все, чтобы выглядеть достойно. Не вижу ничего зазорного в том, что в этом мне помогает хирургия, как многим в нашей профессии. Смеюсь, когда от несведущих людей слышу фразу про то, как красиво стареют западные актрисы. Чудес не бывает, поэтому состоятельные женщины сохраняют молодость регулярно и по чуть-чуть: там подрежут, здесь поднимут. Мне нравится быть молодой и привлекательной, если бы я и не была актрисой, все равно отбеливала бы зубы и делала уколы красоты. Понимаю, что сейчас кто-то это прочитает и скажет: ой, такое трудное время, а она про белые зубы! Но давайте не бросаться в крайности. Ухаживать за собой — это естественно.



Моя внешность на сегодняшний день вполне соответствует внутреннему состоянию. Как говорила Любовь Орлова, мне всегда будет 35 после того, как исполнилось 40. Хочется влюбиться, желательно взаимно — давно не испытывала этого чувства! Мечтаю, как мой герой позвонит и скажет: «Валюшкина, выходи через пять минут, поедем туда-то. А потом в кино, а после поужинаем и выпьем вина…»

И это явно не старый, уставший от жизни дед. Рядом с состоявшимися ухоженными женщинами должны быть достойные спутники, и не важно — на пять лет или навсегда.

Экстрасенсы предсказали мне скорое замужество, я не против. Хочу наконец-то надеть белое платье — ни разу замуж в белом не выходила. Соберу друзей, брошу подружкам свадебный букет — пусть ловят свое счастье!

Елена Валюшкина

— Экстрасенсы предсказали мне скорое замужество. Я не против, хочу наконец-то надеть белое платье. Ни разу замуж в белом не выходила. С домашним любимцем Чикой. Фото: Арсен Меметов


Вот только жениха пока нет. Но я верю в свою счастливую звезду, ведь, несмотря на три пережитые клинические смерти, потери, предательства, проклятия, я все еще жива. Знаю точно: меня оберегает ангел-хранитель. Без его поддержки давно надорвалась бы. Когда силы на исходе, вдруг, откуда ни возьмись, берутся новые. Ангела моего зовут Татьяна — это моя мама. Она умерла рано, в 54 года, и с тех пор я ощущаю с небес незримую поддержку. Ей со мной нелегко, не посидишь, свесив крылья, у меня очень непростая жизнь, но что поделать.


Елена ВалюшкинаЕлена Валюшкина

Родилась: 8 декабря 1962 года в Потсдаме (ГДР)

Семья: сын — Василий (18 лет); дочь — Мария (12 лет)

Образование: окончила Театральное училище им. Щепкина

Карьера: актриса Театра им. Моссовета. Снялась в фильмах «Формула любви», «Граница. Таежный роман», «Универ. Новая общага», «Черная молния», «Горько!», «Горько! 2» и др. Вела программу «Битва экстрасенсов» на ТНТ. Снималась в передаче о здоровом питании «Подари себе жизнь». Заслуженная артистка РФ

Вам могут понравиться
Загрузка...