Онлайн-журнал о шоу-бизнесе России, новости звезд, кино и телевидения

Елена Север и Вера Брежнева: «Мы поем об одном чувстве»

0

6 апреля — премьера клипа на песню «Зла не держи», которую исполнили Елена Север и Вера Брежнева. Для обеих певиц эта песня стала экспериментом. У Елены прежде не было дуэтов с женщинами. А Вера никогда раньше не исполняла рок-баллад. Cъемки клипа тоже стали для обеих необычным опытом.

— У кого возникла идея сделать дуэт и долго ли она зрела?
Елена: Идея возникла спонтанно у поэта Михаила Сафарбековича Гуцериева. Я с ним плотно сотрудничаю, а с Верой он никогда не работал, и ему было интересно попробовать. Он считал, что получится хорошо еще и потому, что мы внешне совсем разные.
Вера: В итоге, правда, построили дуэт на нашем отличии — две разные женщины поют об одном чувстве.
Елена: Но петь вдвоем Вера не сразу согласилась…
Вера: У меня было много дуэтов, и мы решили объявить на них мораторий на ближайшие два-три года. И как раз в этот период предложили сделать дуэт с Еленой! И я сперва отказалась. Но мы снова вернулись к этой идее, и я подумала: «Почему бы и не попробовать». Мне стало интересно: песня «Зла не держи» близка к рок-балладе, в этом жанре я никогда не работала… И, судя по отзывам, эксперимент удался. Некоторые моменты в первоначальном варианте песни в итоге изменили под меня. Ведь песни, которые я исполняю, — это часть меня. Это как одежда, она должна подходить тебе по размеру. Так и с песнями: иногда их тоже нужно под себя «перешивать».

Фото: Пресс-служба «Русской Медиагруппы»

Особенности женских дуэтов

— Кстати, как вы договаривались, кто в чем будет выступать?
Елена: Это оказалось сложно. Когда выходишь на сцену одна, одеваешься сообразно своему настроению и можешь передумать за пять минут. А тут ты не имеешь права на подобные порывы: нужно хорошо смотреться вместе. Мы впервые выходили вдвоем на сцену на «Золотом граммофоне» — большом концерте, который показывали по федеральному каналу. Его режиссер звонил несколько раз, уточнял, в чем мы будем. Мы понимали, что должна быть одежда разных цветов, и договорились, что я буду в красном, а Вера — в черном. Но недопоняли друг друга. Вера предложила: «Давай будем в брюках». Я согласилась, представив себе классический костюм или комбинезон. А когда списывались за несколько часов до выступления, оказалось, что она имела в виду брутальные образы! Я не успевала поменять костюм полностью, но надела другой топ. И это одно из отличий женского дуэта от дуэта женщины и мужчины — надо четче согласовывать одежду, присылать фотографии своих вариантов. Когда я пела со Стасом Михайловым, мне достаточно было просто взять на выступление два платья, а ему два костюма — и один из моих нарядов обязательно подходил к одному из его костюмов. Сколько ни выступали, метод работал без сбоя.

Фото: Пресс-служба «Русской Медиагруппы»

— Но, наверное, выбор одежды был не главной сложностью?
Елена: Я не могла понять, как нам с Верой взаимодействовать на сцене. Когда поешь с мужчиной, все яснее. Даже если вас абсолютно ничего не связывает, вам легко сделать вид, а зрителям — понять, что вы хотите сказать долгим взглядом, поворотом головы… И все выглядит органично. Наверное, женщине и мужчине проще создать творческий союз: мужчина, как правило, готов уступить, а женщина включает свои женские хитрости — которые не включишь с другой женщиной! Когда поют две женщины, в этом больше творческой ревности — но это нормально. И не сразу понимать — нормально, на то и эксперимент. Это же мой первый женский дуэт.
— Вера, а вы можете сказать, сколько в вашем послужном списке именно женских дуэтов?
Вера: Пока только были дуэты для «новогодних огоньков». С Жанной Фриске и со Светой Лободой.
— Шестого апреля будет презентация клипа на вашу песню. Что и кому снимать — это решить сложнее, чем что кому надеть на концерт!
Елена: Да, мы долго обсуждали, какого режиссера взять и что снимать. У Веры одно видение, у меня другое, у моего продюсера было свое ожидание, у Вериного свое — и надо было, чтобы желания всех сторон совпали. Из нескольких режиссеров выбрали эстонского, его зовут Хиндрик Маасик, он уже работал с группой «ВИА Гра». И Хиндрик предложил снять очень красивую и странную северную историю — со снегом, лошадьми, совами, волками, шкурами животных, перьями в наших волосах — и одним мужчиной. Вера мне сказала: «Одна я на такое, может, и не решилась бы, все-таки у меня сложившийся образ. Бывает, меняешь его, и зрителю он не очень нравится. Но раз мы вдвоем и уже экспериментируем, может, стоит рискнуть?» Для меня это тоже был эксперимент: у меня всегда были сюжетные клипы, похожие на мини-кино, а в новом нет сюжета — но есть завораживающие, глубокие, утонченные картины.  Хорошо было бы снять клип на натуре, но обеим выкроить несколько дней, совпав по датам, было нереально. Поэтому снимали в павильоне, но декорации были выше всяких похвал — настоящие деревья, земля, лошади, волки… В роли героя снялся брутальный и не очень молодой немец, рекламирующий престижные автомобили, Андреас фон Темпельхофф. Он очень вписался. Мне очень понравился результат и нравился процесс. Особенно момент, когда я снималась с конем Пегасом. Я обожаю лошадей, и это было наслаждение! Жалко, что сцены с конем быстро отсняли.
— Вера, а вы снимались с животными?
Вера: Меня в тот день приняла волчья стая. (Смеется.) Я родилась в год Собаки, люблю собак всех пород, так что тоже получила удовольствие.

Фото: Слава Фрий/Meladze Music

От Север идет такое тепло…

— Вы хорошо знали друг друга до этой общей работы? Помните впечатления от первой встречи?
Вера: Когда мы с Леной познакомились, при встрече я была в легком шоке от ее красоты. Понятно, что мы все красивые по телевизору и на фотографиях в журналах, и в Instagram, но в жизни все может быть иначе. А тут я в первые минуты просто разглядывала, хотя знаю, что это неприлично. И про себя улыбалась контрасту: она Север, но от нее такое тепло идет. На съемку пришел ее сын, и Лена его так нежно поцеловала, на такой правильной волне с ним общалась. У меня дочери, и я знаю, как вести себя с девочками, а с мальчишками — не знаю, это другая планета.
Елена: Верина красота не стала для меня неожиданностью. (Улыбается.) К моменту нашей первой встречи я знала о Брежневой гораздо больше, чем она обо мне, потому что мы с ней встретились на съемках моей программы «Непридуманные истории»: я же основательно готовилась к интервью. Вера оказалась еще более занятой и стремительной, чем я думала. Она прибежала ко мне с записи одной программы и убежала потом на другую. Обычно, даже когда мои гости вначале предупреждают, что у них мало времени, все равно сидят дольше, чем планировали, но Вера умчалась. И мне было так жалко: я многое не успела спросить, мы многое не обсудили. И когда готовились впервые вместе выйти на сцену на «Золотом граммофоне», у нее тоже было мало времени.
— Хотела спросить, не стали ли вы теперь, после совместной работы, ходить друг к другу в гости, но боюсь, что уже знаю ответ…
Елена: Да-да, на создание и поддержание отношений нужно время, а его нет ни у Веры, ни у меня… Но я уверена, если я ей позвоню, она всегда откликнется на мой звонок — как и я на ее. Мы всегда найдем время поговорить, обсудить то, что для нас важно.
Вера: У нас теплые отношения, мы рады друг друга видеть. Елена как раз относится к людям, с которыми можно дружить.

Фото: Слава Фрий/Meladze Music

Они есть! Друзья детства

— А вообще как складывается дружба в шоу-бизнесе?
Вера: В шоу-бизнесе дружить нелегко. Именно из-за графиков. Ведь нужно, чтобы вы с человеком в одно и то же время были свободны для встреч — и так регулярно! В большинстве случаев это невозможно в принципе. Еще желательно, чтобы вы жили недалеко друг от друга. То есть с коллегами, которые мне очень симпатичны, и если мы пересекаемся на работе или вместе летим в самолете, можем с удовольствием поболтать. Например, у нас взаимная симпатия с Сашей Реввой и всей его семьей, с Сережей Светлаковым, Светой Лободой, Надей Дорофеевой. Мы не встречаемся за чашечкой чая, но когда оказываемся на одном проекте, бывает работать и легче, и веселее. И я знаю, что если позвоню им и попрошу помочь, они выручат.
Елена: У меня есть подруги и в этом мире — Инна Маликова и еще одна Инна — жена Стаса Михайлова. Мы сразу нашли общий язык, всегда стараемся встретиться, списываемся.
— А подруги для вас сейчас — это больше общий досуг? Или люди не менее близкие, чем семья?
Елена: Мне повезло: я по своему опыту знаю, что женская дружба существует. Мы с моей ближайшей подругой Светланой вместе со школы. Учились в параллельных классах, а начали дружить уже старшеклассницами — когда стало понятно, кто в какую личность превращается. Света не имеет отношения к музыке, кино и телевидению — она занимается психотерапией. Но для нее очень важно то, что я делаю, а для меня важно то, что делает она. Я точно знаю, что она меня поддержит. Я переехала в Москву, а она живет в Питере, но она, не видя и не слыша меня, может на расстоянии чувствовать, когда мне плохо. У меня с мамой прекрасные отношения — мне и в этом смысле невероятно повезло — но Света мне близка не меньше. Она несколько лет жила в Америке, и мы не виделись, но писали письма, которые храним до сих пор, — они не электронные, а на бумаге. Она уехала 25 лет назад, когда не было соцсетей и по телефону было слишком дорого разговаривать долго. Я так страдала, когда она улетела, месяц ходила с ощущением, что Светочка вот-вот вернется, — ее просто не может не быть рядом! У нас и мальчишки дружат, ее сын родился между моими Юрой и Володей.
— Вера, у вас есть подруги, с которыми вы вместе со школы?
Вера: Я в детстве была немного отшельником — очень закрытым ребенком. Причин тому было много. Школу я не любила, мне там было весьма неуютно, и в классе ко мне многие относились плохо, потому что я была из самой бедной семьи. Но все-таки было несколько добрых, заботливых девочек, относившихся ко мне тепло, — и я им отвечала взаимностью, даже могла подраться, защищая их от других. После школы уже не поддерживали отношения, только с классной руководительницей Светланой Владимировной. Даже сделала ей небольшой сюрприз: когда была в родном Днепродзержинске, приехала к ней в гости. Так приятно было — как по мне, она вообще не изменилась. А вот когда я училась в институте в Днепропетровске, у меня появилась очень близкая подруга Роксана. Она там так и живет, работает по специальности, в казначействе. Мы по сей день близки. А с самого детства мне вообще повезло: моими лучшими подругами всегда были мои три сестры — Галя, Вика и Настя.
— Вы со всеми тремя дружите совершенно одинаково? Или одна из них самая-самая близкая?
Вера: В детстве жили в квартире так: родители в одной комнате, Галя с Викой — в другой и мы с Настей — в третьей.
— Но почему? Ведь Вика и Настя двойняшки…
Вера: До сих пор не знаю, чем руководствовались мама с папой, распределяя нас так. Логичнее было бы Вику и Настю определить в одну комнату, но, видимо, мама с папой хотели, чтобы у каждой младшей дочки был свой куратор. Чтобы была чистота в комнатах, было с кого спросить… Жили мы старшая с младшей — и очень дружно. В нашем детстве телефонов и гаджетов не было — приходилось развлекать себя самим. И мы устраивали конкурсы между комнатами, играли в резиночки комната на комнату, бились подушками комната на комнату. Иногда кто-то кого-то мог обидеть, и тогда одна комната ополчалась на другую. И когда мы выросли, остались очень близкими с Настей. Я была с ней в роддоме, когда она рожала Варю и когда рожала Луку. Она с семьей жила у меня дома, когда у них шел ремонт. Сейчас же мы чаще общаемся с Викой — просто потому что она ближе живет. А Галя обосновалась в Греции, и мы видимся, увы, редко: последний раз она приезжала на мой день рождения. Но спасибо интернету — онлайн-общение спасает. У нас есть общий чат, в который входят сестры и мама. Он называется «Фэмили», семья. К сожалению, папы уже нет, поэтому наша «фэмили» чисто женская… Там и приколы, и информация — чтобы не повторяться и не писать одно и то же четверым людям. Кстати, есть и еще один чат — «Хэппи фэмили» — там мы развлекаемся со всеми нашими детьми, у которых есть телефоны.
Шестнадцать лет назад, когда я начала работать в группе «ВИА Гра», я переехала в Киев и осталась одна — без любимых сестер, мамы, подруг, и главное — вдалеке от моей маленькой доченьки! Все было хорошо, девочки из группы меня тепло приняли, продюсеры поддерживали, Надя Мейхер приютила в своей квартире. Но какая же была тоска без семьи! Я привыкла жить с большим количеством близких людей, в детстве мы впятером с сестрами и мамой любили завалиться вечером на диван и рассказывали, как прошел день… Три-четыре месяца в Киеве я терпела, стиснув зубы. Меня при возможности отпускали домой, но иногда работы было столько, что ездить в Днепродзержинск было некогда. У меня чуть ли не депрессия началась. Проскочила мысль: брошу все, вернусь домой! Хорошо, что я ей не поддалась! Я жаловалась девочкам: «Хочу домой!» Они меня старались отвлекать и развлекать — мы и ночевали, и ели вместе, и гуляли. Мы были очень близки тогда. А через семь месяцев меня отпустило, я вошла в режим, стала получать кайф и поняла, что о возвращении не может быть и речи — но начала работать над тем, чтобы перевезти в Киев родителей, дочку и сестер. Я сделала это уже через полтора года после прихода в «ВИА Гра».
— А в последние годы обзаводились новыми близкими подругами?
Вера: Больше десяти лет я дружу с Ниной Горбачевой. Горбачева и Брежнева — сладкая парочка. (Смеется.) Нина мне помогала с благотворительным фондом, который я основала в 2006 году, и мы очень сблизились. Еще есть подруга в Лос-Анджелесе — Юля. Она как раз помогает сейчас моей дочери Соне чувствовать там семью. Есть Ханна (стилист, модель Ханна Хмелева. — Прим. «ТН»). У нас с Ханной разница в возрасте 12 лет. Казалось бы, ну что может быть у нас общего? Оказалось, что общего много, в том числе дни рождения в один день. Мы уже состояли в приятельских отношениях, сидели болтали, и я стала рассуждать, как лучше отметить день рождения. Вот, говорю, 3 февраля будет… А Ханна: «Стоп, как у тебя? Это у меня 3 февраля!» Узнав о таком совпадении, мы стали еще ближе и находим возможность общаться, хотя она живет в Питере. Еще есть подруга Таня Булыгина, руководитель лектория «Прямая речь» — но я не с ней одной дружу, мы обожаем друг друга семьями. И, конечно, с Леной Перминовой. Знаю: всем этим подругам могу доверять, как и они мне.
Елена: Конечно, сейчас процесс сближения с людьми идет совсем не так интенсивно, как шел 15-20 лет назад. С возрастом появляется меньше новых близких друзей. Ты больше закрываешься, меньше подпускаешь к себе, ведь уже есть опыт разочарования в людях или даже предательства. Но есть и хорошие новости. (Улыбается.) Становится легче поддерживать ровные добрые отношения — и их начинаешь ценить все больше. А те близкие отношения, что уже есть, превращаются в совершенно мощные опоры.

Загрузка...