Онлайн-журнал о шоу-бизнесе России, новости звезд, кино и телевидения

Анастасия СТОЦКАЯ: передо мной не стоял выбор – семья или работа

0

В октябре в Театре МДМ состоялась премьера легендарного мюзикла «Шахматы», который в 1984 году написали три выдающихся автора — обладатель премий «Оскар», «Эмми» и «Грэмми», британский драматург Тим Райс, а также экс-участники группы ABBA Бенни Андерссон и Бьорн Ульвеус. Мюзикл основан на реальных событиях — борьбе русского и американского гроссмейстеров за шахматную корону на фоне холодной войны между СССР и США. Одну из главных ролей — секунданта Флоранс Васси – в мюзикле играет Анастасия Стоцкая. О своей новой роли, выборе творческого пути, родстве душ с Филиппом Киркоровым и воспитании детей Анастасия рассказала «ТН».

— Каковы ощущения после первых показов мюзикла «Шахматы»?

— Я счастлива, что мы смогли выпустить спектакль и играем его вопреки всем ожиданиям и предстоящим возможным запретам в связи с пандемией. «Шахматы» — один из главных и знаковых для меня проектов после «Чикаго», хотя для меня каждая роль – как маленький ребенок, к каждой я как-то особенно готовилась. И все мои роли были прекрасными, необычными и яркими.

— Материал не самый простой для мюзикла, «Шахматы» уже назвали спектаклем для думающего зрителя. Как это отразилось на вашей работе? Как погружались в материал?

— Первые две-три недели мы просто учили музыкальный материал, потому что он очень непростой, сложные хоры, много партий, все очень разные по стилистике. Перестраиваться непросто: то ты поешь в более мощной, роковой манере, а уже следующая песня должна быть в классическом звучании. Потом с нами начал работать Женя Писарев — очень чуткий, тонкий, подробный режиссер. Входила в роль постепенно, искала пластику, разбирала по действию все детали. В целом это была весьма тонкая, скрупулезная, филигранная работа. Основные же моменты роли находятся, когда ты уже выходишь на сцену в широких брюках с карманами, когда есть возможность играть с костюмом и реквизитом. Для того нам и были даны 2,5 месяца репетиций, чтобы спокойно найти характер и распределиться эмоционально.

— В мюзикле принимает участие и ваш сын Саша, играет роль сына русского гроссмейстера. Это его дебют на театральной сцене?

— Да, в «Шахматах» играют наши детки — сын актера Стаса Беляева, дирижера Жени Загота и мой сын Саша. Не скажу, что это дебют, потому что Саша занимался в актерский студии и выходил на сцену в детских спектаклях, где у него были главные роли. Но на такой большой площадке, перед взрослым зрителем сын действительно выступает впервые. К тому же это первая наша совместная работа на одной сцене. На удивление, он совсем не волнуется, чувствует себя на сцене как рыба в воде. Изначально я сказала сыну: «Есть возможность прийти на кастинг к Жене Писареву, как ты на это смотришь?» Саша ответил: «Да, конечно, я хочу!». Ну и потом, для меня это возможность провести лишний вечер с ребенком. Саша приезжает за час до начала спектакля, весь вечер со мной, делает уроки у меня в гримерке, а потом мы вместе едем домой. Не могу сказать, что сын мечтает стать артистом, но ему нравится выступать, нравится театральная атмосфера. Он уже знает весь спектакль, поет его дома. Это так забавно, когда вдруг за ужином Саша начинает напевать сцены из спектакля с достаточно взрослым текстом.

— Вы сами поете во всех мюзиклах. Приходится как-то беречь голос, есть у вас рецепты, как быстро вернуть его в форму? 

— У меня никогда не было проблем со связками, несмыкания и прочего. Это значит, что я правильно пою, хотя не могу сказать, что системно обучалась вокалу. В театральном институте мы, конечно, занимались, но это было один-два раза в неделю. Потом на всех концертах и выступлениях я пела «живьем», помогала хорошая практика и природные данные. У меня не случалось такого, чтобы я перепела и сорвала голос, единственное, что может повлиять на связки, — болезнь. Я стараюсь себя беречь, высыпаться, закрывать горло на холоде. Но если уж заболела, то тут может помочь только фониатр – с вливаниями адреналина, всевозможными коктейлями, которые заливаются на связки. Только он спасает, если нет замены и нужно выступать. В «Шахматах» у нас действительно очень сложный материал, и у меня произошел большой скачок с того момента, как я начинала работать на репетициях, до того, как я выступаю сейчас. Честно говоря, я думала, что не справлюсь, было очень сложно – высокие вокальные партии, а у меня все-таки голос пониже. Но в итоге я распелась, и это был для меня незабываемый вокальный тренинг. Я работала с утра до ночи, пела везде — в машине, дома, в гримерке. Постоянно слушала, «снимала» что-то полезное для себя с предыдущих, оригинальных версий «Шахмат». И все, кто со мной работает, говорят: «Настя, ты сделала просто грандиозный скачок!» Мне очень приятно слышать такие слова от людей, которые для меня являются авторитетами. Я счастлива, что меня утвердили на эту роль, и в итоге считаю, все получилось очень здорово. Но впереди предстоит еще большой путь, потому что на самом деле после премьеры только начинается поиск. Я в каждый спектакль стараюсь привносить что-то новое, какие-то актерские штучки, выискиваю новое в характере, стирая ластиком, что было до этого. Каждое выступление – как в первый раз, за это я и люблю театр и мюзикл. Мне нравится, что моя роль Флоранс весьма амплитудная, глубокая и драматичная, здесь можно быть и сильной, и слабой, и нежной, и мощной, самой разной.

— Писали, что вы к премьере похудели больше чем на 10 кг, это режиссер перед вами такую задачу поставил?

— Нет, никто такой задачи передо мной, слава богу, не ставил. Просто я сама знаю, что мне хорошо быть худой, и пока нахожусь в процессе достижения желаемой формы. Но худеть я начала не к премьере, а намного раньше, еще с зимы. Я поправилась после вторых родов, потом еще набрала, потому что ела одни круассаны и сладости, так мне хотелось. Видимо, такой был период, питалась как хотелось и особо физически при этом не напрягалась. Когда случилась пандемия, начала дома заниматься спортом каждый день, что мне вообще не свойственно, в этом плане я очень неорганизованная. Но начала заниматься и втянулась, тренировалась три месяца, а потом начались репетиции «Шахмат» и занятия пришлось прекратить, так как сил совсем не оставалось. Но я продолжаю правильно питаться, не ем после шести, и лишний вес постепенно продолжает уходить естественным образом. У меня в жизни были разные варианты похудения, и я поняла, что если я себя жестко в чем-то ограничиваю, то потом начинаю на это набрасываться, организм снова начинает откладывать запасы. Поэтому я шла к своей цели медленно, но верно, и мне удалось сбросить 10-12 килограммов, сейчас уже особо не смотрю на цифры. Но с начала премьеры «Шахмат» штанишки уже начали на мне болтаться, пора их ушивать. (Смеется.)  Худой быть всегда хорошо, это сразу другой вид, минус 10 лет, а артист вообще всегда должен выглядеть подтянутым, здоровым, красивым.

— Если вспомнить, как все начиналось, какой момент в своей жизни считаете переломным? Когда вы поняли, по какому пути нужно двигаться и чем вы хотите в жизни заниматься?

— В моей жизни все происходило плавно и естественно, всегда появлялся тот, кто в меня верил, помогал, подталкивал. В пять лет мама отдала меня на танцы, которыми я занималась с бешеной самоотдачей. Мама могла иногда сказать: «Настенька, может, мы пропустим сегодня занятие?» – а я отвечала: «Ни за что!» – так как очень любила танцевать. Но когда мой брат (актер Павел Майклов. — Прим. «ТН») решил поступать в театральный институт, я сказала, что тоже стану актрисой. Как сейчас помню тот разговор на кухне, Паша сказал: «Ты еще сто раз передумаешь», – а я ответила: «Нет!» И я не передумала, хотя на тот момент проявила себя просто как сестренка-повторюшка, хотела быть во всем, как старший брат. Это происходило в Киеве, а потом мы переехали жить в Москву. Помню, я мечтала поступить в ансамбль Игоря Моисеева, но опоздала на набор и очень расстроилась, даже плакала. В итоге стала заниматься танцами в студии при Театре Луны. Мы тогда жили в Мытищах, и я каждый день ездила из Подмосковья в Козихинский переулок на Маяковке, где тогда находился театр. А потом мой старший брат поступил в ГИТИС, и я много бывала на его дипломных спектаклях, экзаменах по актерскому мастерству, к нам приходили его друзья студенты. Потом худрук Театра Луны Сергей Борисович Проханов занял меня в спектакле «Фанта-Инфанта», а позже решил набрать свой первый экспериментальный курс актеров театра, кино и мюзикла в ГИТИСе. Меня он знал с 11лет, когда я начала танцевать в спектаклях Театра Луны, и очень хотел, чтобы я поступила к нему, что и случилось. На четвертом курсе сыграла у Сергея Борисовича в спектакле по роману Набокова «Губы», на премьеру которого как раз и пришел Филипп Киркоров. Увидел меня и позвал на кастинг в мюзикл «Чикаго».

— А как вы стали певицей?

— Я никогда не мечтала быть эстрадной певицей, но в моей жизни появился Филипп Бедросович и сделал мне такое предложение. Отказываться я не стала. Я достаточно долго выступала и до сих пор, в принципе, регулярно участвую в корпоративных концертах. Но жанр мюзикла мне все же намного ближе и понятнее, нежели шоу-бизнес. Тем не менее время работы с Филиппом дало мне медийность, узнаваемость и интересный опыт. Я не исключаю, что когда-нибудь еще спою пару хитов, но пока меня все устраивает, я наслаждаюсь работой в мюзиклах.

— Обращаетесь к Филиппу Бедросовичу за советом и помощью в трудную минуту?

— Я всегда советуюсь с Филиппом, и спасибо ему, что приходит на все мои премьеры, поддерживает, очень радуется и гордится мной, мне это невероятно приятно. Для меня Филипп – как родственник, очень близкий и родной человек, мы друг друга чувствуем на космическом уровне. Например, он может с кем-то обо мне говорить, и в этот же момент я ему звоню или пишу. Когда у меня возникают вопросы по разным аспектам жизни, я обязательно советуюсь с Филиппом и всегда прислушиваюсь к его мнению. Раньше, когда была еще молоденькой и глупенькой, а он был моим продюсером, могла что-то пропускать мимо ушей. Но сейчас повзрослела, жизненные взгляды во многом поменялись, слава богу. Конечно, Филипп – один из тех главных наставников, кто однажды в меня поверил. Как и Сергей Борисович Проханов когда-то, как руководитель моего танцевального коллектива Галина Николаевна Кайгородова, которая дрессировала нещадно, но всегда вселяла в меня уверенность. Так и Филипп верил в меня значительно больше, чем я сама, тогда еще не готовая к такому стремительному взлету. А он всегда говорил: «Ты этого достойна!»

— Куда бы хотелось двигаться дальше? Душа ваша к чему сегодня тянется?

— Меня вполне устраивает работа в компании «Бродвей Москва» Дмитрия Богачева, потому что все его постановки — это всегда знак качества и профессионализма. Для меня не проблема работать по 20-30 спектаклей в месяц, я привыкла к такому графику. Так что на ближайший год мой главный проект — мюзикл «Шахматы». И еще я играю в драматическом спектакле «Леди на день» в Театре Российской Армии. Возможно, зимой мы снова начнем играть «Шоу пошло не так». А дальше я с трепетом и волнением жду новых ролей и предложений.

— Как удается совмещать до 30 выступлений в месяц с семейными заботами и воспитанием детей?

— Не всегда получается, бывают периоды, когда страдает семья и я мало ее вижу, но они с пониманием к этому относятся. Хотя сын недавно начал задавать мне вопросы: «Мама, а что бы ты выбрала — работу или меня?» Я говорю: «Конечно, тебя, малыш», – но он не отступает: «А почему же ты так много работаешь?» Я прошу Сашу потерпеть, пока пройдут премьерные показы: станет полегче, и мы все наверстаем. Но для меня, конечно, как ножом по сердцу слышать от ребенка такие слова. Верочка пока еще маленькая и не может так сформулировать вопрос, но я понимаю, что ей тоже не хватает мамы. Особенно в репетиционный период подготовки проекта, когда ты на два месяца погружаешься в процесс и репетиции длятся по 6-7 часов в день. Домой приходишь уставшая, ложишься на кровать, ноги вверх, и не хочется ни играть, ни готовить, ничего. Но я стараюсь быть с детьми в диалоге, объяснять им, что у меня такая работа. Зато вот сейчас я выпущу спектакль и днем буду все время с вами, а вечерами ездить в театр. По возможности всегда беру детей с собой на репетиции и спектакли, чтобы они видели, чем я живу и как работаю.

дети артистки — Саша и Верочка

— Как вас изменило материнство?

— Я в принципе повзрослела за эти годы, как любой человек. Первый ребенок у меня родился в 29 лет, это стало переломным моментом. Пришлось перекраивать всю жизнь — никаких больше вечеринок и праздного времяпрепровождения с друзьями. Я кормила Сашу год и семь месяцев, хоть и начала работать достаточно рано, просто везде возила сына с собой, на все спектакли и гастроли. С Верочкой все было намного проще, она у нас более спокойная и самодостаточная девочка, да и кормила я ее только полгода. Причем уже через 10 дней после рождения дочки у меня начался новый проект — мюзикл «Чайка», куда на репетиции со мной приходила мама, чтобы я могла кормить ребенка. Я стараюсь лавировать, как и все остальные родители, приспосабливаться к обстоятельствам.

— Как мне кажется, вы мама скорее демократичная, чем строгая?

— Я строгая, когда ситуация того требует. Например, если ребенок не хочет делать уроки, я могу немножко повысить голос. Первые два года, когда Саша пошел в школу, я постоянно делала уроки вместе с ним, все контролировала. А в этом году сказала: «Санечка, все, давай теперь сам, ты уже большой. Чтобы мы с тобой не ругались и оставались друзьями, пусть это будет твоей зоной ответственности. Но если вдруг тебе будет нужна помощь, всегда обращайся». Но я, конечно, всегда на связи с учительницей, если вдруг сын начинает плохо успевать, то провожу с ним разъяснительные беседы. Планшет и телефон убираются подальше, ребенок включается в учебу и начинает больше заниматься. Саше нравятся многие предметы — математика, английский, литературное чтение, рисование.

— Недавно вы выложили фото с сыном, подписав его «Александр Сергеевич Абгарян». Достали хейтеры и поклонники, утверждающие о сходстве Саши с Филиппом Киркоровым?

— Я стараюсь с юмором смотреть на эту ситуацию, и, слава богу, все мои домашние тоже. (Смеется.)  Читаем, смеемся, мама мне всегда говорит: «Настя, ну чего ты нервничаешь, ладно бы они правду писали!» Как-то решила выложить пост «Привет хейтерам!» – но никого переубеждать не собираюсь, это просто смешно. Они все равно будут верить в то, что сами себе придумали, хоть им ДНК покажи. И кстати, те люди, которые нас с Филиппом знают в жизни, говорят, что мы реально похожи. И это правда — мы похожи и характерами, и внешностью. Между нами есть космическая связь, которая делает нас родственными душами и близкими людьми. Филипп для меня судьбоносный человек, и, возможно, в каких-то прошлых жизнях мы тоже были вместе.

— А в жизни Саша дружит с детьми Филиппа Бедросовича? Они ведь почти ровесники?

— Не могу сказать, что они закадычные друзья, поскольку мы все-таки не так часто встречаемся, в основном на праздниках и днях рождения. Филипп всегда приглашает нас на дни рождения Мартина и Аллы-Виктории, и я по возможности, если они в Москве, зову их на наши праздники. На мероприятия я крайне редко сейчас хожу, особенно с детьми. Саша этого вообще не любит, у него уже есть своя позиция: «Я не публичный ребенок! Фотографироваться не буду». Вот Верочка любит покривляться перед камерой, а Саша – нет. Если раньше, когда был помладше, еще как-то могла его уломать, то сейчас он стал очень категоричен.

— Каким для вас выдался этот непростой для всех 2020 год, ваши главные победы и огорчения?

— Для кого-то время пандемии было очень тяжелым, но я провела его в изоляции прекрасно. Была рядом со своими детьми, много занималась собой, спортом, пересмотрела кучу классных фильмов, на которые много лет не могла найти время. Я стала еще больше ценить свою работу, а моя главная победа и награда — роль Флоранс в мюзикле «Шахматы». Никого я в этом году не родила и не планирую в ближайшем времени. (Смеется.) Я просто счастлива: у меня прекрасные дети, которыми я очень горжусь, — невероятно яркие, удивительные, красивые. У меня потрясающие молодые родители, спасибо им за все, потому что только благодаря родителям я стала той, кем являюсь сейчас. У меня есть моя любимая работа, без которой я не представляю своей жизни. И слава богу, передо мной никогда не вставал выбор — семья или работа. У меня всегда была возможность выбирать из лучших проектов, а не хвататься за все подряд. Я бы хотела и дальше продолжать в том же духе, хочу еще детей, хочу еще больше работы, интересных проектов. Ну и конечно, хочется, чтобы скорее закончился этот фантастический фильм «Эпидемия», в котором мы все с вами оказались. Кстати, сама я перенесла коронавирус в легкой форме, только потом поняла, что переболела, когда сдала анализы. У меня все прошло легко, без температуры, на ногах. Причем я контактировала и с детьми, и с родителями, слава богу, всех как-то пронесло. Сейчас я еще лучше понимаю, как важно наслаждаться моментом и ценить то, что имеешь здесь и сейчас.

фото: Мария Лидина / личный архив / пресс-служба МДМ

Досье

Родилась: 7 октября 1982 года в Киеве

Образование: РАТИ (ГИТИС)

Семья: замужем, сын Александр (9 лет), дочь Вера (3 года)

Карьера: актриса, певица, играла в Театре Луны, где ее в 2002 году заметил Филипп Киркоров и пригласил на главную роль в мюзикле «Чикаго». Позже стал ее продюсером, после чего и началась сольная карьера Анастасии. В 2003 году получила Гран-при конкурса «Новая волна» в Юрмале. Исполнила главные роли в мюзиклах «Чикаго», «Кабаре», «Зорро», «Поющие под дождем», «Летучий корабль», «Чайка» и др.

 

Загрузка...