Алексей Учитель: «Я бы не расстроился, стань сын банкиром - сейчас бы не пришлось искать деньги!»

24-летний сын известного режиссера Алексея Учителя Илья продолжил династию и выпустил в прокат первый полнометражный фильм — комедию «Огни большой деревни» с Дмитрием Дюжевым в главной роли. Папа навестил сына на площадке лишь однажды и уже два часа спустя был изгнан за попытки подорвать режиссерский авторитет Учителя-младшего... В интервью отец и сын рассказали о пользе спорта, нелюбви к музыкальной школе и разных взглядах на кино.

09.02.2017, 12:30, Марина Кузнецова

Фото: Юлия Ханина

— Илья, Дмитрий Дюжев переживает, что после роли хама и дебошира в вашем фильме «Огни большой деревни» зрители так и будут воспринимать его в этом образе.

— Не знаю, почему Дима начал переживать, ведь когда мы с ним только обсуждали сценарий, он с большим энтузиазмом воспринял идею провести полтора веселых месяца в деревне привязанным к инвалидному креслу. (Смеется.) Дима играет актера-скандалиста, которого прямо с поезда похищают герои, мечтающие снять кассовый боевик и тем самым спасти провинциальный кинотеатр от закрытия. Но похитить — это полдела. А как заставить знаменитого актера играть, если у вас ни копейки на гонорар? Только силой и шантажом, приковав к инвалидному креслу и выдав за парализованного мексиканского мстителя. Сам Дима скандалистом не является, он очень приличный человек. (Смеется.) Мне кажется, ему была интересна эта роль: таких персонажей он еще не играл. На стадии написания сценария рассматривались разные актеры, но, когда стало ясно, что есть возможность позвать Дмитрия Дюжева, раздумья ушли. Кстати, мы с ним уже были знакомы — когда-то давно снимали социальную рекламу с его участием. А в этот раз увезли его в Вышний Волочек — там проходили съемки.


— Интересно, какой у вас был рекорд по количеству дублей? У вашего отца, например, 53 дубля — на картине «Космос как предчувствие». Было желание его переплюнуть?

— У меня не такая внушительная цифра, но я тоже большой любитель поснимать до упора. (Улыбается.) Просто не было времени развернуться, снимали все в сжатые сроки: уложились в 30 съемочных дней. А проблемы сыпались примерно каждые десять минут. Но мне очень повезло со съемочной группой, которая во многом состояла из моих друзей по институту. Так что все неполадки устранялись слаженно и оперативно. Если вспоминать технически сложные моменты, то это, конечно, сцена пожара, к которой мы долго готовились. По сюжету должен был быть сожжен
 Читайте также 
Алексей Учитель: мы снимаем качественное кино!
кинотеатр, а на самом деле мы устроили большое файер-шоу. Настоящий Дом культуры, послуживший нам кинотеатром, не пострадал. Ну разве что окна все выбило — но мы, само собой, все потом восстановили.

Но без ранений не обошлось… Мы снимали безобидный эпизод, в котором главная героиня в исполнении актрисы Насти Мытражик едет на древнем мотоцикле. Реквизит, передвигающийся со скоростью 30 км/ч, мы заприметили еще за год до начала съемок. Его все это время берегли для нас, чинили и всячески готовили к работе, но в час икс он заглох — ни туда ни сюда! За два дня до этого мы специально вызвали на площадку Настю, чтобы она научилась управлять железным конем. Но очень скоро стало ясно, что вряд ли это так быстро у нее получится. Тогда на роль ее дублерши вызвалась ассистент художника по костюмам Оля. Она прекрасно водит, и мы с радостью согласились. Сам мотоцикл, кстати, так и не завелся — пришлось прицепить его к автокрану. В итоге, когда уже пошел дубль, заклинило рулевую­ рейку, и мотоцикл перевернулся набок. Хорошо, Оля успела спрыгнуть, в результате отделалась парой сломанных пальцев на ноге. Но в то мгновение все казалось гораздо страшнее.

"Огни большой деревни", кадр из фильма
Кирилл Фролов, Дмитрий Дюжев и Максим Емельянов (кадр из фильма «Огни большой деревни»). Фото: Пресс-служба Каропрокат



— В какой момент всего этого творческого безобразия на площадке появился ваш папа Алексей Учитель?

— Они с мамой приехали только однажды и через два часа были изгнаны, так как папа всячески мешал. (Смеется.) Начал он с вопроса, почему все смеются при просмотре материала на плейбэке: мол, пока снимаете комедию, никакого смеха — плохая примета! Дальше — больше: стал вовлекать в кадр лошадь, которая паслась на поле. А зачем мне лошадь, которую я потом не смогу смонтировать? Ведь не факт, что она будет во всех нужных кадрах. «Лошадь, которая ходит на заднем фоне, — это смешно!» — отстаивал свою позицию отец. Ну, не знаю, мне эта идея почему-то не показалась забавной… Тогда папа переключился на нашего оператора Алишера Хамидходжаева и дальше уже «продвигал» животное в кадр через него — в какой-то момент я не выдержал и предложил им с мамой уехать, чтобы они окончательно не подорвали мой режиссерский авторитет!

Алексей Ефимович: Я же не ради проверки приезжал, а посмотреть, как движется процесс. Моя киностудия «Рок» занимается дебютными проектами молодых режиссеров — я всегда приезжаю на площадку убедиться, укладывается ли группа в график, справляются ли актеры и так далее. Иногда нужно задать нужное направление, что-то подсказать начинающему режиссеру, а порой и откровенно спасать ситуацию. В данном случае я приехал скорее как продюсер, а не как отец. Илья нервничал, но это вполне объяснимо. Ему не хотелось, чтобы вокруг шептались: мол, папа приехал рассказать сыну, как нужно кино снимать. Но даже повода для этого не было. Я убедился, что все идет хорошо, и уехал.


— Илья, когда вы впервые оказались на съемочной площадке?

— В первый раз вместе с мамой я приехал на площадку к отцу году в двухтысячном, наверное. В Крыму снимали фильм «Дневник его жены», и лично я там отдыхал, конечно. Мне было восемь лет. Потом, в 2008 году, отец режиссировал картину «Пленный», и туда меня уже пригласили как помощника, хотя на самом деле я больше мешал. А вот на съемках фильма «Край» меня задействовали в качестве рабочего. Рубил дрова (научили), все время что-то подносил, таскал, мы укладывали деревья на рельсы — там было много работы, требовавшей мужской физической
 Читайте также 
Протестующие против фильма Алексея Учителя «Матильда» собрали 20 тысяч голосов
силы. Спустя какое-то время меня начали подключать к работе с массовкой. С тех пор, собственно, если отец зовет на съемки, то я помогаю ему с массовкой. На «Матильде», например, в некоторых сценах задействовано более полутысячи человек. Их нужно было координировать — разъяснять, что от них требуется.

У нас на «Огнях большой деревни» было максимум 400 человек в кадре — тоже внушительно, но по сценарию это зрители, которые пришли в кинотеатр. От массовки ровно это и требовалось: смотреть фильм на экране. Мы задействовали местных жителей, которые восприняли съемки с энтузиазмом. На прощание они даже подарили каждому из актеров и режиссерской группы по именной иконке.


— Часто родители заставляют детей заниматься чем-то малоинтересным для них в воспитательных целях. Илья, вам знакомы подобные полезные «издевательства»?

— Естественно. Меня, например, заставляли играть на фортепиано, чему я всячески сопротивлялся, но музыкальную школу в итоге окончил.
А толку? Сейчас разве что одно произведение и смогу сыграть. Со временем понимаешь, что все это очень полезно: развивается музыкальный вкус и слух. Но представьте, что вы хотите пойти с друзьями поиграть в футбол, а нужно тащиться в музыкалку?!

Алексей Ефимович: Музыкой Илью больше мама заставляла заниматься. Я в этом вопросе его как раз очень хорошо понимал: у самого с музыкой неприятные воспоминания связаны. Мы с другом исправно брали денежку у родителей и ходили на занятия музыкой к учительнице — до тех пор пока не выяснилось, что она некоторое время назад умерла… Мы просто не говорили им об этом. Это, конечно, ужасная история, тем не менее она была. От мамы мне тогда досталось…

Илья: Зато папа привил мне любовь к спорту — это наше общее увлечение. Особенно футбол. Папа, правда, болеет за «Зенит», а я за «Спартак». Он же родом из Питера, а я москвич. Мы на тему наших любимых футбольных команд постоянно друг друга подкалываем, это уже традиция. Еще папа хотел, чтобы я стал теннисистом. Однако Марата Сафина из меня не вышло. Я даже занимался какое-то время в команде олимпийского резерва, но все-таки у меня не те физические данные, которые нужны для больших побед. Получил в свое время массу всевозможных травм, но теннис по-прежнему люблю. А как иначе? Папа подарил мне теннисную ракетку в три года.

Алексей Учитель, Илья Учитель
Алексей Учитель: часто говорят: чтобы снимать, нужно хорошо изучить реальную жизнь… Да не надо специально ничего искать — жизнь каждому устроит испытания. Фото: Юлия Ханина




Теги:  Алексей Учитель, Илья Учитель, Матильда, Огни большой деревни, интервью

Комментировать


Нравится Нравится
Загрузка...
Loading...



Комментарии (0)

Ваше имя:

Текст комментария: