Онлайн-журнал о шоу-бизнесе России, новости звезд, кино и телевидения

Алексей Серов: «В «Дискотеке Авария», как в семье, ссоры бывают»

Сегодняшний собеседник ведущей авторской программы на канале RU.TV и звездного редактора «ТН» Елены Север родился в Иванове. В семье, где он рос, постоянно звучала музыка. Но пойти проторенной родителями дорогой сын решил только будучи студентом юрфака. А сейчас он солист группы «Дискотека Авария».

0

— Алексей, мой первый вопрос традиционен. Есть у тебя девиз, фраза, которая помогает тебе в жизни?

— Когда мне нужно собрать себя, я говорю: «Надо верить в свои силы, даже если вокруг все ужасно». Надо просто верить, что в тебе все есть, и все отрицательное уйдет.

— С детства придерживался такой установки?

— Да, я с детства стремился достигать поставленных целей, рассчитывая только на свои силы.

Со звездным редактором «ТН» Еленой Север. Фото: предоставлено пресс-службой «Русской Медиагруппы»

— Последний клип вашей группы называется «Фантазер». Это ремикс. Любопытно, почему вы решили взять именно данную песню?

— В принципе «Дискотека Авария» начала свое творчество с ремиксов. И однажды я подумал, а почему бы нам не сделать «реверанс» в адрес прошлого. К тому же само слово «фантазер» оказывало на нас какое-то невероятное действие. Каждый раз в гримерке кто-то из нас заводил: «Фантазер!..» Я говорю: «Ребята, давайте сделаем эту песню, ее все знают. Неважно, кто и когда исполнял (впервые эту песню исполнил в 1989 году Ярослав Евдокимов. — Прим. «ТН»). Давайте сделаем драйвовый, танцевальный трек, чтобы всем было весело, задорно». И мы попали в точку — неделю назад получили «Золотой граммофон» за этот хит.

— Скажи, как вы пригласили исполнителем Колю Баскова?

— Я ему написал, он сказал: «Почему бы и нет. Только я же тенор». А я говорю: «Будем работать». Скажу сразу, Коле было со мной тяжело. В этой песне я был музыкальным продюсером от начала и до конца. Я, конечно, измучил его на студии страшно.

Алексей Рыжов, Анна Хохлова, Николай Басков и Алексей Серов. Фото: из личного архива Алексея Серова

— Но почему не удалось его снять в клипе?

— Потому что Киркоров «сломал» его на еще более хулиганский.

— Тебе в этом клипе, наверное, больше всего удалось оторваться, ты там в разных образах. Сам все придумал?

— «Фантазер» показал, что юмор — это и есть «Дискотека Авария». Мы не можем быть лощеными, мы же банда из Иваново, мы такие, какие есть — настоящие хулиганы. Работаем мы с разными командами, в основном это молодые ребята, креативные режиссеры, операторы. Этот клип, например, режиссировали Евгений Быстров и Елизавета Курченко, вот они и предложили такую историю. А я согласился: «Почему бы и нет».

— Ваша группа участвует в благотворительных концертах?

— Да, у нас немало благотворительных проектов, но мы не видим смысла кричать об этом на каждом углу.

— Алексей, у тебя трое детей. Ты со старшими говоришь на эту тему, о помощи тем, кому трудно?

— Мы с детьми обсуждаем разные темы, в том числе говорим и об этом.

— Брал их с собой на благотворительные мероприятия?

— Нет. Получалось так, что их не было в Москве в это время. У меня очень светлые дети, они по-настоящему переживают за тех, кому плохо. Я по сравнению с ними хулиган, а они отличники.

— У меня все происходит на уровне ощущений — в момент выбора и принятия решений. Фото: из личного архива Алексея Серова

Музыке учили дома

— В каком возрасте ты начал заниматься музыкой?

— С первого класса меня приняли в ивановский эстрадный ансамбль «А+Б», куда меня привела мама. В Иванове это очень популярный детский ансамбль. Я три года там прятался за пианино, ноты так и не выучил.

— Тебе это было неинтересно?

— Мне было неинтересно, потому что нас не выпускали на сцену, мы были самые младшие. Старшие — и в «Артек», и по заграницам, — а я мечтал: может, и мы заграницу поедем — в Германию, в Сирию. Но нет!

Правда, однажды я все же дор­вался до сцены, когда представлял на конкурсе Комбинат искусственной подошвы, директором клуба которого была моя мама! Да, все по блату (смеется). На протяжении трех месяцев мы с одним мальчиком репетировали песню «Аврора», наступил судный день, и мы вышли на сцену. Вышли-то вместе, а пел я в итоге один. Дуэт рассыпался, когда мой напарник сбежал от волнения со сцены. На всю жизнь запомнил этот момент. А когда я пошел уже в 4-й класс, ко мне подбежали друзья из «А+Б» и сказали: «Ну, что, пошли петь!» — а я в ответ: «Нет, я пойду на самбо». И пошел на самбо, футбол и спортивное ориентирование.

— Ты это все сразу совмещал или ходил в разные годы?

— Тогда был период, когда я ходил во все кружки. И в кукольный, и киномеханика, и еще куда-то. В результате оказалось, что дольше всего я занимался спортивным ориентированием.

— Не жалеешь все же, что не получил музыкального образования?

— Жалею. И маме всегда говорю: «Почему ты меня не заставила?» А она: «Мне надо было ходить на работу, некогда было». Но у папы-то время было, и он пытался меня учить. Знаете, чем закончилось? Я приходил со школьными друзьями, а у нас вся квартира в музыкальных инструментах — труба, скрипка, пианино. Все брались на чем-то играть, и наше занятие превращалось в какофонию. Потом отец маме говорил: «Так, убери все, иначе я его скоро стукну». А я думал: «Как так? Папа такой интеллигентный, к нему приходят ученики, и он с ними такой вежливый: «Вот, Ванечка, здесь такая нотка…» — а со мной: «Я кому сказал: делай, быстро убери трубу, садись за фортепиано!»

— Я с детства много занимался спортом. Ходил на самбо, играл в футбол, но дольше всего увлекался спортивным ориентированием. Фото: из личного архива Алексея Серова

— Ты у папы не спрашивал, почему такая история, почему он с тобой не мог заниматься спокойно?

— Нет, не спрашивал. Папа, к сожалению, рано умер. Мы как-то с ним об этом не говорили. Но он, конечно, переживал, а когда «Дискотека» уже начала раскручиваться, говорил: «Я знаю: то, что не удалось мне сделать в этой жизни, ты сделаешь лучше».

— А позже тебе не хотелось взять индивидуального педагога?

— Я занимался вокалом, играл на фортепиано. У меня был серьезный преподаватель из консерватории, я ему сказал: «А можно только петь?» — «Нет! Ты еще и играть будешь». Меня хватило месяцев на восемь. А потом то концерты, то одно, то другое. Но оно и к лучшему. В группе у нас четкая иерархия, каждый занимается своим делом. Допустим, я бы полез в музыкальную историю, а нужно ли это? Мы бы тогда ругались. Музыкальная составляющая — прерогатива Алексея Рыжова. А мы так, на уровне ощущений: клево — не клево, белое — черное.

— Ну вообще это редкость, когда люди так долго идут вместе в одном направлении в творчестве.

— Мы как семья. Там тоже бывают ссоры, все бывает, но мы стараемся.

— Я обратила внимание, что у вас официально значится, что группа образовалась в 1990 году. А разве не в 1988-м?

— На самом деле образовалась она еще раньше. Где-то в 1987 году Рыжов встретил Тимофеева и других ребят, и они образовали группу «Огнетушители», рокерами были. А уже потом начали петь романтические песни.

— Если брать точкой отсчета 1988 год, то в этом году 30-летие?

— Мы все-таки решили, что официальная дата рождения «Дискотеки» — это первая передача на радио Иваново, то есть 5 июня 1990 года. Была такая передача «Дискотека Авария».

— И вы там были ведущими?

— Ребята, да! Я же появился в «Аварии» в 1995-м, даже в 1994 году.

Все началось с простой дискотеки

— Как начался твой творческий путь в «Аварии»?

— Познакомились мы на футболе. Курсе на втором вуза мы со своими сокурсниками сделали дискотеку в школе № 1 города Иваново. И так поперло, что мы начали проводить ее регулярно — два раза в месяц. Нормально денег зарабатывали по тем временам. Ребята тогда тоже проводили дискотеки, так и начали общаться. В то же время я уже был начальником юридической службы. Окончив юридический в 1997 году, мы с моим другом  Максом Геллером основали юридическое бюро. Сейчас это крупнейшая консалтинговая, аудиторская компания, в которой работает более 200 человек. В 2000-х пришло время принимать решение, потому что сидеть на двух стульях было уже невозможно — я занимал ответственную должность в бюро юридических услуг и активно гастролировал с «Аварией». Какой путь я выбрал, вам известно (улыбается).

— Случалось, что у каждого из нас появлялись симптомы звездной болезни. Но мы ставили друг друга на место. Фото: из личного архива Алексея Серова

— Когда-то жалел об этом?

— Нет, сейчас у меня есть другие деловые проекты, с Марком мы хорошие друзья и по сей день. А юридические знания во многих моментах мне помогают и сейчас. Знания — великая вещь.

— Это однозначно. Скажи, а как твоя мама отнеслась к тому, что тебя перетянуло искусство?

— Мама как бы издалека говорила: может, не надо этой пляски. Но я всегда верил, что мы со своей «Дискотекой» выстрелим. Так, с этой верой мы переехали в Москву. Жили в районе Люблино, пять здоровых мужиков в одной квартире. Рыжов готовил еду, а готовит он прекрасно. Когда денег не хватало, ели пельмени. Машин, квартир у нас еще тогда не было.

— Зато хорошо подготовились к гастрольной жизни.

— Да, мы вообще ко всему шли шаг за шагом.

— Ваша группа была известна в Иваново, вы часто наезжали в Москву. Почему решили переехать в столицу? Вам кто-то помогал?

— Первый приезд в Москву случился еще в 1993 году. Пытались записать «суровый рэп». На что местные продюсеры сказали, что это плохой материал: «Езжайте с ним обратно в Иваново и сидите там». А в 1997-м из Москвы приехал продюсер и предложил нам инвестиции на запись нескольких песен. Записали, а в 1998 году произошел дефолт, все лопнуло! Продюсер сказал: «Верните мне деньги и все». С трудом нашли в Иванове эти деньги взаймы, вернули. В общем, продвигались мы очень эволюционно.

Горькие Утраты

— Леша, если позволишь, немного грустной нотки. Спрошу про Олега Жукова. После того как его не стало, у вас начался какой-то спад или вы что-то пересматривали для себя? Переделывали ли песни, переписывали, убирали голос?

— Нам было тяжело. Мы болезненно переживали эту ситуацию, но в какой-то момент поняли, что не можем просто взять и остановиться. Жуков бы так не поступил! И мы остались такими же, только Олега не стало. Нам, конечно, было тяжело в течение двух-трех лет, если не больше. Да и сейчас пишут: «А с Жуковым было здорово!» У нас группа тогда была полноценная: один — красавчик волосатый, другой — умный в очках, играет на пианино, третий — прыгает, бегает, дурачок-спортсмен, а Жуков — объединяющее всех добро. Мы, конечно, не ожидали, что такое произойдет. Ведь когда Олегу сделали операцию, мы думали, что он пойдет на поправку, врачи говорили: «Все вырезали, все будет хорошо!» А оказывается, не все, пошли метастазы, и он просто сгорел за несколько месяцев.

Тяжелое для меня было время: за три дня до смерти Олега у меня от рака умер отец. Сначала я похоронил его, а через несколько дней — Жукова.

— В твоей жизни была еще одна неприятность — ты попал в институт Склифосовского.

— Да, я ехал за рулем автомобиля, и меня остановили гаишники. Как выяснилось позже, бандиты, переодетые в форму. Когда я опустил окно, мне выстрелили в голову. В те годы это был распространенный метод угона автомобилей.

— Для артиста такое, наверное, особенно тяжело. Мало того что больно физически, но для певца  же так важно лицо. Это тоже было серьезным испытанием?

— Думаю, это было время, чтобы сделать какие-то выводы. Ты лежишь в Склифе и вообще не понимаешь, что с тобой будет. То есть вообще: кто ты, что, станешь ты инвалидом, нет?

— Ребята тебя тогда поддер­жали?

— Это такие моменты, когда семья очень важна для тебя. Со мной были мама, брат и ребята.

— В 2012 году, решив обновить состав группы, вы пригласили в нее Анну Хохлову. Кто это придумал? Или вас сподвигли на такое дуэты с разными солистками, с той же Жанной Фриске, например?

— Сначала мы ездили вдвоем с Рыжовым. И я говорил: «Давай останемся вдвоем и порвем всех». А он: «Ну, нет, нам все равно кто-то нужен. Я предлагаю женщину взять». Он смотрел на A’STUDIO, еще на кого-то. Потом сказал: «На украинском телевидении хорошая девочка поет. Это то, что нам нужно». Я ответил: «Ну, давай». Мы с ней встретились и сразу взяли на концерт. И она с нами уже 6 лет.

Летние встречи с детьми

— Знаю, что вы с «Аварией» участвовали в съемках кино, вернее, в мюзикле «Снежная королева». Я так понимаю, что вы получили от этого огромное удовольствие. А страх все же присутствовал?

— Нет. Мы даже сняли потом свой фильм: 15-минутный вестерн (короткометражный фильм «Четверо парней». — Прим. «ТН»). Мне нравится кинопроизводство.

С дочерью Полиной. Фото: instagram.com

— Ребятам тоже?

— Я был идейным вдохновителем и организатором, соответственно, говорил: «Давайте снимем в Японии, в Малайзии, еще где-то». «О! Да, давай, клево», — отвечали ребята. Их задачей было приехать, посмотреть сценарий, сделать какие-то замечания. Мы снимали в Америке, Малайзии, Японии, Швеции. Где можно было сэкономить по локациям, я старался это сделать. Считаю, что мой лучший проект — это, конечно, вестерн.

— А остается у тебя время для того, чтобы побыть с детьми? Понимаю, это сложно, они у тебя все в разных местах живут.

— Стараюсь. Летом они приезжают на два-три месяца.

— На футбол сыновей берешь?

— Да, конечно. Ричард у меня пошел сейчас в футбольную секцию, причем секция три раза в неделю,  и это помимо плавания и музыки. Нечасто бывают моменты, когда мы можем все вместе собраться, но это настоящий кайф!

С сыновьями Ричардом и Марком. Фото: instagram.com

— Алексей, я тебе желаю идти дальше, никогда себе не изменять, не сдаваться. Ну и, конечно же, творческих успехов!


Алексей Серов

Родился: в Иваново 15 ноября 1974 года в семье музыкантов
Семья: не женат. Дети — Марк (18 лет), Ричард (12 лет), Полина (8 лет)
Образование: Ивановский государственный университет, специальность — юриспруденция
Карьера: фронтмен группы «Дискотека Авария», обладатель премий «Муз-ТВ», «Золотой граммофон», «Песня года» и др.

Вам могут понравиться
Загрузка...