Онлайн-журнал о шоу-бизнесе России, новости звезд, кино и телевидения

Алексей Климушкин: «Потрачу 5 миллиардов на собственную киностудию»

0

Уже 3 июня в 20:00 на ТНТ выйдет продолжение ситкома «САШАТАНЯ». В новых эпизодах Саша Сергеев наконец-то погасит ипотеку, но взамен получит кучу новых проблем. Одна из них — огромная отцовская империя, которой нужно как-то управлять. Но сможет ли Саша справиться с несколькими миллиардами папы-олигарха? И вообще, насколько важную роль именно деньги играют в жизни каждого человека. Об этом мы поговорили с блестящим петербургским актером Алексеем Климушкиным, сыгравшим роль отца Саши Сергеева, владельца заводов, домов, пароходов олигарха Сильвестра Андреевича.

У вас лично какие отношения с деньгами? Вы умеете ими управлять?

Сложные, как и у любого актера. Особенно, когда речь заходит о гонорарах. Я считаю так: ты либо актер, либо торгаш. И по моей классификации у тех, кто добивается успеха, чаша весов перевешивается либо в одну сторону, либо в другую. То есть либо в актерскую, либо в торгашескую.

Актеры часто вкладывают деньги в какой-то бизнес, чтобы была некая подушка. Все-таки профессия актера достаточно зависима. Как у вас с этим обстоят дела?

— Я читал такие истории, завидовал Джеку Николсону, Аль Пачино, Планете Голливуд, как они умеют совмещать хорошее кино и бизнес. Но ментальность тех людей, воспитание позволяют. Это уже их не первые миллионы. Как сказал старик Форд: «Я могу отчитаться за каждый цент и каждый миллион, который я потратил, перед Богом и детьми, кроме первого. Потому чтоон всегда на крови, на лжи и на вранье». Судя по старику Форду, в этом смысле Джек Николсон, у которого уже за плечами его отец или родственники, которые заработали эти миллионы, может себе такое позволить. Наши же делают свои первые вложения в пышечную или в гостиницу, или еще куда-то от страха. Я вижу всегда эти глаза испуганной лани, когда они это делают. Иногда успешно, иногда нет. У кого-то нюх работает, у кого-то нет. И все равно срабатывает бумеранг первого миллиона, заработанного нечестным путем. И пышки начинают гореть.

Что это за зверь под названием предпринимательская жилка? Что должно быть в человеке, чтобы уметь зарабатывать деньги?

— Должна быть чуйка, должен быть своеобразный талант — нюх на деньги. У меня был приятель, который в голодные 90-е годы всегда находил на улице золотые кольца — деньги к нему липли. Но если вдолгуюрассмотреть, то еще неизвестно — это нюх, это карма или проклятие. Неизвестно. Иногда это может стать и бременем. Как сказал Сергей Донатович Довлатов: «В то время я еще не знал, что деньги — это бремя». Это в молодости кажется, что главное, чтобы они были. А потом… Говорят, что деньги не пахнут, но ты сам начинаешь вонять. И я видел многих людей, которые заработали и вроде бы в порядке, но в глазах у них уже был кристаллик Снежной королевы, и в лице не было ничего человеческого. И во многих актерах, которые имеют параллельно свой бизнес, я замечаю этот кристаллик Кая. Начинается какое-то технарство, все они делают, но все пластмассовое. Нет ни одного современного актера, в котором для меня органично сочетались бы деньги, талант и человечность. Даже может быть они вложат в образование детей. Метаморфозы возвращаются бумерангом, и эти деньги, как говорится — не в коня корм. Судьба начинает хлестать по щекам этих детей. Здесь все соединяется с кармой, судьбой. Все происходит в короткую дистанцию (а сейчас и страна живет в короткую дистанцию, пытаясь не думать), а надо жить вдолгую, как в Советском Союзе. Но тогда все наплевали на политику, держали кукиш в кармане и про себя пели Окуджаву. Сейчас все исчезло, но кукиш в кармане остался, Окуджавы нету, а есть только доллары в глазах. Все на продажу. Я тоже иду на многие компромиссы, к сожалению. Я в 90-х годах окончил институт, в тот момент, когда все разрушилось, а в театре зарабатывали 20 долларов. Понятно, что я вынужден был надевать ливреи и стоять у Юсуповского дворца Санкт-Петербурга, принимая королев красоты. Я этим занимался, чтобы прокормить семью, чтобы детям было на молоко. Когда-то я был режиссером шоу «Окна» на ТНТ, программы, сделанной в формате, который сейчас начал процветать на разных каналах. Так получилось, что я открыл ящик Пандоры. Мне это не очень нравится, это мои грехи, которые я несу, пытаясь искупить. Я не такой белый и пушистый. К сожалению, эта страна для экспериментов, поэтому все идут на компромиссы.

Как вы думаете, дети выросли с правильным отношением к деньгам? Или вам пришлось объяснять, что ваши заработки — это не их заработки, что нужно быть самостоятельными?

— Всем поколениям удалось хлебнуть лиха. Сейчас тоже непонятная ситуация, либо снимать фильмы про танки и гордится этим, либо, к сожалению, сидеть без работы и сосать чупа-чупс. Я — еврейский папочка, в советское время воспитанный, поэтому, если есть общак, то в этот общак приносятся деньги и делятся поровну. Не будет денег в общаке, значит будем вместе на паперти просить милостыню. Если говорить о накоплениях, то я так ничего и не накопил. Трачу деньги на образование и здоровье родных. Наверное, жилки, о которой вы начали говорить, у меня нет к сожалению. Дети это все видят, понимают. Слава богу в начале были хорошие книги, хорошие фильмы, которые мы смотрели вместе. Первые слезы ребенка, когда он увидел фильм «Профессионал» и убийство Бельмондо. И все мы плакали, и они плакали — это была лакмусовая бумажка, когда я понял, что люди пойдут по трудному, тернистому пути и будут эмоционально воспринимать жизнь. Но и здесь оборотная сторона — денег не будет так много, и так же, как и я они будут иногда кусать локти.

И снова про деньги. Есть ли у вас объяснение тому — зачем человеку иметь такое количество денег, которые он не способен потратить за всю свою жизнь? Психическое расстройство? Азарт? Спорт?

— Была такая игра у нас на радио «Радиорулетка». Я сидел в казино за столом 3 года, и я видел этот прямой азарт, как говорят в театре — на сливочном масле. Когда слюни текут, когда глаза на мокром месте. Да, это тот самый азарт, когда не можешь остановиться. Это вредная привычка, как и алкоголизм — она тебя порабощает, и ты превращаешься в раба лампы. Какой бы ты умный не был — никуда тебе не деться. Большие деньги — большие проблемы. Засыпая сейчас, я уже не считаю овец, возраст не тот, я считаю деньги. Я думаю на что бы я потратил 5 миллиардов. Почему такая сумма, скажем, а не 5 миллионов, ну не знаю. Я бы эти деньги потратил на студию, пытался бы как Бергман, живя на острове Форё, делать свое кино. Чтобы свободно делать хорошее свое кино.

У самого успешного сериала мира «Лучше звонить Солу», который отпочковался от суперхита «Во все тяжкие» вышло четыре сезона. У «САШИТАНИ» 3 июня выходит пятый. Почему его продолжают смотреть?

—У нас сострадательный народ, и в нашем сериале все герои немного неудачники. У нас боятся тех, кому сопутствует удача, ненавидят богатых и так далее. А здесь, что Саша, что Таня, и даже Сильвестр Андреевич создают истории про семью, про любовь, они переживают, теряют на этом здоровье и деньги. И это народ любит. Сострадательность комедии положений, в которой люди постоянно оказываются то наверху, то внизу, при этом они друг друга не бросают, ни в чем не обвиняют, как это произошло бы в реальной жизни. Сейчас не хватает самоиронии, которой было много в советском кино. Тогда мы смеялись над собой. Даже если взять великий фильм «Они сражались за Родину» Бондарчука-старшего, который смотрится на одном дыхании, благодаря шуткам героев Буркова и Шукшина. Но это война, самое страшное месиво, но вдруг люди начинают смеяться, поддерживать себя. В этом сила.

«САШАТАНЯ», новый сезон, с понедельника по четверг в 20:00 на ТНТ

Загрузка...