Александр Самойленко: «Совмещать творчество и бизнес у меня не получалось»

Накануне премьеры фильма «Салют-7» актер рассказал о своем непростом творческом пути и отцовстве. Только для «ТН» Александр впервые снялся со всей своей большой семьей — сыновьями Степаном, Александром и Прохором, внучкой Алисой и любимой девушкой Натальей.

12.10.2017, 08:10, Лика Брагина

Александр Самойленко. Фото: Юлия Ханина

– Aлександр, до того, как вас утвердили в картину «Салют-7», вы что-то знали про один из самых сложных полетов в истории космонавтики и историю спасения станции?

– Слышал краем уха… Но все происходило в 1985 году, я как раз оканчивал театральное училище, и мне было совсем не до космических полетов. Передо мной стояла задача устроить себя в дальнейший полет – творческий. Все, что знал, – фамилию Джанибекова, это легендарная личность. Мне импонировало, что он из Ташкента, как и я. И то, что происходило на съемочной площадке фильма «Салют-7», оказалось для меня неожиданностью.

Мой герой – реальный космонавт, Валерий Рюмин, дважды Герой Советского Союза. На момент действия фильма он был начальником Центра управления полетами. Одной из причин, почему выбрали меня, стало наше внешнее сходство. Я смотрел записи, изучал все пленки, наблюдал, как Рюмин разговаривает, и понимал, что у нас с ним немало общего. И даже чуб непослушный есть и у него, и у меня. Правда, в фильме у моего героя фамилия Шубин, всем персонажам заменили фамилии на созвучные.

– В невесомости побывать вам не пришлось, так как ваш герой руководил спасательной опера­цией с Земли. Но какие-то сложности все-таки преодолевали?

– Не знаю, можно ли это рассказывать, но изначально сценарий был совершенно другим. На моего героя там упор не делался. Но когда начались съемки, я вдруг понял, что сценарий переписан и огромное место в нем отдается моему Шубину. Он оказался в тройке героев. Есть две «планеты», на которых мы существуем, – Космос, где властвуют Володя Вдовиченков и Паша Деревянко, и Земля, где я главный.

– Фильм – о последних героях и романтиках XX века. Вас можно причислить к этой категории?

– В чем еще прелесть нашей картины – здесь во главу угла ставится человек, а не соперничество американцев и русских или холодная война, КГБ и так далее. Шубин говорит: «Ребята, вы же людей губите». Конечно, в этом смысле мы романтики, потому что подобного уже нет, к сожалению. А вот в обыденной жизни я вообще не романтик.


Владимир Матвеев, Александр Самойленко, Родион Нахапетов и Игорь Угольников. Кадр из фильма «Салют-7»


– Вы родились в Ташкенте в семье доктора наук и учительницы. Откуда вдруг желание актерствовать?

– Наверное, от мамы, потому что в душе она настоящая актриса. Однажды в пионерлагере я вышел на сцену с какой-то инсценировкой сказки, и мне это так понравилось, что я сразу решил стать артистом.

Родители были против моего выбора, говорили: «Сынок, там очень разгульная жизнь, все артисты – алкоголики, все пьют, не надо тебе туда идти».
Но родные мне все же дали одну попытку, и я поступил в Театральное училище имени Щукина.

 Читайте также 
Резо Гигинеишвили: «Про любовь легче петь, чем говорить»
Честно говоря, я был уверен, что меня примут. За год до этого был зачис­лен в Ташкентский театральный институт, учась в 9-м классе. Единственное, нужно было пойти в вечернюю школу, а родители меня не отпустили. Я до­учился 10-й класс в своей школе, был отличником, папиной и маминой гордостью. Вообще, я был очень везучим и счастливым парнем, мне все легко давалось где-то года до двадцати одного. А потом начались проблемы…

– С мамой-папой жили на всем готовеньком. А тут оказались один в большом городе…

– Сначала все шло замечательно, помогал папа. Он все-таки профессор, доктор наук, деньги у него водились, и он мне каждый месяц присылал 100 рублей, плюс стипендия 40 рублей. Я чувствовал себя королем. Был самым богатым в училище. Немного пожил в общаге, а потом переехал к Максу Суханову, моему однокурснику. Через год я женился, стал примаком и начал жить у первой жены, которая родила мне старшего сына, Степу.


Со старшими сыновьями Степаном (в центре) и Александром. Фото: Юлия Ханина


Переломное время наступило, когда я окончил училище. Я ведь был одним из лучших студентов на курсе, играл во всех спектаклях. Думал, что режиссеры меня просто разорвут, а оказалось, что я никому не нужен: меня не брали ни в один театр. Это стало очень сильным ударом. С другой стороны, если бы такого не случилось, наверное, сегодня я бы не был тем, кто я есть. В итоге я пошел работать в Московский областной театр, за три года объездил всю Россию, это было очень веселое время.

– Но потом вы ушли из профессии.

– Да, больше чем на восемь лет. После Московского областного я поработал еще в двух театрах. А в 1991 году коренным образом поменял жизнь – стал главным администратором в Театре Вахтангова. Думал, что буду заниматься искусством, но по другую сторону сцены. Проработал там несколько лет. Когда стало скучно, и я решил заняться бизнесом – буфетами-кафе всякими. Не то чтобы я разочаровался в профессии, просто элементарно не хватало денег, я остался без жилья, а совмещать творчество и бизнес не получалось. Наступил кризис и сложные времена – и у папы, и у меня. Мы к тому времени уже разошлись с женой, но мне хотелось быть таким
 Читайте также 
Марат Башаров: «Со свадьбами я завязываю. Больше их не будет»
же хорошим отцом, каким для меня был мой папа. А я даже не мог брать к себе Степу на выходные – некуда было его везти. Поэтому я решил заработать на квартиру. Как любому родителю, мне хотелось обеспечивать сына, дать ему самое лучшее. Так лет на восемь с половиной я выпал из актерской профессии, пока мой друг Максим Суханов не привел меня в театр к Владимиру Мирзоеву. И пошло-поехало, дальше я опять стал фартовым. (Смеется.)

– Ваши старшие сыновья, Степан и Саша, тоже выбрали актерскую профессию?

– Нет, Степа не артист, хоть он иногда и снимается. Я в свое время подсадил его на это «зло», он участвовал в нескольких моих продюсерских проектах, сыграл довольно неплохо, но Степан по образованию юрист. Ему нравилась актерская профессия, но он не был ею одержим до сумасшествия, как я. Саша (сын от второго брака. – Прим. «ТН») поступил в Школу-студию МХАТ, был оттуда отчислен. Пошел в Щуку, там с приятелем перешел с одного курса на другой. В общем, непросто ему. Хотя изначально мне казалось, что в Саше есть способности, и я одобрял его выбор. В сериале «Родители» Саша даже играл моего старшего сына и неплохо справился.

– А про 8-летнего Прохора что скажете? Быть ему актером?

– Прохор (сын от третьего брака. – Прим. «ТН») – потрясающе музыкальный мальчик. У него абсолютный слух, чего нет у моих старших сыновей, он очень хорошо поет. Наверное, из всех нас он самый талантливый. Ну, я надеюсь на это, а там увидим. Хотя сам Прохор хочет быть футболистом.


— Не могу сказать, что я хороший отец. Пытаюсь что-то наверстать с Прохором. Он родился, когда мне исполнилось 45, я тогда с ума сошел
от счастья. С младшим сыном и внучкой Алисой. Фото: Юлия Ханина


– Как считаете, с вами сложно ужиться?

– Очень. Я перфекционист, меня многое может вывести из себя. Не люблю, когда люди опаздывают, когда не выполняют обещаний, когда врут. Не прощу предательства. Да много чего не люблю в жизни. И в отношениях с друзьями я тоже тяжелый. Могу сорваться, наорать.

– К сыновьям вы столь же требовательны?

– Да, я жесткий отец. Мой главный принцип – будь как я, и тогда все будет хорошо. Может быть, это и неправильно, ведь я не являюсь мерилом всех ценностей. Не могу сказать, что я хороший отец. Пеленки-то я им менял, это как раз самое легкое. Но когда дети подрастали, начинались сложности. С ребенком 4-5 лет надо общаться на равных, играть с ним, а я не умею. Сейчас пытаюсь что-то наверстать с Прохором. С ним у меня все по-другому. Он родился, когда мне исполнилось 45, я тогда с ума сошел от счастья и до сих пор схожу. Ему больше всех моей любви досталось.

– Многие мужчины мечтают о дочке. У вас как было?

– А девочка у меня тоже есть – 10-летняя внучка Алиса, дочь Степы. Я ее очень люблю, но, к сожалению, могу ей уделять не так много времени, мы редко видимся.

– У вас никогда не возникало желания отправить детей за границу?

– В свое время думал о том, чтобы Степа получил образование за рубежом, но он не захотел. Санька хотел артистом быть, а на артиста лучше всего у нас учиться. Я сам несколько­ лет жил в Испании и собирался обосноваться в этой стране, и Проша с 3 лет занимался там теннисом. Но так сложилось, что мы разошлись с мамой Прохора.


— Я люблю умных женщин, с ними мне интересно, но они редко встречаются. Со своей девушкой Наташей. Фото: Юлия Ханина


– Говорят, что актеры – не подарок для семейной жизни.

– Ну, наверное. Как известно, мужчина-артист – меньше чем мужчина. А женщина-актриса – больше чем женщина. И ведь на самом деле так, не поспоришь. Когда я снимаюсь в кино или выхожу на сцену, конечно, во мне появляется женское – в плохом смысле этого слова. Я становлюсь капризным, более эмоциональным и так далее. Признаюсь вам, что я уже не люблю работать по своей первой профессии, может, только репетировать мне еще нравится. А так, будь возможность, я бы лучше путешествовал. Больше времени проводил бы с Прохором.

– Вы можете себе позволить не думать о работе?

– Нет, я не настолько богат, я все равно думаю о деньгах и все равно их зарабатываю. Хотя одному человеку много не надо. На сегодняшний день я помогаю только своей маме. Ну и Проше, он же еще малыш. Остальным я в принципе ничего не должен. Конечно, поддерживаю всех детей. Хотя вот это как раз баловство. Папа, например, помогал мне лет до 25. А потом уже я стал ему помогать.

– В таком случае близится время, когда ваши дети начнут вам помогать.

– Этого я точно от них не жду, сам себя неплохо обеспечиваю. Тут другой момент: Степа, например, как юрист занимается всеми моими юридическими делами, с каждым годом становится все более опытным, хорошим специалистом.

– Вы дружите со всеми бывшими женами?

– Кроме последней жены, мамы Прохора. С другими женами и вообще со всеми женщинами, которые были в моей жизни (а их немало), у меня прекрасные отношения. Наверное, во многом благодаря им тоже.

У меня есть личная жизнь и любимая девушка, но со временем я пришел к выводу, что одному спокойнее и лучше. Женщина – это другой мир. Не знаю, может, и есть мужчины, которые понимают женщин, но я точно не из такой категории. Раньше я на­ивно думал, что разбираюсь в женской психологии, но с годами и опытом осознал, что это совсем не так.

– Как уберечь любовь от привычки? Или она неизбежна?

 Читайте также 
Александр Петров: «Хотелось все бросить и крикнуть: «На фига мне это!»
– Мне кажется, через какое-то время во взаимоотношениях все равно проявляется усталость: ты перестаешь делать сюрпризы, появляется апатия, жизнь окрашивается в грустный, серый цвет. Вот этот момент нужно поймать и не дать процессу усугубиться. Лучше даже, если не ты один, а вы вдвоем, как умные люди, начнете думать, как выйти из этой ситуации. Конечно, если любовь еще осталась. Если она кончилась, расходитесь, особенно если нет детей.


Александр с любимой девушкой Наташей, внучкой Алисой и сыновьями Александром, Степаном и Прохором. Фото: Юлия Ханина


Десять лет назад мой старший сын и его девушка пришли ко мне и сообщили, что она беременна и будет рожать. Я пытался их вразумить. Сказал: «Ребята, если бы вы пожили год-два и разошлись, ничего страшного бы не произошло. Но если у вас будет ребенок, а вы разойдетесь, так или иначе, вы нанесете ему огромную травму на всю оставшуюся жизнь». Я общался со многими детьми, жившими с одним родителем, включая моего Степу, и у Степы самого из-за этого большие комплексы, хотя с его мамой у нас потрясающие отношения и развод проходил по взаимному согласию. Степа вдруг стал говорить, что я его маму бил. Я позвонил Инессе – подумал, может, я чего забыл?! Спросил: «Инесс, я тебя хоть раз пальцем тронул?» Она ответила: «Нет, конечно». – «А почему Степа это придумал?» – «Ну, у него ранимая детская психика». То есть в нем осталась ревность, обида за маму, за то, что я ушел.

 Читайте также 
Эдгард Запашный: «У меня дети, моей девушке надо принять это обстоятельство»
Ну, а Саня… Скажем так, я с Санькой общался в меньшей степени. Мама его без меня растила. У нее другой муж, которого Саня тоже называл папой… Поэтому я в стороне держался, старался лишний раз не появляться. Так сложилось, что каждого из своих сыновей я воспитывал лет до 5, а потом семья распадалась. Маму Прохора я уговаривал: «Ладно, мы с тобой расходимся, но давай малыш не будет знать об этом, чтобы у него не было психологической травмы».

– Сейчас Прохор выглядит абсолютно счастливым и довольным ребенком.

– К сожалению, нет. Он переживает, потому что чувствует, как сложно все в наших взаимоотношениях с его мамой. Этот ребенок был олицетворением счастья. После нашего развода он, конечно, уже не такой.

– Ваши мечты сильно менялись с годами?

– Ой, было очень много мечт – всяких-разных, больших и маленьких, интересных. В нашем Театре на Малой Бронной, где я служу седьмой сезон, режиссер Павел Сафонов ставит спектакль «Горе от ума», и у меня роль Фамусова. Надеюсь, если все сложится, в декабре сыграем премьеру. А главная мечта – чтобы здоровье не так сильно подводило, и жить, жить и жить, получать удовольствие от всего. Особенно от детей и внуков!

«Салют-7» в кино с 12 октября



Александр Самойленко

Родился: 28 марта 1964 года в Ташкенте (Узбекская ССР)

Семья: сыновья — Степан (30 лет), Александр (19 лет), Прохор (8 лет)

Образование: окончил Высшее театральное училище им. Щукина

Карьера: актер, режиссер, продюсер. Снялся более чем в 80 фильмах и сериалах, среди которых: «Маросейка, 12», «Таксист», «Посылка с Марса», «Дети Арбата», «Две судьбы 2, 3», «Папины дочки», «След саламандры», «Индус», «Уроки выживания» и др.



Ушли, но вернулись

Кому еще из артистов, как и Александру Самойленко, пришлось на время отказаться от профессии?

   Иван Охлобыстин
   В 2001 году он был рукоположен в сан священника и получил
   церковное имя отец Иоанн. Cлужил в разных приходах.
   В 2010 году Охлобыстин был отстранен от священнослужения
   по собственной инициативе и продолжил карьеру в кино.
   По словам Ивана, он сделал это из-за детей, 2 сыновей и 4 дочек, которых нужно кормить, одевать и учить.Охлобыстин уверяет, что обязательно вернется в Церковь, когда поставит семью на ноги.

   Константин Лавроненко
   Дебют актера состоялся в 1984 году в мелодраме «Еще
   люблю, еще надеюсь», где он сыграл с Евгением
   Евстигнеевым. В 1990-х Лавроненко ушел в ресторанный
   бизнес, но со временем понял, что это абсолютно не его стезя.
   Константин вернулся в театр, а в начале 2000-х в одном из спектаклей его заметил тогда еще неизвестный режиссер Андрей Звягинцев. Он пригласил актера в свой фильм «Возвращение» (2003). Работа со Звягинцевым вернула Лавроненко былую славу.

   Татьяна Агафонова
   Актриса сыграла роли в таких фильмах, как: «Одиноким
   предоставляется общежитие», «Забытая мелодия для флейты»,
   «Не ходите, девки, замуж», «Интердевочка» и др. В 1998 году
   она уехала на родину — в деревню Залазино Тверской области.
   Окончила сельскохозяйственную академию и стала председателем колхоза «Вперед». В 2007 году Татьяна вернулась в профессию и организовала собственный продюсерский центр.

Теги:  Александр Самойленко, интервью со знаменитостями, звезды, Салют-7

Комментировать (1)


Нравится Нравится
Загрузка...
Loading...



Комментарии (1)

Лина, 12 Октября 2017#

Спади!! девушка его как внучка....
Спади!! девушка его как внучка....

Ваше имя:

Текст комментария: