Онлайн-журнал о шоу-бизнесе России, новости звезд, кино и телевидения

Родные и близкие вспоминали Александра Абдулова

0

29 мая в московском театре «Ленком» прошел вечер памяти Александра Абдулова.

В день, когда Александру Абдулову исполнилось бы 60 лет, в его родном «Ленкоме» собралось много народу. Хотя были только близкие — родные, коллеги, друзья. Пришли, чтобы поделиться воспоминаниями об этом удивительном «человеке-празднике», «человеке-цунами», «человеке-фейер­верке». И ни у кого не получилось удержаться в рамках прошедшего времени — об артисте невольно говорили так, словно он жив. Навсегда. А значит, девиз вечера «Между уже и всегда» был выбран верно. «По-моему, день рождения прошел очень душевно, я сказала бы, по-домашнему, — считает вдова Александра Абдулова Юлия. — Именно так Саша всегда и праздновал — с огромным количеством гостей, с шутками, с музыкой, с подначками, с веселыми историями. Не выносил, когда кому-то скучно, грустно, потому и создавал вокруг себя атмосферу радости и веселья… Лишь фраза «Абдулову — 60» для меня звучит странно. По-моему, это условная дата, как, впрочем, и все даты, с ним связанные. Саша — человек вне возраста… Знаете, я видела сегодня в зале взрослых мужиков со слезами на глазах — и это меня тронуло. Но у самой почему-то совсем не было желания всплакнуть. Наоборот, ждала чего-то светлого, позитива, а поскольку этого на вечере было в полной мере, хотелось улыбаться и просто радоваться Сашиному празднику. Конечно, порой мне бывает очень плохо, такая тоска наваливается. Особенно когда происходят разногласия с кем-то. Думаю: «Эх, вот был бы Саша…» Безумно не хватает его, умеющего все разрулить как нужно и любой конфликт преобразовать в мир и комфорт. Удивительный миротворец… Пять с половиной лет уже прошло с тех пор, как Саша ушел из жизни, а у меня и сейчас ощущение, что он живой. Кажется, просто уехал куда-то далеко, и контакт наш не прервался — у меня с ним словно телемост… Ну вот, а голос все-таки начинает предательски дрожать. Простите…» Все присутствующие сошлись в том, что Александр Абдулов жил ярко, азартно, импровизационно — что называется, на всю катушку. «Никогда не забуду потрясающие абдуловские посиделки на даче во Внуково, — говорила Лариса Долина. — Словно луч света врывался в жизнь. В компании его бесчисленных друзей было настолько интересно, что время реально улетучивалось. Конечно же, стержнем был Саша — ярчайшая личность, настоящий мужчина. (С улыбкой.) Единственный на свете человек, называвший меня Лялей… Нет, не хочу говорить о нем в прошедшем времени…» «А это и невозможно, — поддержала Любовь Казарновская, — у таких людей его не бывает». «Как Саша умел дружить! — вспоминал Сергей Степанченко. — Помогал всегда всем и во всем. Не ожидая благодарности. Обожал сюрпризы. Однажды перед моим днем рождения вдруг сказал: «Не готовь ничего, просто приезжай ко мне на дачу». А спорить с ним бесполезно. Приезжаю во Внуково, а там!.. Столы ломятся от еды, вино рекой, куча гостей… Когда Саша умер, образовалась невосполнимая пустота, ощущение, будто из груди вырвали кусок сердца…» Не скрывал эмоций и Марк Захаров: «На Ваганьковском, когда гроб опускали в землю, я в отчаянии закричал, не помню что — припадок был истерический… А вот сейчас хочу сказать спокойно и осмысленно: я счастлив тем, что был свидетелем выдающихся свершений выдающегося русского артиста Александра Гавриловича Абдулова. Он был очень талантлив. Он был красив, остроумен, добр…» О доброте сына, утирая слезы, говорила и 92-летняя мама артиста Людмила Александровна: «Саша никогда ничего не жалел для друзей. Буквально штаны последние готов снять с себя. Как-то — он тогда еще был мальчишкой — я заметила, что исчезли его вторые брюки. Спрашиваю: «Где они, сынок?» А он в ответ: «Приятелю одному отдал — ему совсем нечего носить…» Друзей у Саши всю жизнь было много, очень любил их. (С тенью улыбки.) И, чего уж лукавить, женщин тоже любил. И также всем помогал… Очень насыщенно жил…» Александр Збруев обратился с благодарностью к матери именинника — и весь зал приветствовал Людмилу Александровну стоя. «Для Саши мама всегда много значила, — рассказал Александр Викторович. — Он заботился о ней, оберегал, опекал. По нескольку раз в день звонил. И если что — все бросал и мчался к ней…» А про свои отношения с Абдуловым артист говорил с улыбкой: «Едва Саша пришел в театр, все девушки немедленно отвернулись от меня и Янковского и повернулись к нему…» Иосиф Кобзон рассказал о своем знакомстве с Абдуловым во время круиза на теплоходе: «Он тут же стал всеобщим любимцем. Все время шутил, провоцировал меня на розыгрыш одного приятеля и подавал пример, постоянно воруя у него камеру…» Завершил свой рассказ Иосиф Давыдович исполнением песни Розенбаума «Вечерняя застольная» с пронзительными словами «Поднимем эту чашу за детей наших <…> За друга, не дожившего до дней этих, за память, что живет с нами». Выступление певец посвятил «двум очаровательным женщинам: жене Александра Юле и его шестилетней дочке Женечке». О том, что Абдулов уникум, говорил и Леонид Ярмольник. Он даже составил вопросник, адресованный другу: «Как успевать делать за сутки то, на что у других уходят недели?», «Как жить, чтобы тебе все были рады?», «Как быть единственным и неповторимым?», «Как суметь принадлежать всем, кроме себя самого?»… И сам же дал ответ на все вопросы: «Для этого надо быть Александром Абдуловым!» По завершении концерта всех пригласили за стол — именно так непременно поступил бы именинник. Человек, умеющий своей энергией, талантом, легкостью, шутками, обаянием заряжать всех. Как при жизни, так и после смерти… И верно заметил Сергей Гармаш: «такое ощущение, будто сегодня Саша здесь, сидит где-то на галерке и наблюдает за происходящим».

Загрузка...