Онлайн-журнал о шоу-бизнесе России, новости звезд, кино и телевидения

Игра разрушила мою семью

0

html

Ненавижу компьютеры! Все. Оптом. И поодиночке — тоже ненавижу! Отдельно терпеть не могу эти их специальные телевизоры по имени мониторы. Презираю пластиковую загогулину, которую по недоразумению называют мышкой. Ее коврик разорвала бы на мелкие кусочки! А более всего меня выводит из себя та здоровенная штуковина, которая стоит у мужа под письменным столом, — из-за нее мне не удается нормально пропылесосить в этом углу, потому что Олег строго-настрого запретил трогать системный блок. Расплодили блоки! А в общем, вся эта куча железяк ни при чем. Проблема в красивых блестящих кругляшках, вернее, в играх, записанных на них, — во всяких там «бродилках», «стрелялках», «тетрисах», «кубисах»… Но с ними еще хоть как-то можно бороться: если Олег сидит за «кубисом», можно громко закричать — с третьего раза услышит. А вот если он открыл какую-нибудь «Цивилизацию» и углубился в войну греков с не греками, или скифов с не скифами, то все: вместо мужа — некая субстанция, которая постанывает и похрюкивает, вскрикивая время от времени «Куда ты, гад, лезешь?!» и «Мочи его, мочи!», а на внешние раздражители в виде крика и поднесенной к носу котлеты не реагирует! А когда-то ведь было время…

 

 С институтом у меня как-то не получилось, а после полиграфического техникума по специальности работать не пошел. Устроился охранником. Дежурил сутки через двое — очень удобно. Остальное время свободен — делай что хочешь. А зарплата вполне приличная.

Свободное время я посвящал своему увлечению — компьютерным играм. Кто хоть один раз «мочил монстров» или играл в «Звездные врата», меня поймет. А кто не играл, с тем и говорить не о чем!

Серьезные отношения с девушками у меня тоже не складывались. Ну познакомлюсь, ну в кино сходим… А дальше? Общих тем почему-то не находилось. Неинтересно мне об актерах и певицах сплетничать, об их особняках и автомобилях, а уж тем более об их романах. Не раз пробовал новую девушку привести домой, посадить рядом, поиграть с ней в какую-нибудь простенькую «бродилочку», а девушка думает: раз я не лезу целоваться или после поцелуев приглашаю за компьютер — значит, она мне не нравится. Обиды начинаются, вопросы типа «Почему ты меня не любишь?», губки надутые… Скукотища! Лучше одному… Хотя я не терял надежду найти родную душу в девичьем теле. И однажды я ее встретил, практически не сходя с рабочего места!

 

 Если бы в тот день, когда мы познакомились с Олегом, кто-нибудь сказал мне, что соперницей, разрушающей мой брак, станет отнюдь не длинноногая красотка — дочь папы-олигарха, а бессловесная куча железяк, — в лицо бы ему рассмеялась! Я-то, наивная, думала: не может человек спокойно сидеть, уткнувшись в экран компьютера, когда рядом с ним такая сексапильная, нежная, страстная, в эротичном белье — я то есть… Оказывается, может, дорогие мои, может! А ведь поначалу меня это его увлечение и привлекло. Ну, разумеется, после его серых глаз с длинными ресницами, низкого мягкого голоса, которым он так чувственно произносил мое имя: «Виктория…» После его упругих губ и удивительной изощренности в постели…

Представляете: обычный охранник в торговом зале, а такое интеллектуальное увлечение! Олежек прекрасно, я бы даже сказала, в совершенстве знал историю всяких древних войн и мог часами рассуждать, что и как он сделал бы на месте этих несмышленых древних греков или каких-нибудь других троянцев…

 

 В Викусю я влюбился сразу же, как только она перевязала мне руку и сделала укол. Мы с этой девушкой работаем вместе в огромном супермаркете, однако раньше никогда не пересекались. Я охранник в торговом зале, а Вика — медсестра в нашем медпункте. Сидит там тихо, как мышка, журналы «о жизни» почитывает. Несчастных случаев, слава Богу, не происходит, а другой работы у нее и нет никакой.

А в тот день один весьма нетрезвый покупатель разбил бутылку пива прямо у меня под ногами и даже извинялся, а сам чуть не грохнулся в лужу с осколками. Я его поддержал под руку, но на ногах не удержался. В результате — порез, кровища, медпункт и синие Викулины глаза… Я в них заглянул — как в небо упал! Помните, как в одном фантастическом романе: кликнул мышкой — и ушел в глубину? Вот и я в нее ушел… С головой и навсегда… В любовь.

На следующий день вечером (а это был мой день отдыха) я пришел к Вике в медпункт якобы на перевязку. В самом конце рабочего дня. А в руках — огроменный пакет с сюрпризом. Пока Вика мне руку перевязывала, я смотрел на нее и таял: милая такая, простая, улыбчивая… И тут же пригласил ее на свидание — все равно ведь рабочий день закончился. Она сразу же согласилась! Тут я и достал свой сюрприз-секрет: букет роз, нежно-розовых, как ее щечки…

И мы пошли в кафе. Я рассказывал Викуле о своем увлечении виртуальными играми, а она слушала внимательно и вопросы потешные задавала, всему искренне удивляясь. Никогда раньше не встречал такой классной девушки! Я уже мечтал, как мы поженимся и я куплю второй комп, установлю сеть, и мы будем с Викой играть вдвоем, в паре.

 

 Однажды Олег примчался ко мне в обеденный перерыв возбужденно-окрыленный.

Викуся, у меня такая новость! Такая новость… — Глаза его горели, волосы стояли дыбом, как наэлектризованные. Я уже подумала, что он получил наследство, купил трехкомнатную квартиру в элитном доме и сейчас сделает мне предложение руки, сердца и всего имущества, и приготовилась сказать «да»…

Я на такой сайт набрел! На такой форум! Там и квесты, и аркады, и… — воскликнул Олежек.

Тут у меня возникло ощущение, что любимый перешел на китайский язык. Или на марсианский. Во всяком случае, я этот язык точно не знала, ибо не поняла ни одного слова. Уже хотела остановить поток его красноречия каким-нибудь тонким вопросом вроде: «Милый, а что ты мне подаришь к свадьбе?», но вспомнила, как моя бабушка учила меня: «Викуля, помни: всегда разделяй увлечения супруга, и твоя семейная жизнь будет крепче стали!» Бабуля знала, о чем говорит: она четырежды побывала в браке и со всеми своими мужьями жила счастливо до самой их естественной кончины…

И я взяла любимого под локоток, сделала большие глаза, захлопала ресницами, демонстрируя новую удлиняющую тушь, и прошептала с придыханием:

Боже, как захватывающе! Это же беззззумно интересно!

Олег запнулся на полуслове и ошалело уставился на меня.

Правда? — На его лице расплылась счастливая улыбка до самых ушей, и уши тоже зашевелились от удовольствия. — Тебе интересно?

Конечно, любимый! — ответила я томно. — Ты у меня такой умный! — добавила я на всякий случай беспроигрышную фразу.

Я поцеловала его в щечку, а он меня — в лобик, а я его — в губы, и он меня — в губы, и еще раз в губы… Расстегнул одну пуговку на блузке, и еще одну… Я уже подумывала, а не расстегнуть ли мне ремень на его брюках, но тут в мой медкабинет ввалилась Томка из отдела внешней рекламы со своим дурацким «Пошли кофе выпьем»!..

Однако любимый клюнул на восхваление своего ума и тем же вечером сделал мне наконец долгожданное предложение! Разумеется, я согласилась. И подумала: пусть уж лучше играет на своем компьютере, чем ходит по барам и знакомится с девчонками!

Представляете, своими рукам впустила в свою семью соперницу! Соперника… Соперников…

 

 Не знаю, когда это произошло. После свадьбы Вика постепенно перестала меня понимать. А ведь поначалу она казалась мне истинно родственной душой, и я очень надеялся, что Вика разделит мои пристрастия! У меня теперь был другой график, и мы ездили вместе с работы, на работу и могли проводить вместе вечера и выходные. После рабочего дня ехали за покупками или сразу возвращались домой. Вика готовила обед, а я включал компьютер. Потом мы садились за стол. Я рассказывал, что происходит в игре, но она уже не хотела слушать. Между нами росла стена отчуждения. А все из-за ее ограниченности! И однажды произошел взрыв.

Вышла новая версия «Царства героев», — говорил я взволнованно за ужином. — Обалденная графика, звуковая карта умопомрачительная — полное ощущение присутствия! Хочешь попробовать? — Я был в таком возбуждении, что размахивал вилкой над столом.

Не маши вилкой! — Виктория схватила меня за руку. — Ты все уже забрызгал соусом! Как стирать — тебе некогда…

Извини, — отложил я вилку.

Я же не сказала, чтобы ты вообще перестал есть! — Вика снова была недовольна. — Может, поговорим?

Но мы разговариваем! — произнес я.

Ты считаешь это разговором? Это монолог! Твой. Ради себя самого. Причем на малоинтересную дурацкую тему! Здоровый мужик, а целыми днями в бирюльки играет! — выпалила она.

 

 Представляете, мы прожили вместе каких-нибудь полгода, но семья у нас фактически не сложилась! Олег проводил все вечера за своим компьютером — я видела только его затылок с торчащими ушами и спину.

Вскоре после свадьбы меня стала все чаще и чаще посещать мысль, что Олег любит только свой компьютер. Мы очень быстро перестали ходить вместе

в кино и в гости. По мнению Олега, кино гораздо менее интересно, чем его игрища. Ему было неинтересно в гостях, муж тяготился разговорами, и в его глазах я читала тоску по компу. Буквально маленькие мониторчики в них прыгали! Олег хотел быть только с ним и перед ним, любимым и единственным, — перед монитором! Временами мне даже казалось, что его он хотел больше, чем меня. А когда Олег называл меня своей мышкой, я почему-то думала, что у него возникают ассоциации не с милой серенькой зверушкой, а все с той же пластиковой загогулиной, расположившейся на коврике…

Дошло до того, что я стала ходить в гости одна, потому что с ним было просто нудно: Олег разговаривал лишь об одном… Вначале это было даже забавно: встречаемся мы с друзьями или родственниками, а он начинает взахлеб рассказывать про возможности каких-то «пентиумов», «виндов» и «апгрэйдов». Своими рассказами он заинтересовал сыновей моего брата и подсадил мальчишек на все эти «Звездные войны» и «Цивилизации». Одно хорошо: дети хотя бы на некоторое время оставляли взрослых в покое. Но сколько же можно слушать одно и то же? Когда знакомые и близкие начали слегка над ним подшучивать, а мой брат назвал его драконоборцем, он вообще жутко обиделся! Куда бы мы ни приходили, он везде искал момент, чтобы только добраться к компьютеру хозяев, и прилипал к монитору, а остальные сидели за столом и старались не смотреть на меня с сочувствием. В конце концов я устала разделять интересы любимого, не выдержала вида его постоянно повернутого ко мне затылка и закатила ему грандиозный скандал.

 

Вот так-так! Это было жестокое разочарование! Я-то думал, что нашел родственную душу, что она разделит мое увлечение играми… А ей, оказывается, не хватает разговоров! Я сделал  титаническое усилие над собой, сконцентрировав внимание.

А о чем ты хочешь поговорить?

Например, о нас, о нашей жизни, о наших близких. Знаешь, например, что мой брат Коля собирается жениться?

Колю я знал, но мне было в высшей степени все равно, женится он или так и умрет холостяком. Холостяком даже предпочтительнее. Позвонить ему, что ли, и отговорить? Пусть учится на моих ошибках, пока не поздно…

Вика засыпала меня вопросами, сплетнями и другими мелочами, а я молчал, сочиняя речь для Коли. Молчание, по мнению Вики, означало несогласие с ней, что всегда приводило к ссоре. Буря неумолимо надвигалась.

После ужина я закрылся в комнате, включил компьютер. Мне было жаль, что так вышло. Я не хотел обижать Викулю, я ее любил, но игра быстро уводила меня в иной мир, где я был хозяином ситуаций и судеб, и это было гораздо интереснее и увлекательнее реальности…

Не знаю, который был час. На улице стояла ночь, а я летал в межзвездном пространстве, и меня атаковал инопланетный корабль. По лицу тек пот, сердце колотилось: сейчас… еще немного… победа будет за нами!.. Вдруг монитор сказал «Ой!» и погас. Я чуть сознание не потерял, услышав чей-то голос! Около меня стояла Вика и держала в руках кабель, выдернутый из гнезда. Монитор и компьютер умерли.

Конец войне, мой господин! — сказала Вика строго. — Ты знаешь, который час? Хватит! Пора спать!

Я подскочил к ней. Во мне еще бурлил адреналин. Я, выкрутив жене руку, вырвал у нее шнур, хотя был готов ее просто убить! Все испортила, курица несчастная!

Что ты сделала, идиотка?! — закричал я и со злостью отпихнул ее к стене.

Вика ударилась, вскрикнув от боли. «Так тебе и надо!» — подумал я. У меня гудело в ушах. Я был в ярости.

Ты все испортила! Мы почти победили, перешли на двенадцатый уровень, а ты… Ненавижу! Сейчас ты у меня узнаешь! —Я вытянул из шкафа ее любимое платье и, зная, что она долго на него копила, с удовольствием разодрал эту яркую тряпку в мелкие клочья. — Держи! — бросил я жене ворох лоскутов. — Мы квиты! И больше никогда даже не дотрагивайся до моего компьютера!

Она выбежала из комнаты, заперлась в ванной. Кажется, она плакала. Но мне ничуть не было ее жаль. Так ей и надо! Пусть радуется, что легко отделалась! В следующий раз получит! Такую игру сорвала! Если бы любила меня хоть чуть-чуть, то никогда бы не полезла… А ведь притворялась, что ей интересно! Нет, все-таки не стоило жениться! Был бы сейчас свободен…

Женщинам никогда нас не понять…

 

 Я долго плакала, закрывшись в ванной. Вспоминала наши первые встречи… Каким Олег был ласковым, как уморительно рассказывал о своем увлечении… И тут меня осенило. Вот! Вот в чем корень зла! Олег просто болен. Это как наркотики — своего рода зависимость! Неизлечимая болезнь. Или все же… излечимая?

Я позвонила Томке (она была в курсе моих проблем): «Тома, можно я у тебя переночую?» «Давай! — ответила подруга. — Устроим девичник на двоих».

Твой Олежек хороший парень, умница и добряк, — вещала Томка. — Но ты права: он болен и, видно, уже давно. Скажи честно, подруга, ты его хочешь бросить? Или дадим шанс?

Он меня ударил! — вскипела я. — И платье порвал. Не прощу!

Тома отмахнулась от моего замечания.

Подумаешь! Платье — тряпка. Ты по сути отвечай! Ты его еще любишь?

Я призадумалась. Вспомнила, каким Олежек бывает нежным, как мне хорошо с ним в постели…

Наверное, люблю…

Тогда будем за него бороться! Вот, смотри, это телефоны доверия для людей со всякими зависимостями. Они звонят, приходят на прием к психологу, беседуют, встречаются с «товарищами по мании», лечатся и избавляются. То есть люди ищут решение. Почему бы

и вам не попытаться? Тем более что все занятия в таких группах анонимные — можно не комплексовать и не стесняться. Позвони и запиши своего Олега на консультацию.

Я нахмурилась, потом сказала:

Не буду! Пусть сам… Понимаешь, Тома, он должен САМ прийти к осознанию болезненной зависимости! Иначе все психологи и психиатры ничем не помогут… Но за телефон спасибо.

Утром перед работой я заехала домой. Олег спал на моей половине кровати, обнимая мою подушку. На его лице застыло выражение какой-то детской обиды, будто у маленького ребенка отняли игрушку или не дали конфетку… Я не стала его будить, достала чемодан, собрала некоторые свои вещи, на его компьютер прикрепила адрес и номер телефона психиатра, который лечит от всяких «маний», тихо прикрыла за собой дверь… Олег даже не пошевелился. Такси ждало под домом. Я так устала бороться! Поживу пока у Томки. Может, Олег одумается? Может, вспомнит о наших чувствах, о планах на будущее и вместо борьбы с ненастоящими рисованными врагами переборет свой реальный недуг? Пока он окончательно не проиграл наш брак, нашу любовь и свою собственную жизнь.

Виктория Н., 27 лет

Олег Н., 27 лет

Загрузка...