Онлайн-журнал о шоу-бизнесе России, новости звезд, кино и телевидения

«Неблагодарная» Валя

Не знаю, как так вышло, но бывший муж и его мать по-прежнему считают меня родственницей. Правда, родственницей бедной – из тех, кем можно без конца помыкать…

Я поставила на грязный пол тяжелые сумки и с тоской перечитала объявление: «Лифт не работает». Может, Коля дома? Только бы опять не отключил мобильник.

— Коля! — обрадовалась я, когда ответил знакомый голос. — Спустись, пожалуйста, помоги мне продукты донести.

Бывший муж пробубнил что-то невразумительное, поэтому пришлось еще раз повторить просьбу.

— Валь, ну ты че? Если я с девятого этажа спущусь, то назад точно не поднимусь, — простонал он. — Ноги ни к черту.

«Голова у тебя ни к черту, — вздохнула мысленно. — Пить надо меньше».

Подхватила сумки и медленно пошла наверх.

Замуж я вышла в восемнадцать лет. Колю любила до безумия. Мысль о том, что брак со мной для него мезальянс, не приходила в мою, тогда еще хорошенькую молоденькую голову. Кроме красоты, предложить мне было нечего. Он — дипломированный специалист, сын обеспеченных родителей. Я — простая девчонка из неблагополучной семьи, едва окончившая школу.

В день свадьбы свекровь продемонстрировала гостям нашу комнату и торжественно объявила, что теперь у нее появилась дочь. Помню, как она притянула меня к себе холодными, унизанными перстнями пальцами и звонко чмокнула в лоб.

— Теперь ты член нашей семьи, — громко сообщила она.

Гости одобрительно загудели.

Только моя мама, тихая, суетливая, запуганная и забитая мужем-алкоголиком, тяжело вздыхала:

— Бросит он тебя, Валька, — шепотом сокрушалась она. — Наиграется, натешится и бросит.

Я старалась быть образцовой женой. С мужем не спорила, свекровь слушалась. Мыла, стирала, выбивала ковры, которыми была устлана вся квартира до самой кухни. Свекровь посокрушалась, что у меня ни образования, ни профессии, и отправила в училище, овладевать поварским искусством. Через пару лет мой предприимчивый муж купил отдельное жилье, и мы переехали. Я родила дочь, но не переставала помогать матери мужа: свекр тяжело заболел, и моя помощь требовалась все чаще и чаще.

На девятый год семейной жизни Коля объявил, что мы разводимся. До меня и раньше доходили слухи о его изменах, но я не желала ничего слышать и знать. Этого просто не могло быть. Завидуют нашему счастью, достатку, вот и болтают гадости, наивно думала я. Знала, что Коля любит меня и нашу малышку.

Наверное, та женщина была особенная, раз он решился бросить нас с дочкой. Позже сам рассказывал, что живя с ней, тоже заводил подружек на стороне. Скорее всего, женщины не столько любили Колю, сколько его деньги: после нашего развода он с новой женой переехал поближе к столице, расширил бизнес и зажил на широкую ногу.

А тогда мне казалось, что жизнь кончена. Я не устраивала скандалов, не умоляла его вернуться, не упрекала разлучницу. Просто сидела дома и плакала не в силах остановиться.

— Хватит реветь! — возмущалась свекровь. — Рохля, размазня! Хочешь вернуть мужа — так делай хоть что-нибудь. Иди к ней на работу, домой — пусть все знают, какая змея эта Нинка! Позови Колю, поговори… у вас ребенок растет, а он, кот блудливый, разводиться надумал. И приведи себя в порядок, в конце концов, смотреть страшно.

Дочку она забрала к себе.

— Истери одна. Успокоишься — заберешь, — отрезала свекровь. — Доведешь мою внученьку до нервного срыва своими стонами.

Из депрессии меня вывела болезнь матери. Срочно понадобились деньги, лекарства, дорогая диагностика, но у меня уже не было обеспеченного мужа. Чтобы заработать, пришла проситься поварихой в ближайший от дома ресторан.

— Говоришь, опыта нет, — улыбнулась круглолицая пышнотелая хозяйка. — Ничего, опыт — дело наживное. Оформляй санитарную книжку и приходи, жду.

Я была безотказной работницей. Надо остаться еще на несколько часов? Согласна, только ребенка из садика заберу. Выйти на работу ночью, чтобы подготовить срочно заказанный банкет? Пожалуйста. Доченька спала тут же, в подсобке. Отводить ее к свекрови слишком часто я стеснялась, а доверить своему отцу не могла.

Вскоре мамы не стало: не помогли ни лекарства, ни связи свекрови в медицинских кругах. Отец на удивление быстро нашел себе женщину и уехал к ней в село.

Со временем я нашла более высокооплачиваемую работу, сделала ремонт в квартире, чтобы ничего не напоминало о прошлой замужней жизни. Появились романы. Короткие и ни к чему не обязывающие, они придавали мне уверенности в себе. У меня больше не дрожали руки, не подкатывал ком к горлу, когда звонил Коля. Передавала трубку дочери и продолжала заниматься своими делами как ни в чем не бывало. К свекрови приходила только по приглашению: помочь с генеральной уборкой, наготовить еды на очередной семейный праздник.

— Умница ты наша, — довольно замечала свекровь, оглядывая красиво сервированный стол. — Может, зайдешь вечером? Ты же всех родственников знаешь. Доченьку приведешь. Пусть посмотрят, как выросла наша девочка.

Я неизменно отказывалась, ссылаясь на занятость.

— Тогда хоть салатиков себе положи, чтобы сегодня не готовить, — предлагала свекровь.

— Спасибо, не надо.

Не хватало еще, чтобы она платила мне за помощь едой! На прощание она непременно демонстрировала очередную стопку фотографий. Фото Колиной жены и сына, их нового дома, ее машины, его машины и так далее. Я терпела: свекровь обожала сына и не могла не похвастаться его достижениями.

Когда свекра не стало, свекровь решила переехать жить к сыну. Весной я помогала собирать вещи, заказывала контейнер и грузчиков. Но осенью она вернулась.

— Не могу я с ними, — жаловалась она. — Уж лучше одна, но сама себе хозяйка.

Навещая мать пару раз в год, Коля всегда заходил к нам. В детстве дочь радовалась папе и подаркам, которые он приносил, но последние годы эти встречи ее тяготили. Сложно разговаривать «ни о чем» с практически чужим мужчиной.

— Опять ее дома нет? — злился бывший. — Твое воспитание! Позвони, скажи, что отец приехал.

— Какой же ты ей отец? — удивлялась я. — Два раза в год видитесь.

— Зато алименты регулярно плачу!

— Не плати, — я равнодушно пожимала плечами. — Мы переживем.

«Ей с Сергеем общаться интереснее, чем с тобой», — добавила мысленно.

Сергея я встретила зимой. Наш бурный роман плавно перешел в надежную и устойчивую связь. Жизнь, как радуга, засияла новыми красками. Иногда, якобы по делу, он заходил ко мне домой. Мы тщательно скрывали от дочери свои отношения, пока не попались самым банальным образом: в музыкальной школе отменили занятия.

— Ой, мама! Вы как дети, чесслово! Детский сад, штаны на лямках! Ты что, действительно думала, будто я ничего не знаю?

— Вообще-то, да, — смущенно промямлила я.

— Выходите из подполья, — веселилась дочь. — Про вашу любовь-морковь давно все в курсе, и соседи тоже!

С тех пор Сергей иногда оставался у нас ночевать.

Свекровь заболела внезапно. Утром мне позвонили из больницы, скороговоркой сообщили, какие документы принести и куда явиться. Чтобы обеспечить ей уход, пришлось просить на работе отпуск. Коля обещал приехать, как только сможет. Смог он только через месяц, к выписке. К тому времени его мама чувствовала себя намного лучше: могла самостоятельно передвигаться по квартире, поесть, попить чаю. Смотрела телевизор и даже созванивалась с подружками.

— Я выхожу на работу, — сказала я бывшему.

Положила на тумбочку ключи от квартиры и повернулась к свекрови:

— Если нужна помощь, звоните.

И она стала звонить. Утром — чтобы я по дороге на работу зашла в аптеку. Днем — чтобы после работы принесла продуктов и сготовила. Вечером — пожаловаться на постоянно пьяного сына. Ночью — просто поговорить.

— Зачем ты туда ходишь? — поражался Сергей. — Вы чужие люди, и, между прочим, к ней сын приехал. Не ухаживает? Пусть вызовут новую невестку, причем тут ты?

— Я перед ней в долгу. Было время, когда она тоже мне помогала, — твердила я.

— Ты давно расплатилась по всем счетам. С процентами, — заметил он.

И в тот день, поднимая на девятый этаж сумки с продуктами, я с тоской думала: когда же это закончится? В выходные мы собирались поехать на турбазу. Но, боюсь, три дня без меня свекровь не обойдется. Отменить поездку? Обидятся Сергей и дочь. У них запланированы приятные мероприятия: прогулка по лесу, шашлык, посиделки вечером у костра.

Коля ждал меня у распахнутой двери:

— Валь, не раздевайся. Сходи за пивом, — он протянул деньги.

— Обойдешься, — разозлилась я.

В коридор медленно вошла свекровь:

— Пришла, наконец, — вздохнула она. — Я, между прочим, два дня супа не ела.

Я привычно закатала рукава. Грязная посуда, липкие пятна на полу. Хоть бы чашки помыли!

Пока я варила бульон и прибирала кухню, свекровь сидела рядом, жаловалась на сына:

— Какой из него помощник, самому нянька нужна, — сокрушалась она. — Пусть уж уезжает к жене, она хоть пьянствовать не даст. Звонила вчера, говорит, дела плохи: бизнес вот-вот партнер к рукам приберет. А ты, Валентина, готовь комнату для бывшей свекрови.

— Что? — поразилась я и выронила скользкую тарелку.

— То! — в кухню вошел Коля. — Я уеду, а мать куда? К тебе жить пойдет.

Я оглядела обоих: они были совершенно серьезны.

— Нет. У вас есть сын, невестка — с ними и живите, — твердо сказала я.

— Ты че, — протянул Коля, — Нинка такого, — он кивнул на упаковки с лекарствами, — не любит.

Я выключила воду и пошла в прихожую. Быстро оделась.

— Не звоните мне больше. Справляйтесь сами. Не получится — вызывайте Нину, наймите помощницу, но мне не звоните. Я больше не приду.

В прихожую вошла свекровь, как-то уж очень тяжело держась за стену. Оперлась на Колю, посмотрела с укоризной:

— Неблагодарная, — выдохнула она. — Мы тебя из грязи…

Я, не дослушав, выскочила за дверь. Пробежала несколько пролетов и только потом расплакалась. Сидела на холодном грязном подоконнике, смотрела на тусклый фонарь у подъезда, судорожно всхлипывала. Потом вытерла глаза и достала телефон. Я не буду больше плакать, жалеть себя и лелеять обиду. Позвоню Сереже — пусть приедет за мной. Надо заскочить в супермаркет, купить чего-нибудь вкусненького на турбазу и уголь для мангала. Буду жить своей единственной данной мне жизнью. Пусть «бывшие» забудут обо мне навсегда.

Валентина, 39 лет

Загрузка...