Онлайн-журнал о шоу-бизнесе России, новости звезд, кино и телевидения

Павел Деревянко и Владимир Вдовиченков спасают «Салют»

0

Под Петербургом, в ангаре бывшего автомобильного завода, режиссер Клим Шипенко снимает фильм о покорении космоса. А точнее, о драматических событиях, произошедших в 1985 году, когда советская космическая станция «Салют-7» неожиданно перестала отвечать на сигналы из Центра управления полетами.

Падение станции могло обернуться трагедией с человеческими жертвами и потерей престижа страны. Для предотвращения катастрофы на орбиту отправили Владимира Джанибекова и Виктора Савиных, которые должны были пристыковаться к неуправляемому объекту. Поскольку в картине их биографии немного изменены, то и фамилии иные: Виктор Алехин и Владимир Федоров. Отважных космонавтов в фильме сыграли Владимир Вдовиченков и Павел Деревянко.

Перед съемками продюсеры и режиссер встретились с прототипами героев фильма. «При взгляде на них не скажешь, что они сверхчеловеки, — поделился своими впечатлениями от встречи режиссер Клим Шипенко. — А ведь это так. Потрясающие люди! Все, что они рассказывали нам про космос, станции, ЦУП, было в новинку, хотя в детстве я серьезно увлекался космонавтикой и соответствующую энциклопедию зачитал до дыр. Все-таки не каждый день встречаешься с человеком, который был там».



Павел Деревянко. Фото: Андрей Федечко

Режиссер не стал раскрывать подробности кастинга на главные роли, заметив лишь, что внешнее сходство актеров с прототипами не было решающим фактором. «К пластическому гриму мы специально не прибегали: решили, пусть будет лишь намек на похожую внешность. В этом есть своя изюминка», — сказал он.


Зато к вопросу, во что одеть космонавтов, на площадке подошли со всей серьезностью. Сложнее всего пришлось со скафандрами. «Изготавливать их долго и дорого. Договорились со Звездным городком, и нам дали уже «отлетавшие» скафандры «Сокол», в которых космонавты находятся на старте и приземляются. Жаль только, что непонятно, кому именно они принадлежали, — бирки-то отпороты, — улыбается художник-постановщик Павел Новиков. — А вот скафандр для выхода в открытый космос «Орлан» добыть не удалось. Главным образом из-за веса — под 100 кг. Как выяснилось, его даже не надевают, в него входят, как в дверь. Пришлось создавать модель на компьютере».



Чтобы актеры ощутили невесомость, их посадили в «Ил», на котором они пережили 26 секунд свободного падения. Владимир Вдовиченков. Фото: Андрей Федечко

Компьютерной графики будет много. «А как иначе, если открытого космоса у нас 16 минут? Больше лишь в «Гравитации», — говорит режиссер. — В фильме много сюжетных линий и, соответственно, актеров. Только в сценах в ЦУПе задействовано 70 человек. И всех надо построить, отточить хореографию движения. К тому же обнаружилось, что сцены на станции снимать сложнее. Денег, чтобы все нарисовать, у нас нет. Поэтому нужно было многое придумать: например, как отталкиваться от стен, как взаимодействовать с объектами, останавли­ваться».


Сделать подвесы, имитирующие невесомость, — полдела. Самое сложное — научить актеров правильно двигаться в таких условиях. У создателей картины даже появилась идея снять эти сцены под водой, но бассейн в Центре подготовки космонавтов оказался закрыт на реконструкцию. Пришлось обходиться своими силами. Чтобы актеры на собственной шкуре ощутили невесомость, их посадили в самолет, на котором они десять раз подряд пережили 26 секунд свободного падения. «Мне было не по себе, — смеется Павел Деревянко. — Но инструктор сказал: «Расслабься», и я расслабился. И даже единожды пролетел через салон. Потом я уже спокойно сидел в углу с индивидуальным пакетом». Несмотря на слабый вестибулярный аппарат, актеру приходилось много висеть вниз головой. «Это очень тяжело, — замечает Павел. — Хорошо, что иногда нам помогала команда каскадеров».



Режиссер картины Клим Шипенко уверен в успехе фильма, ведь интерес к космосу у зрителей огромный. Фото: Андрей Федечко

Станцию «Салют-7», ЦУП и квартиры главных героев решено было строить в одном помещении. «Таких объемов мы не нашли ни на одной студии, — рассказывает Павел Новиков. — Так что цех бывшего машинного завода длиной 130 м и высотой 16 м пришелся в самый раз». По словам художника-постановщика, сложность заключалась в том, чтобы придумать особую технологию, позволяющую имитировать невесомость. Для этого декорации надо снимать только вертикально. «Мы нашли отличный выход: все декорационное пространство заключили в металлический каркас и подвесили, — раскрывает секреты Новиков. — Любая секция вынималась, не нарушая целостность общей конструкции».

Прежде чем приступить к воссозданию станции, художники узнали о ней все: вес, габариты, размеры. «Задача оказалась непростой — пришлось поломать голову над тем, как и из чего ее сделать, — смеется Павел. — На самом деле меня поразил внешний вид станции. Она выглядела просто, даже примитивно. Сделано все буквально кувалдой и топором: неэстетично, зато функционально! И надежно — нашими технологиями пользуются до сих пор. Когда я показал режиссеру и продюсерам, как изнутри выглядит космический корабль, они

удивились. Сразу посыпались предложения его осовременить. Так что мы схитрили, сделав его более аккуратным. Да и по площади он превосходит своего аутентичного собрата — на реальной станции бедные космонавты спали в коридоре, прямо около рабочего места».

 

Воссоздать интерьер космического корабля помог Владимир Джанибеков. Он подарил создателям фильма личные фотографии со станции, на которых хорошо видна и вышитая скатерть Светланы Савицкой, и принесенная кем-то хохломская ложечка, и искусственные цветы… «Станция для космонавтов — дом, — говорит Новиков. — Вот они и украшали его как могли, чтобы создать хоть какое-то подобие уюта».



Космос космосом, но в фильме есть и любовная линия. Киношные супруги в исполнении Марии Мироновой и Владимира Вдовиченкова. Фото: Андрей Федечко

В картине присутствуют и настоящие предметы, которые используются в космических кораблях: приборы, панели, инструменты и… питание. «Перепробовали все — пюре, чай, борщ, — вспоминают реквизиторы. — Очень вкусно! Особенно порадовал хлеб, внешне напоминающий гематоген, — такая маленькая буханочка размером 2Х2 см. Что называется, на один укус. Но самый смак — коврижки. Вдовиченков съел все имевшиеся в наличии!»

Несмотря на серьезный подход к съемкам, режиссер уверен, что зрители начнут искать в фильме ляпы и неточности: ведь все, что связано с космосом, вызывает у наших людей повышенный интерес. Он к критике относится спокойно, тем более что главные эксперты — космонавты, побывавшие на станции, — посмотрев проморолик картины, остались работой съемочной группы довольны.

Загрузка...