Онлайн-журнал о шоу-бизнесе России, новости звезд, кино и телевидения

Анжела Марсонс «Кровные узы»

Долгожданный новый детектив британской писательницы, которая в одночасье проснулась знаменитой после публикации первого романа об инспекторе Ким Стоун. «Кровные узы» возвращают нас к событиям из второго романа серии — «Злых игр». Психиатр Александра Торн давно за решеткой, хоть и считает себя гением. Она способна с точностью опытного хирурга нащупать слабые места в психике любого человека, но не для того, чтобы вылечить: человеческие жизни для нее — лишь безграничное поле для жестоких экспериментов. И только инспектору Ким Стоун удалось переиграть ее, и значит, она — достойный соперник. Но кому, как не доктору Торн, знать, что у любого соперника есть слабое место, нужно лишь его найти.  Она дотянется до Ким Стоун даже из-за решетки…

Издательство: Эксмо

Цена: от 430 руб.

Написано пером: «Доктор Александра Торн терпеливо ждала своего солиситора в блоке для свиданий.

Время ожидания она использовала на то, чтобы еще раз проанализировать свое окружение и убедиться в том, что она могла бы попасть в место и похуже этого.

Тюрьма Дрейк-Холл была расположена в Стаффордшире, и во время Второй мировой войны в ее помещениях делали боеприпасы. В шестидесятые годы здесь располагалась мужская тюрьма, которую в середине семидесятых превратили в женскую. В марте 2009 года заведение из полуоткрытого было перепрофилировано в закрытое. Правда, атмосфера здесь мало изменилась, и режим остался практически прежним – например, заключенные могли свободно передвигаться по обнесенной изгородью территории.

В тюрьме находилось 345 заключенных, которые располагались в пятнадцати постройках. Камеры там были в основном одноместными, но встречались и двухместные, и Алекс была благодарна, что сидит именно в такой. От этого зависел весь ее план.

Из-за автомата по продаже кофе появилась чья-то фигура, и Торн приклеила на лицо улыбку. «Неплохо выглядит», –  решила она, следя за тем, как мужчина с улыбкой идет в ее сторону. В отличие от нее у него было больше причин улыбаться.

Фигура пятидесятитрехлетнего мужчины выглядела сухощавой и хорошо тренированной. «Интересно, согласился бы он встретиться со мной в тренажерном зале?» – пришла в голову Александры мимолетная мысль.

Она дала очень точные указания адвокатской конторе «Баррингтон и Хьюм» и теперь имела счастье видеть перед собой самого мистера Дональда Баррингтона. Но за те деньги, которые она им платит, на меньшее Алекс и не рассчитывала.

Она встала и пожала протянутую ей руку, довольная тем, что находится со своим защитником на одном уровне хотя бы в том, что касается их внешнего вида. Его костюм в тонкую полосочку, сшитый на Сэвил-роу , соответствовал ее свитеру от Шанель и брюкам от Диора. В Дрейк-Холле заключенным разрешалось носить свою собственную одежду.

– Как ваши дела, Александра? – спросил адвокат, стараясь держаться свободно.

– Пока держусь, Дональд, – ответила Алекс, опуская глаза.

Чуточка сочувствия еще никому не мешала. Женщина протянула руку и слегка дотронулась до руки юриста.

– Спасибо, что связали меня с Мелвином Троттером. Отличный работник.

Дональд кивнул и поставил свой портфель от «Аспрей»  на стол.

Он посоветовал ей Мелвина Троттера, частного детектива. Его услуги, так же как и услуги мужчины, сидящего перед ней, стоили целое состояние; правда, в отличие от Дональда Мелвин уже стал демонстрировать ей свои результаты. Баррингтону же еще только предстояло доказать свою состоятельность. Это может быть сделано только оправдательным приговором, который вынесет апелляционный суд.

– Дата суда назначена – девятнадцатое ноября, – сообщил адвокат.

Алекс постаралась скрыть охвативший ее гнев. Еще шесть недель, которые ей придется провести в этой дыре из-за какой-то ерундовой ошибки в суждении! И дело не в том, что она не может смириться со своим заключением – если надо, она смирится с чем угодно, – ей просто этого не хотелось. Алекс скучала по своему трехэтажному дому в Хэгли. И по спортивной «БМВ». А еще – по хорошей еде и приятному сексу с симпатичными незнакомцами.

– И каков же наш план? – требовательно спросила она, не уверенная, что у адвоката есть хоть какая-то стратегия.

Для нее самой существовал только один вариант: приговор «невиновна», немедленное освобождение в зале суда и возвращение к прежней жизни. Торн заправила прядь светлых волос за ухо. Волосы были длиннее, чем привыкла Алекс, но в тюрьме она стричься не будет, благодарю покорно!

– Мы все стараемся изо всех сил, Александра, – умиротворяюще ответил Баррингтон.

– Хотелось бы в это верить, Дональд.

Было не очень заметно, чтобы он слишком перенапрягался. Да и стратегия у него явно еще не готова.

Алекс подумала о том, сколько могут стоить услуги королевского адвоката . Ее счет здорово похудел, но он легко пополнится, как только она окажется на свободе и ее доброе имя будет восстановлено. Кроме того, можно будет продать свою обожаемую «БМВ Z4», но это только в самом крайнем случае.

– Вы должны понимать, Александра, что вердикт суда не является чем-то предрешенным, – напомнил ей ее защитник.

Это Торн понимала – и надеялась, что говорится это не для того, чтобы выудить у нее дополнительные деньги. Ее глазам было больно от сверкания его бриллиантовых запонок.

– Но ведь лучше вас никого нет, не так ли, Дональд?

Согласно улыбнувшись, адвокат продемонстрировал идеальные зубы.

– Впереди нас ждет парочка серьезных проблем. Первая – это то, что Руфь Уиллис будет вновь давать показания против вас. Мне трудно объяснить вам, насколько это усложняет наше дело.

Руфь Уиллис была многообещающим предметом для исследований в том эксперименте, который Алекс планировала с того самого момента, как получила степень доктора психиатрии.

Границы человеческой совести всегда были для нее загадкой – не в последнюю очередь потому, что у самой Торн совесть отсутствовала начисто. Будучи социопатом, она родилась без способности чувствовать ее угрызения – то есть могла совершить все что угодно и не чувствовать при этом себя виноватой. Это также означало, что у нее не возникало привязанности ни к одному живому существу. Будучи еще очень молодой, Александра поняла, что ее чувства отличаются от чувств нормальных людей. Да, ей были доступны базовые эмоции , а вот вариативные  – нет. Она не могла ощутить или понять любовь в любом ее проявлении, и это ее полностью устраивало.

Алекс легко могла погрузить какого-нибудь ничего не подозревающего придурка в пучину мучений – и не испытать при этом даже намека на эмпатию. Этот недостаток ни в коем случае не усложнял ей жизнь, но ее всегда влекли к себе люди, поступавшие по совести. Она отобрала несколько человек для участия в своем эксперименте – по счастью для них, все они пребывали в блаженном неведении по этому поводу.

Руфь Уиллис была ее первым кандидатом. В возрасте девятнадцати лет ее жестоко изнасиловали, а в сферу интересов Алекс она попала несколькими годами позже, после того как попыталась убить себя, узнав о том, что ее насильник вышел на свободу.

Много месяцев Александра работала с ней, манипулируя ее эмоциями, пока, наконец, не заставила ее пройти упражнение на визуализацию, которое Руфь выполнила с точностью до запятой и убила своего обидчика.

Отлично, это было именно то, что ждала от нее Алекс. Она ничуть не сомневалась, что Уиллис поступит именно так. Ее больше интересовало, как Руфь будет чувствовать себя после убийства, но эта глупая сука все еще испытывала чувство вины. После всех ужасов пережитого нападения, после того, как насильник навсегда изменил ее жизнь, она все еще чувствовала вину за то, что лишила его жизни.

Сложность человеческих эмоций всегда была для доктора Торн источником замешательства, но в то же время и развлечения.

Для Руфи у нее уже был готов новый план.

– А что, если Руфь Уиллис не даст показаний против меня? – поинтересовалась Александра.

Дональд вздохнул, подумав о других проблемах.

– Даже если мисс Уиллис отпадет, у нас остаются показания детектива-инспектора.

– Маловероятно, – пробормотала женщина.

– Простите?..

– Да так, ничего.

С самого начала Алекс знала, что даже лучшая в стране команда юристов не сможет отмазать ее от обвинения в планировании убийства. Даже команде О. Джея  пришлось бы нелегко, и именно поэтому сама Торн заранее предприняла меры предосторожности. То, что она сама подготовила собственный план, теперь выглядело абсолютно правильным. Ее адвокаты сдались.

Она встала, поблагодарила Баррингтона и вышла из комнаты.

Если все пойдет так, как она на это рассчитывает, то Руфь больше не будет представлять проблемы, а инспектор превратится в нечленораздельно бормочущую развалину, место которой в Грантли , рядом с ее мамашей. Но перед этим Алекс не откажет себе в маленьком развлечении за счет этой сотрудницы полиции.

Когда они встретились впервые, Александра была заинтригована тем мраком, который переполнял инспектора. Это был такой мрак, который ей хотелось исследовать и выставить напоказ.

И она это сделала.

Она уже однажды довела детектива Кимберли Стоун до самого края вменяемости – и была уверена, что сможет сделать это еще раз.

Ведь на этот раз Алекс уже знала, на какие кнопки и как сильно надо давить. И на этот раз привлекательность этой женщины не отвлечет ее от дела.

Больше ошибок не будет».

Загрузка...